Мировой Алтай — имя и дух евразийской идеи

Мировое Древо Алтая

Любая идеология является верой, но здесь предлагается вера научного типа.

Термин «Евразия» следует признать неудачным, поскольку он предполагает вторичность и двусоставность. Западные стратеги назвали свой союз не Еврамериканским, а Атлантическим. ими был создан понятийный центр, вокруг которого концентрируется западная мысль. Геополитической и духовной Евразии нужно другое имя, с которым можно объединять и воодушевлять миллиарды людей. Самое подходящее имя является Алтай — географический и духовный центр континента. (Алтай переводится как родина)

Надо говорить не о «евразийстве», а об алтаизме, алтайской идее, Мировом Алтае. С Алтаем кровно связаны практически все жители большого континента. Духовная опора на этот центр обоснована исторически, она точно уравновешивает страны и культуры, и потому она свободна от всякого смещения сознания национальными пристрастиями. Духовная культура Алтая принципиально противостоит любой узости мышления, будь она национальной, религиозной или идеологической природы.
Алтайский регион является одновременно важнейшим историческим центром кочевых культур Великой Степи между Тураном и Монголией, местом встречи лесных культур сибирских народов, местом стыка пустынных, степных, лесных и горных природных условий, а также местом, исторически связанным с древними земледельческими и духовными центрами Средней Азии, Тибета и Северного Китая. Здесь находится главный источник большинства народов величайшего континента. Если же учесть роль Алтая в формировании общемировой культуры, то наряду с каждым человеком Земли мы сейчас уже можем сказать, что все мы алтайцы.
Если судить по географическому распространению мифа о мировом древе, центром его распространения оказывается именно Алтай. Мировое древо — очень глубокий и древний символ Вселенной. Прежде всего, это древо символизирует единство Вселенной, соединяя Небо и Землю. В древнейших верованиях алтайского региона, которые сейчас называютсятенгрианством, человек возник между Небом и Землёй как их порождение, так что мировое древо символизирует ещё и Человека в его соединении с Природой. Представление о единстве Природы и Человека в славянской культуре называется всеединством и является общим центром мировоззрения всех народов алтайского происхождения. В частности, религиозно-философской основой русской культуры является русский космизм.


Как указание на внутреннее устройство этого всеединства, Мировое Древо символизирует соединение множественных корней прошлого в объединяющий их ствол настоящего, который затем вновь разветвляется во множественные ветви будущего. Физики, знающие о многомировой интерпретации квантовой механики, могут увидеть в этом символе образ мультивселенной. Природа применила эту схему и для эволюции генетического кода, и для развития человеческой культуры. Генетический код двуполых существ развивается по схеме мирового древа, что многократно ускоряет его эволюцию в сравнении с эволюцией однополых видов, которые разветвляют версии кода, но никогда не собирают его воедино из разных источников. А человеческие семьи соединяют как генетические, так и культурные коды родителей, чтобы заложить основу для уникальных индивидуальных культур в каждом из своих детей.
Семья — это малый ствол человеческого мирового древа, вырастающий из соединённых корней предков и распространяющий во все стороны ветви своих потомков, которые одновременно являются корнями будущих семей. Человек не сохраняет своего существования без института семьи, представление о нём как об изолированном индивидууме не имеет научного основания. Мы — ветви живого Мирового Древа, а не атомы идеального газа в пустоте. Родовое представление о самих себе культивируют в индивидуально-либеральных обществах. И они финансируют пропаганду полной свободы людей друг от друга и от своей совести только среди своих рабов и пролетариев, для удобства и удешевления их рыночной покупки.
Есть и великие стволы человеческой истории, соединяющие в один новый народ прежние ветви древних народов. Только так появляются великие культуры, потому что из множества независимых источников можно получить гораздо больше надёжных и взаимно дополняющих знаний, чем из одного. Сильному стволу, который может вырастить длинные ветви, нужны собираемые с большой площади корни. Таким образом, всякому разветвлению предшествует соединение, а всякому соединению — широкое разветвление, позволяющее создать независимые источники опыта о мире.
Для возникновения великого ствола человеческого мира необходимо наличие убежищ, способных на некоторое время уберечь ростки новых идей и общин от слишком суровой конкуренции на первом этапе их существования. Наконец, поблизости должны быть условия для быстрого наращивания богатства и численности идей и людей уже в условиях серьёзной конкуренции, чтобы новая идея, прошедшая этот отбор, получила значительное усиление, которое помогло бы ей проникать в окружающий большой мир и преодолевать его сопротивление.
Важно иметь представление о немыслимой сложности отбора, действующего в Мировом Древе. Все корни прошлого принимаются им к рассмотрению без предварительных условий, но только как самостоятельные корни и только как потенциальные источники для нового.

Пример Мирового Древа, иллюстрирующий сложность выполняемого им отбора, реализован в сообществе современных естественных наук. В нём идёт приближение к идеальной этике науки, зашифрованной американским социологом Робертом Мертоном в виде аббревиатуры CUDOS (communism, universalism, disinterestedness, organized skepticism), то есть «коммунизм, универсализм, незаинтересованность, организованный скептицизм».

  1. Понятие коммунизма или общинности здесь идеал общедоступности добытых наукой благ, а вовсе не конкретную неудачную попытку реализации этого идеала в СССР.

Слишком узкое понятие коммунизма, кроме потребления у нового человека есть и потребность в духовных устремлениях

  1. Универсализм означает приём к рассмотрению новых идей и результатов от кого угодно, независимо от его происхождения, научных рангов и авторитета.
  2. Незаинтересованность означает независимость выводов и заключений от личной заинтересованности учёного в конкретном исходе исследования.
  3. И, наконец, организованный скептицизм — это и есть тот самый тонкий механизм отбора новых идей, который позволяет не разрушать каждый день проверенные системы, не принимать на веру лишнего, но при этом случайно и не отвергнуть революционный новый результат. Он организован внутри личности каждого учёного таким образом, чтобы в любой момент этот скептицизм можно было приглушить и с любопытством прислушаться к новой безумной идее, из которых и состоит весь научный прогресс. При этом безразличная толерантность и формальная политкорректность по отношению к явным заблуждениям столь же губительны для науки, как и их противоположность — догматизм, умственная ксенофобия научного мира. Он был характерен для науки Средневековья и встречается в некоторых современных общественных науках.В качестве более древнего, примера механизма отбора Мирового Древа можно привести развитие национальных культур Большого Алтая, включающего весь центр континента — сложнейших комплексов этических норм и обычаев, знаний, эмоционально-образной картины мира и общества, литературы и искусства, а также выражающих всё это языков.Люди Алтая от рождения не признают такого своего деления на расы, культуры и этносы, которое мешало бы им дружить или любить друг друга. В этом выражается алтайский универсализм, исторически осознаваемый здесь как человеческое всеединство. Но это совершенно не значит, что тут каждого можно заставить полюбить всякого другого, а этносы и традиции исчезают в каком-нибудь «плавильном котле».
    Напротив, личная дружба и здесь весьма избирательна, а  любовь между полами вполне исключительна, национальности и традиции даже и не думают унифицироваться, хотя тысячелетиями находятся тут в самом тесном взаимодействии. Межэтнические браки здесь совершенно обычны с эпохи неолита, но их частота ровно такова, чтобы поддержать высокий уровень взаимодействия культур, не подвергая угрозе их внутреннюю преемственность. И это результат полностью естественный, не подлежащий никакой общественной регуляции уже многие тысячи лет. При этом Алтай в своих фантастических актах творения многократно порождал новые народы, которые рассылал со своей миссией в большой мир, и корни этих народов всегда были множественны.

Алтай первым сформулировал теоретическую идею о  всеобщности нравственного закона и о нормальности мирных отношений между разными племенами и народами, которые нарушаются лишь вследствие их тяжких преступлений перед этим законом.

Алтайская духовная традиция признаёт многокоренное и многотрадиционное происхождение каждого этноса. В этом она противостоит заблуждению о единокровной нации — лжеучению о богоизбранном народе с единственным культурно-генетическим источником.

 

Множество оригинальных культур в их внутренне стройной национальной форме могут обеспечивать независимую проверку каждого нового шага в будущее, который делаетобщество алтайского уровня сложности. И только такие сложные многоструктурные общества способны найти путь для всего человечества. Этого не могут сделать упрощённые мононациональные или без национальные государства, в которых личность в одиночку противостоит монолитной или хаотической общественной системе.
Человечеству необходимо разнообразие этносов и национальностей, как ему необходимо разнообразие оригинальных умов и оригинальных интеллектуальных школ — это всё просто разные уровни структурирования Мирового Древа. И это разнообразие не может сводиться ни ко взаимному игнорированию и конфликту, ни к безразличному смешению. В сложном механизме взаимодействия элементов этого разнообразия и состоит тайна Мирового Древа.
Изоляционистские культуры, построенные на ненависти к иным племенам, верам и обычаям, обречены на исчезновение — их оригинальный научно-технический вклад останется, но их духовное наследие будет отрицательным опытом. Открытые культуры живут долго, они выстраивают свои особые стволы Мирового Древа, которые избирательно питаются от всех доступных им корней, тщательно отбирая по своим критериям полезные и проверенные элементы иных культур, тонко синтезируя новое на основе своего и чужого. И, наконец, толерантные культуры глотают всё самое простое для копирования, теряют собственный исторический опыт и становятся свалками бессмыслицы. Важный урок, свидетельствующий об опасности недооценки сложности Мирового Древа, даёт недавняя история. Требование универсализма или человеческого всеединства всегда приводили Алтай к неприятию классового и кастового разделения, а также к высокой оценке традиционногообщинного сознания народов, которые в основном жили в сельских общинах — как в оседлых земледельческих, так и в кочевых скотоводческих. Это не мешало выстраивать крупномасштабные бесклассовые политические системы, основанные, на степной демократии тюрко-монгольских кочевников или славянских казаков. Но подчинённые им города формировали среду с иной нравственной системой, которая лишала людей алтайского сознания человеческого единства. А подчинение городу земледельцев разрушало и сельскую нравственность.

Город не обладает полноценным само бытием — это всегда только узел окружающей его человеческой среды, нуждающийся в постоянном притоке энергии и духовной силы из окружающего его сельского пространства.
В XX веке глубинное алтайское стремление к восстановлению межнационального и социального единства рода человеческого попалось в ловушку некритического заимствования западных теорий.  Алтайская идея человеческого всеединства была вырвана из сложной и уравновешенной идейной системы Мирового Древа, переименована по-западному в communism и подвергнута такой явной профанации, что даже авторы этой терминологии, начиная с Маркса, были возмущены — но только профанацией своего оригинального communism, конечно. За семьдесят лет идею полностью дискредитировали под этим именем через создание новой кастовой системы — партийно-номенклатурной, подобной западной монополистической корпоративной системе. Поэтому значительная часть советской бюрократии безо всякого труда для своей совести перекрасилась в окологосударственных капиталистических олигархов сразу же после распада Советского Союза. А вотконтинентальным алтайским народам, которые видели в коммунизме свою мечту о человеческом всеединстве, было намного тяжелее — для них это была прежде всего нравственная, а потом уже и геополитическая катастрофа.
Мировое Древо общественной системы невозможно построить топором — это живая система, а не механическая. Идол западного коммунизма, грубо вырубленный в теле алтайского мира, оказался неживым, прогнил и упал.

При всей необходимости обмена, чужие идеи представляют собой только материал для идей своих, этот научный принцип должен быть прочно усвоен.

Мы должны вернуться к исконной алтайской нравственной мечте о человеческом всеединстве и продолжить сложную работу по её воплощению в оптимальной структуре общества, способного к формированию сильного ствола Мирового Древа.

На самом деле очень трудно выстроить такую точно уравновешенную общественную и государственную политику, чтобы она помогала Мировому Древу, а не вредила ему. Множество современных государств стратегически вредят своим народам, не ведая, что творят. При этом нередко самые благие порывы власти и общества в условиях нравственной слепоты ведут народ к катастрофе. Будущее нельзя построить на месте снесённого начисто прошлого, напротив, его выращивают только из корявых корней этого прошлого.
Таким вот образом между Сциллой догматической ксенофобии и Харибдой безразличной толерантности произрастает бесконечно богатое и разнообразное, непостижимое и непредсказуемое творение Алтая, живое Мировое Древо, которому всегда принадлежит будущее.

Имя Алтайских гор можно выводить от слова «алтын» (золото), и ассоциировать с его центральным положением в Евразии (золотая ось).  Алтай считался местом трёхмерного перекрёстка, где наряду с четырьмя сторонами света сходились ещё и направления в Небо и в Землю, соединённые Мировым Древом.
Весь регион Алтая и Алатау, где сходятся границы четырёх современных государств, уже более десяти тысяч лет является уникальной зоной физического, этнического и языкового разнообразия человеческого рода.
Так что алтайская многокультурность — первоисточник и учитель практически всех объединительных движений человечества. Алтай — это уникальный естественный реактор межрасового и межкультурного синтеза, восстанавливающий единство человеческого вида. «Алтай» или «Алатау»- «Вершина соединения природного и человеческого разнообразия».
Алтай в русской устной традиции называли Алатырь-горами, по имени Алатырь-камня, стоящего в центре мира, который иначе назывался «Бел-горюч камень».  По мнению В.В. Мартынова, «Алатырь» — это «al-atar», иранский буквальный перевод сочетания «бел-горюч». Он мог сохраниться в русской мифологии ещё со времён кочевой нераздельности предков современных иранцев, славян, балтов и германцев.
Поскольку камнем славяне могли назвать любую гору или целый горный регион, алтайская гора Белуха вполне подходит под понятие «белый камень», как, впрочем, и вообще весь регион Большого Алтая. Горючим он мог стать по мифологическим причинам, ведь на нём стоит Мировое Древо, у подножия которого течёт огненная река. Что касается латинских слов altum (высокий) и altar (алтарь, возвышение для жертвоприношений путём зажигания огня), то они, возможно, происходят от имени Алтая и принесены в Европу в ходе древних миграций.
Согласно древней славянской модели мира, бел-горюч Алатырь-камень, всем камням отец, стоит в центре мира, на море-окияне, на острове Буяне, на нём растёт Мировое Древо, а из-под камня текут реки, дающие всему миру питание и исцеление — молочные реки с кисельными берегами, источник которых зовётся Беловодьем. Эту систему легенд рассказывали славяне, жившие на берегу Балтийского моря, и многие историки впоследствии решили, что речь идёт об острове именно на этом море, хотя легенды на это никак не указывают.
Заметим, что мечта о молочных реках встречается у множества разных народов по всем окраинам Великой Степи — от румын до якутов..
Учитывая масштаб вселенской картины, в которой Алтай выглядит «камушком» (так зовут Алатырь в некоторых версиях рассказа), следует признать, что и остров Буян — это вовсе не обычный остров на обычном море, а иносказание окружённого мировым океаном огромного евразийского материка, в центре которого и расположен огромный Алатырь — Алтайский регион.

Для древних славян и Алатырь, и Мировое Древо, и Беловодье означали реальную прародину далеко на востоке, за степями, в центре континента. Отметим, что Буян по-древнерусски означает нечто высокое, выдающееся вверх (а вовсе не буйное, как в современном русском языке). Скорее всего, смысл этого названия был в том, чтобы обозначить путь к Небу через высоту Алатыря и Мирового Древа.

Ирония истории проявилась в создании тюрком по происхождению Петром Чаадаевым (возможно, даже чингизидом, потомком хана Чагатая)  идеологии русского западничества XIX века. В первых рядах западников оказался и потомок мурзы Арслана Тургена, писатель Иван Тургенев. Ум Чаадаева отчаянно метался от его природной алтайской тоски по мировому единству, но он совершенно потерялся в той пустоте, которая осталась от русской истории после многовековых вырезаний и подтасовок. И тогда он, как за соломинку, ухватился за концепцию религиозного (то есть католического) единства Европы, давно разработанную ближневосточной традицией специально для умников вроде него. Интересно, что сказали бы эти русские западники, если бы узнали о фашизме грядущего века? Это ведь тоже был западный проект европейского единства.
Но вернёмся в древний Китай. Несмотря на все зачистки китайской истории, следы алтайского проникновения в степную и пустынную зону северного Китая известны — Ордосская культурная традиция создала на металлических изделиях изображения как монгольских, так и европейских лиц, а в пустыне Такла-Макан обнаружены рыжеволосые мумии той эпохи. До начала новой эры в степях от Дуная до Ордоса доминировали скифо-сакские кочевые культуры европеоидных и евромонголоидных смешанных племён, чьи курганы хранят их высокое ювелирное искусство. А в самом центре Алтая, на горном плато Укок, могилы той эпохи хранят в вечной мерзлоте свидетельства величия алтайских культур, разные ветви которого стали важнейшими, хотя и не единственными, корнями большинства народов Евразии.

С приходом алтайского Руха Колесниц можно связать Новое Царство Египта и ветхозаветных религий. Так же  и Ислам, опирался также и на зороастрийскую ветвь Алтайского ствола.
Следует отметить, что ствол Ветхого Завета начал с типичного для всякого нового ствола заблуждения, состоящего в отрицании своих корней.
Древний иудаизм создал письменное учение о богоизбранной нации с единственным мифическим корнем, и тем самым заложил основу для нового типа национальной ксенофобии. Вмешательство алтайских ветвей в разные волны ближневосточного Руха смогло перевести ближневосточную ксенофобию из кровно-биологической в культурно-духовную форму, но не смогло ликвидировать её как таковую. Как христиане, так и мусульмане в определённые периоды своей истории считали естественным преследование и истребление иноверцев за их веру. Такая дикая идея в великих алтайских духовных учениях никогда не могла даже зародиться.
К алтайским ветвям второй волны следует отнести Зороастризм и Буддизм, которые принципиально не делят людей по их происхождению. Через Зороастризм алтайские корни частично проникли в Христианство и Ислам. На идеях алтайского тенгрианства основана китайская концепция Вечного Синего Неба и, в частности, учение даосизма. Индия послужила пространством усиления мирового буддизма, и тем не менее эта страна мир множества духовных культур, во многом несовместимых с буддизмом.
Центром зарождения новой волны движения в начале нашей эры вновь стали Алтайские горы в зоне пересечения степных миграций и торговых путей между Китаем и Европой. Третья волна роста ветвей Алтайского ствола мирового древа связана с формированием древнетюркской культуры, но вовсе не исчерпывается только тюркской историей. Она начинается на много веков раньше — с движения скифов, гуннов и других алтайцев той большой эпохи. Она может быть названа Рухом Рыцарей, поскольку её главной фигурой стал хорошо вооружённый всадник. Максимальному размаху этого движения предшествовало несколько веков развития скифо-сарматских культур, которые можно считать начальной фазой Руха Рыцарей, когда новая алтайская волна уже обретала свою форму на пространствах Великой Степи.
Эти степные культуры обладали значительным духовным и культурным единством, доказанным археологическими находками ювелирных изделий и оружия. Но расовый состав их народов менялся как во времени, так и в пространстве с востока на запад. И очень маловероятно, чтобы все они принадлежали к одной языковой группе — только иранской или только тюркской, например. Из этой степной кочевой среды впоследствии выделились мадьяры, германцы, славяне, аланы, множество индоевропейских народов Средней Азии и севера Индии, тюрки, монголы, а также корейцы и японцы. Сочетание духовного и культурного единства с расовым и языковым разнообразием было совершенно естественным состоянием Алтая, начиная с неолита. А Великая Степь в эту эпоху стала прямым продолжением Алтая.
Максимальную силу Рух Рыцарей приобрёл на основе древнетюркской тяжёлой конницы. Согласно легенде о её появлении, в алтайских горах нашло убежище небольшое племя сборного состава, освоило там обработку железа и сварной стали, после чего вышло из-под господства племён жуаньжуанов и приступило к степной экспансии. Помимо собственно тюркского корня в узком лингвистическом смысле, в процесс формирования великой древнетюркской культуры были вовлечены как минимум корни китайского, индийского, иранского, монгольского и тунгусского происхождения. При этом уже начальное ядро тюркской волны Алтая включало в себя большинство рас Евразии, которые тут соседствуют и заново синтезируются с эпохи неолита.
К результатам третьей волны Алтайского Руха надо отнести все события Средневековья нашего большого континента, которые начались на Алтае уже за века до создания классических тюркских мифов, и закончились только с началом Нового времени. Они включают в себя нашествия гуннов на Китай и Европу, приход алтайских всадников в Корею и Японию, создание западноевропейского рыцарства, переход к оседлости части славян на Дунае и формирование славянского казачества кочевыми славянами, появление тюркских каганатов, хазар и Киевской Руси, а также — создание монгольской империи и всех её империй-потомков, включая Московское царство. При этом произошло формирование множества новых малых стволов мирового древа на основе культурно-генетического синтеза новых алтайских пришельцев и местных народов, в которых уже до того спрессовались один или два предыдущих алтайских Руха (Рух Колесниц смог проехать далеко не везде).
Русь представляла собой совокупность земледельческих угро-финских и балто-славянских племён под властью княжеского рода и его дружины. ..конные дружины находились в тесной родственной и политической связи со степными родами тюрков и кошами других кочевых славян — предков казачества, а русские князья поначалу имели титулы каганов. Изображения на их первых монетах неумело копировали византийские солиды, но при этом князь часто изображался в седле, что подчёркивало главное отличие характера его власти от византийской.
В составе конной руси киевского князя, как и среди мечников (пехоты) или гридников (охранников), могли быть словене (славяне), варяги (викинги) и колбяги (круглоголовые), то есть люди разных культурных корней и расовых ветвей, объединённые верностью князю и Рухом Рыцарей.
Интересно, что из русского языка, в отличие от польского, украинского и белорусского, впоследствии был вытеснен исконный славянский термин «рух» (движение), способный выдать смысл слова «Русь». Слово «русь» означало просто подвижную общность, дружину рыцарей или войско кочевников, без указания на этническую принадлежность её участников. Так что вопрос «Русь, куда ж несёшься ты?» когда-то имел буквальный смысл. Возможно, гений украинца Гоголя сумел его разгадать, но благоразумие имперского подданного не позволило ему опубликовать вывод о кочевых корнях Руси, которые были и корнями славянского казачества. Не исключено, что и германский «Райх» имеет тот же смысл, скрытый от немцев. Оставшиеся в русском языке слова с корнем «рух» имеют узкий смысл с негативной окраской («разрушить», «рухнуть», «рухлядь»), и потому с Русью не ассоциируются. В других же родственных словах этот корень может увидеть только хороший специалист: «рука», «русло», «рысь», «рыскать», «рыцарь», «ристалище», «парус».

Как только Киевская Русь осела в городах и застоялась на месте, она нашла способы отрицания своих корней, которые были не хуже китайских способов забыть вклад приалтайских степняков в китайскую культуру. Как всегда, в ход пошли лжесвидетельства летописцев, из-за которых до сих пор идут поиски истоков России на балтийских островах и в мифических племенах средневековой Швеции.
Рух Рыцарей
разорвал пространственную непрерывность индоевропейских языков, отделив индоиранские языки от Европы степной зоной преобладания тюркских и монгольских языков, которые сейчас включают в языковую семью, называемую алтайской. Похоже, индоевропейская и урало-дравидская семьи имеют не меньше оснований считаться алтайскими. Это не значит, что точно на Алтае находятся самые кончики корней каждого из соответствующих протоязыков. Но именно на Алтае и в соседних лесостепях они обрели силу, всемирное значение и глобальный масштаб, когда попали в алтайский ствол мирового древа и послужили его росту. Третья алтайская волна вытеснила из степей Турана кочевые иранские и санскритские народы на юг, а кочевых предков славян, балтов и германцев, вместе с небольшой частью иранцев — на запад. Самый удобный степной путь из Причерноморья в Западную Европу через Дунайский коридор был долго перекрыт Римской империей, из-за чего миграция большей части германцев и балтов с их постепенным оседанием на землю происходила через север Европы. А вот более позднее пришествие кочевых славян с востока пришлось на эпоху падения Рима и ослабления Константинополя, что позволило им оседать прямо на Дунае, в суровой борьбе и в тесном симбиозе с разными тюркскими народами, начиная с авар и болгар.
Европейские гунны в период разгрома Рима представляли собой  коалицию из германцев, балто-славян, угро-финнов и иранцев под военно-политическим руководством ранних тюрок. Иначе говоря, это был самый коренной Алтай, его Рух Рыцарей после двух степных каскадов отбора и  усиления — туранского и причерноморского. Он шёл под алтайскими символами тенгрианства, прямоугольным равносторонним крестом и под солнечным крестом в виде четырёх расходящихся лучей (георгиевский крест), иногда заключёнными в круг. В Европе эти кресты были перехвачены одной из ветвей Ближневосточного ствола мирового древа — христианской религией. Невероятное разнообразие крестов, приписываемых христианству, наводит на мысль о поглощении им большого числа самых разных культов. Среди них можно обнаружить и зримый символ веры в Мировое Древо, а, следовательно, и в Вечное Синее Небо. Древний православный крест особого «накупольного» типа, точно воспроизведённый на главах Храма Христа Спасителя в Москве, является детальным изображением Мирового Древа, вырастающего из горной вершины, и достигающего своими ветвями и резной листвой небесных светил — Солнца, звёзд и Луны. Некоторые озабочены наличием полумесяца (вроде бы исламского) и формой звёзд на этом символе (вроде бы иудейских), но в целом почему-то принимают его за изображение иерусалимского распятия, не видя бревна Мирового Древа, которое стоит у них прямо в глазах.
Мы же можем любоваться сверкающими куполами и деревами этого храма, как великолепным символом золотого Алтая в самом центре Москвы, посланным нам от общих алтайских духовных предков через добросовестных православных посредников. Историк Н.И.Веселовский писал в работе «О религии татар по русским летописям» (1916) о поклонении золотоордынских тенгрианцев Солнцу и Луне, а также таинственному «кусту, смысл которого мы разгадать теперь не можем». Можно предположить, что кустом в летописях назван изображающий Мировое Древо крест с листвой, подобный крестам на Храме Христа Спасителя.
До гуннов христиане вообще не знали креста в качестве сакрального символа. Название христианской религии происходит от слова «Христос», что значит по-гречески «помазанник», то есть «получивший особую миссию через обряд пролития масла на голову». Однако,пришедшие с Алтая германцы и славяне по случайному созвучию приняли веру в Христа за религию знакомого им креста (англ. и фр. «cross», нем. «kreuz»), и этим немедленно  воспользовался Рим. Римляне с помощью внушительных письменных свидетельств сумели убедить неграмотных алтайских пришельцев в том, что они и есть исконные христиане слегка отклонившейся от истины Арианской ереси. Это было несложно, поскольку тюркские и славянские так называемые язычники уже давно верили в главного небесного Бога. Самая развитая, степная часть германцев (готы, то есть люди Бога) наверняка исповедовала общую небесную веру кочевников, лишь дополненную архаичными пластами германо-алтайской мифологии вроде тех, что описаны в Эддах. Всем им нетрудно было добавить в свою мифологию божьего сына, но почти невозможно было признать его полное равенство с единой высшей сущностью, что и сближало их с арианской концепцией.
Так кочевые алтайцы стали европейскими рыцарями и внесли решающий вклад в создание средневековой духовной культуры, хотя и избегали длительное время письменной учёности и гигиенических навыков средиземноморских жителей. Поскольку первыми в римские земли были загнаны кочевые готы, а назад на просторы степей их уже не пустили славяне и тюрки, германцам пришлось сыграть явную роль в превращении античной Европы в средневековую. Сколько кочевых алан, тюрков, угро-финнов и славян растворились там же без явного культурного следа, можно будет очень приблизительно оценить только по статистическим результатам молекулярно-генетическимх исследований.

…………………………………
Заметим, что исламские миссионеры столь же успешно убеждали других алтайцев на востоке в исконности их исламской веры, опираясь на их тенгрианский монотеизм.Алтайская духовная культура, основанная на прямой вере в Природу и Правду, неоднократно проигрывала господство над умами разным ветвям ближневосточного ствола из-за хитроумной способности последних доказывать что угодно с помощью письменных лжесвидетельств.
Этнические и сословные группы, которые несли Рух Рыцарей прямо от алтайского первоисточника, можно распознать по их обряду посвящения мальчика в сообщество воинов-всадников, включавшему первое пострижение волос на голове и усаживание на коня. Это было посвящением по праву рождения, а не за особые заслуги. Таков был обряд, например, у кельто-сарматских рыцарей короля Артура,

…………

у первой польской династии Пястов, у русских князей и бояр, у всех славянских казаков, у тюркских и монгольских кочевников. А вот посвящение в рыцари мечом, приставленным к шее, является уже вторичным обычаем, который имитирует пленение римлянина и его добровольно-принудительное включение в орду гуннов или готов.
Духовная культура Алтайского Руха Рыцарей, развитая в единой культуре кочевников Великой Степи и унаследованная лучшими умами монгольских, тюркских, уральских, иранских, славянских и германских народов, служила миру драгоценной путеводной звездой, избавляющей от веков исторических заблуждений. Минуя догмы и учения, стержень этой культуры, её Небесный Закон, можно сформулировать всего в двух положениях, подробно раскрытых в отдельной публикации (Мадигожин Д.Т., Аязбаев С.С., Логика Небесного Закона Кок Торе. «Арыс», Алматы, 2012. http://www.dalaruh.kz/articles/view/24). Эти положения в степи были совершенно универсальны и действовали как внутри общины, так и между общинами любой культурной и антропологической принадлежности. Приведём их здесь для тех, кто может их понять и принять без длинных объяснений и доказательств:

Долг свободы: «Сохрани свободу воли».
Долг доверия: «Не обмани доверившегося».

Рух Мореплавателей

Благотворная сложность сплетения в Западной Европе древних и молодых духовных ветвей алтайского ствола (кельтская и германская мифология,   культура степного рыцарства гуннов) и ближневосточного ствола (иудаизм и христианство) привела к созданию здесь нового, западноевропейского ствола мирового древа. Он приобрёл мировое значение после изобретения океанского мореплавания, которое в 15 веке впервые сделало запад Европы мировым перекрёстком путей и перестроило миросистему на доминирование морской торговли. До этого века говорить о глобальном значении Западной Европы было бы преждевременно. Как самостоятельный цивилизационный центр она тогда сильно уступала Алтайскому стволу в военном отношении (континентом правили ветви чингизидов) и Ближневосточному стволу — в культурно-духовном отношении.
С началом географических открытий 15 века умы европейцев открылись, их сознание вышло за пределы полуостровного провинциализма и потребовало нового уровня миропонимания. Для его достижения были использована средневековая традиция христианских религиозных школ, которые назывались университетами и действовали поначалу подобно учебными заведениями других ближневосточных ветвей (иудейской и исламской), обучая студентов в первую очередь своей религиозной традиции. Важным моментом, который   расширил значение средневековых университетов, было вовлечение в их образовательные программы текстов Аристотеля, несводимых к одной лишь ближневосточной традиции и в конечном счёте исходящих из ахейской духовной культуры алтайского Руха Колесниц. Это дало возможность соединения и сопоставления духовных корней разного происхождения.
Но настоящий скачок произошёл только с развитием глобального мореплавания, который привёл к началу первого и пока единственного цикла распространения ветвей Западного ствола мирового древа. Примерно пятьсот лет назад началась первая волна Руха Мореплавателей. Только тогда европейские университеты постепенно эволюционировали в специальные, относительно независимые от власти и церкви институты, искусственно создающие условия для развития местного ствола мирового древа. Они создавались поблизости от средневековых городов, где глобальные морские торговые пути скрещивались и обеспечивали приход новых корней, но при этом университеты по церковной традиции находились в специально организованном отчуждении (автономии) от обыденной торгово-хозяйственной жизни, чтобы обеспечить убежище для начального развития новых идей.Мысли, рождённые здесь в самых способных головах и утвердившиеся в ходе  дискуссий, затем преподавались множеству студентов, жаждавших знаний. Студенты, окончив обучение, приобретали влияние в обществе благодаря уважению к их образованию и усилению их умственных способностей, и тем самым усиливали общественную роль полученных в университете идей. Таким образом, всякий университет вместе со средой приложения сил его выпускников есть искусственная модель Алтая. В  ней представлены все три условия для возникновения малого ствола мирового древа — перекрёсток путей, убежище для зарождения и вынашивания нового, а также система отбора и усиления лучших достижений.
Изначальной задачей настоящего университета является соединение в сознании человека всего многообразия явлений в единую  Вселенную (universum), построение его вселенского мировоззрения, что и отражено в средневековом термине (unum — единый , versatile — многосторонний и изменчивый). Таким образом, европейский университет самим смыслом своего названия прямо ссылается на образ Мирового Древа, соединяющего разнообразие корней в единый ствол и порождающего из этого единения новое многообразие ветвей.
Европейский ствол мирового древа распространил свои ветви по всему миру благодаря морским путям. Колонии и Северная Америка послужили для них пространством отбора и каскадного усиления, как Великая Степь когда-то была пространством отбора и усиления алтайских ветвей. Но, как это часто случалось в истории, новый молодой ствол мирового древа на своём начальном этапе впал в заблуждение ксенофобии. Рух Мореплавателей вывел вперёд представителей ранее отсталой северогерманской культуры благодаря наличию у них технологий водного пиратства. Эта культура сформировалась сначала как специфическая северная ветвь алтайского ствола, что легко прослеживается по германской мифологии. В отличие от степных германцев — готов, которые вместе с гуннами принесли в Европу высокую духовную культуру конного рыцарства, северные германцы долго жили в мрачных болотах, лесах и фьордах, и привыкли к водному грабежу на дубовых лодках-дракарах.
Вода не оставляет следов, поэтому она  позволяет грабить и убивать совершенно безнаказанно, если удаётся покинуть чужой берег до того, как он отреагирует на нападение. Выражения «смыться» и «концы в воду», оставленные в русском языке новгородскими пиратами-ушкуйниками, показывают всю меру безответственности, которая развивается в человеке при возможность нападать с воды и убегать по воде, не выдавая своего имени и не запятнав своей чести, которой у водного разбойника просто нет. Ушкуйник мог сегодня убивать женщин и детей в Костроме, завтра менять кровавое серебро на мёд и меха в Новгороде, а послезавтра отбыть на своей ладье в порты Ганзейского союза для почтенной международной торговли. Нордические германцы тоже много поколений усваивали эту урезанную этику пиратства, основанную на ледяной ненависти к чужим людям и на горячей любви к чужому золоту. Когда германские англы и саксы захватили Британию и истребили там кельто-сарматских рыцарей, они с применением крайней жестокости навязали культурному кельтскому большинству свой язык и искоренили его христианскую веру. Этот успех закрепил пиратскую этику на Западе и позволил ей беспрепятственно распространяться по всему миру на европейских торговых и военных кораблях.

В духовном отношении Запад развивался парадоксально, сразу двумя путями, которые кажутся взаимоисключающими. В университетах и академиях там быстро развивалась алтайская по своему первоисточнику мысль о единстве мира, включая его научное, духовное и человеческое единство. И одновременно корабли западных колонизаторов несли пиратскую идею о принципиальной расчленённости мира на белых господ и небелых рабов, возродив античную работорговлю в самом жестоком виде. Разумеется, это заблуждение не могло не извратить духовную культуру, её породившую. Северогерманские и англосаксонские культуры выработали специфическую ущербно узкую этику, согласно которой гибель ребёнка из иного социального слоя ничего не значит, а вот неуплата денег по письменному обязательству — страшное преступление перед Господом. Они объединили мир в самых простых человеческих устремлениях к хлебу и зрелищам, но при этом расчленили его во всех более высоких сферах человеческого духа. В этом нашла своё отражение безответственность их водного пути, который сохранял односторонний доступ к мировым пространствам за владельцами судов.
Колониальные морские державы Нового Времени принципиально отличались от традиционных континентальных империй полным отсутствием интереса к идее человеческого единства. Алтайский Рух изначально искал способ совместной жизни с соседями, поскольку степной путь никогда не бывает дорогой в одну сторону. Каждая континентальная империя стремилась погасить вражду и вовлечь соседей в свою систему на относительно равных правах, построить свой мир (Pax) между людьми. Отход от принципа человеческого всеединства неизбежно ослаблял континентальную державу и вёл её к гибели. Морская же империя была уверена, что завоёванные народы никогда не достигнут метрополии, потому что находятся почти на другой планете — за океаном. Мир для пиратов и колонизаторов был разорван на части, и этот разрыв поощрял хищнические методы обогащения путём грабежа и эксплуатации заморских рабов. Такое положение дел надолго обеспечило максимальную прибыль для наиболее жестоких и беспринципных людей, а в глазах британской короны пираты обрели рыцарское достоинство. Их узкоплеменное и нравственно низкое сознание на несколько веков оказалось самым экономически эффективным благодаря превосходству в военных технологиях над заморскими народами. Принципиальная разорванность духовного мира морских империй вела к тому, что они даже и не думали о главной алтайской проблеме правильного мироустройства, которое примирило бы всех людей и уничтожило бы войны на Земле.

Очевидно, что это сознание узко, не универсально, архаично, примитивно и морально несостоятельно. Но на нём основана вся современная экономика и даже бухгалтерский учёт. Любой современный деловой человек, хочет он того или нет, делит мир на людей, на которых он зарабатывает, и людей, с которыми у него есть личные отношения. В большом городе эти два мира могут быть разделены даже сильнее, чем два континента разделены морями. И чем лучше человек их разделяет, тем более он успешен — так устроена экономика. Любая бухгалтерия (в том числе и вторая, «реальная» бухгалтерия предпринимателя) фиксирует прибыль по результатам года, как будто жизнь на этом закончена, всю добычу можно превратить в деньги и переехать с ними в параллельный мир.Целостный взгляд на мир требовал бы прогноза будущих убытков на всю обозримую историю и их вычета из доходов уже сейчас. При таком полном учёте человечество избежало бы большинства экономических, экологических и военных кризисов, причина которых лежит в слишком узком горизонте прогнозирования последствий человеческих поступков.
Только одно направление систематически давало отпор пиратской культуре — это путь на восток, к Алтаю. Здесь западная грабительская предприимчивость и расовая ксенофобия напарывались на рыцарское упрямство славян, тюрков, монголов и множества их естественных союзников, которые отнюдь не спешили в рабство. Агрессия всегда бывала в конце концов отбита, и это принуждало Запад не только разрабатывать тайную стратегию разделения и стравливания его восточных противников между собой, но и самому постепенно меняться в лучшую сторону. Всего лишь в прошлом веке почти вся Западная Европа, при всех доступных ей передовых знаниях, накопленных человечеством, впала в заблуждение нордического расизма. Сейчас кажется невероятным, что в прошлом веке идеи национального превосходства германцев привели к гибели многих десятков миллионов людей,включая несчастных евреев, у которых немцы захотели отнять их античное заблуждение богоизбранного народа.
Советский Союз соединил в себе духовные корни разных стволов. В его высоком понятии всеобщего человеческого братства проявилась его древняя алтайская идея всеединства.Алтайский корень Советского Союза сумел спасти человечество от фашизма во Второй мировой войне. Это была вовсе не война национализмов, в которой всегда побеждает худший из них. И это была вовсе не классовая война, обострения которой только ослабляли страну перед лицом внешней агрессии. И уж конечно, не англосаксонская идеология мореплавателей, тогда ещё вполне расистская, победила страшное заблуждение родственной ей германской культуры. Только исконная алтайская идея человеческого всеединства, укоренённая в духовной культуре народов СССР, была естественным и принципиальным врагом западного нацизма прошлого века. И это именно она сплотила весь советский народ и воодушевила мир на борьбу за спасение человечества от  катастрофического заблуждения западной культуры.

Путь в будущее: Рух Мирового Алтая

Все дополнительные великие стволы Мирового Древа, возникшие за последние тысячи лет, из-за своей молодости в сравнении с Алтаем ещё не до конца вышли из стадии первоначальной узости мышления, которая проявляется в приступах догматизма, ксенофобии и разнообразных сочетаниях комплекса превосходства и неполноценности. Ближневосточный ствол увяз в средневековых конфликтах между религиозными сектами, что приводит к реальным кровопролитиям. Западный ствол заблудился в противоречиях духовно ограниченной экономики и ошибках пиратской этики, в целом утратив перспективу и широту взгляда, которые там мелькнули было в конце XX века. Западный индивидуализм в своём последовательном расчленении человечества дошёл до последнего предела, разрезав человеческие семьи и убив их способность к воспроизводству поколений — а это жестокий тупик, безоговорочное свидетельство о смерти данной духовной культуры. Китайский ствол Мирового Древа упорно восстанавливает свою античную самоуверенность, демонстрируя при этом и свою опасную духовную незрелость в вопросах человеческого достоинства и уважения к свободе воли.
Существуют лишь зачатки действительно нового общемирового ствола, который мог бы унаследовать духовную традицию Алтая. Первый из этих зачатков — мировая фундаментальная наука в том её идеальном виде, в котором она ещё далеко не везде воплощена в реальном мире. Современные малые алтайские стволы растут в университетах и научных центрах. Но там они живут как комнатные растения на жалкой искусственной почве, постоянно обрезаемые равнодушными руками. Они объединены мировыми потоками информации, но при этом разъединены потоками денег и волей политических властей. Другой зачаток нового Алтая  — это мир свободного программного обеспечения, который уже сумел превзойти результаты коммерческого программирования и доказать, что даже сугубо технологическое развитие человеческого духа в информационный век не подчиняется потокам денег и приказам власти, как это было в эпоху Руха Мореплавателей.
Наверное, нужно соединение всех этих новых малых Алтаев и традиционного духовного Алтая в новый великий Мировой Алтай, чтобы запустить экспансию его непобедимого Руха. Мировой науке под силу решить любую проблему мировой политики и экономики, если эта проблема поставлена как научно-техническая. Наука может найти и сообщить Правду, если направит на это серьёзные силы. Но только духовная традиция древнего Алтая, спящая в подсознании миллиардов людей, может привести к реализации необходимых выводов из этой Правды. Пока что эта традиция не восстановлена в умах людей после длительной эпохи опустошения алтайского центра континента, последовавшего за последним взрывом Руха Рыцарей.
Эта традиция иногда срабатывает в отдельных людях, сохранивших рыцарское достоинство независимо от заблуждений окружающей их идеологии.
После Хиросимы и Нагасаки лучшие американские учёные ушли из ядерного проекта, изменившего свой смысл и цель. Это дало Советскому Союзу время на достижение термоядерного паритета с США и предотвратило реализацию американского плана «Дропшот» по внезапной массированной ядерной бомбардировке СССР. Моральная ошибка любой из этих сторон грозила бы гибелью мировой цивилизации. К счастью, великие учёные удесятеряют свой талант, если от них зависит спасение мира, но сразу теряют его, если их ставят на службу врагам Мирового Алтая в любой стране.

 Это естественное проявление высокого духа, который не позволяет большим умам служить низким целям любой власти, будь она хоть тоталитарная, хоть демократическая, хоть чисто рыночная и совершенно продажная.
В последние века идёт быстрое изменение путей распространения человеческой культуры. Доминирование морского судоходства сначала было подорвано железными дорогами, а затем полностью сменилось господством авиации и Интернета, для которых почти неважна географическая отдалённость. На наших глазах происходит глобальная информационная революция, а пути культур и людей быстро теряют связь с географическими понятиями. Постепенно исчезают культурные провинции, и скоро неизбежно ослабнут географически заданные культурные столицы. Научные центры создали Интернет, и теперь они уже связываются между собой в мировую сеть следующего поколения. Даже традиционные университеты скоро смогут обойтись без прочной связи с конкретным местом. Что же может послужить эквивалентом перекрёстка торговых путей или морского порта в грядущую информационную эру?
Можно предположить, что такими перекрёстками будут точки в пространстве имён. Потоки информации безграничны, но каждый человек может уделять постоянное внимание всего лишь нескольким именам, людям и понятиям. В огненной реке информационного хаоса его внимание может быть привлечено только знакомым именем, которому он доверяет.
Но в таком случае и все древние стволы мирового древа получают новый шанс на возрождение, поскольку с каждым из них связан глубинный комплекс имён и понятий, притягивающий к ним внимание миллиардов людей во всём мире. А как духовный перекрёсток Мировой Алтай не имеет равных, потому что с ним через прошлое связаны практически все жители нашего континента — от англичан до японцев, от чукчей до индусов и китайцев.
Однако, сама по себе древность понятия — это ещё не всё. Важно и содержание истории, которая с ним связана, важен смысл его духовного послания. Приведём краткий список ценностей, принесённых Алтаем в этот мир, чтобы показать, насколько близко это наследие нашему сознанию и насколько оно ценно для современности и будущего.

1.Алтай решает задачу восстановления единства человечества без  примитивных концепций толерантности и политкорректности и без тоталитарных механизмов насильственной унификации. Алтайский ствол мирового древа имеет многотысячелетний опыт соединения рас, религий и культур в много традиционные общества.

2.Алтай создал древнейшую базовую веру в Небо, Землю и Человека — принципиально неписьменную религиозную систему тенгрианства или «чёрной», глубинной корневой веры, которая дала системное начало всем великим религиям континента. Мировое древо является алтайской моделью Мира и Человека. Но даже когда этот образ прямо не используется в какой-нибудь из религиозных или философских систем, из алтайской духовной традиции в ней унаследован сам принцип небесного господства, который отражает идею единства человечества, имеющего одно небо на всех. Так, Вечное Синее Небо стало флагом Организации Объединённых Наций, которая обычно декларирует алтайские ценности, хотя и не всегда способна им следовать.
3.Алтай в постоянном взаимодействии с Великой Степью создал кочевые тенгрианские общества, напрямую управляемые Небесным Законом — нравственным законом о свободе и доверии, исполнение которого обязательно для природы человека.
4.Алтай создал универсальный метод соединения интеллектуальных результатов разного происхождения в общую систему, тем самым впервые выйдя за пределы религиозного догматизма, враждебного чужой мысли.  Так была создана основа для будущей мировой науки, поначалу — в виде философских систем, способных интегрировать в себе разные духовные источники. Алтайские духовные учения никогда не служили мотивом к религиозным войнам, и они успешно объединяли расы и культуры под своим верховным началом.

 

5.Пути странников алтайского Руха трижды соединяли великий континент в единую миросистему, и каждый раз многократно ускоряли развитие человечества. Западный Рух Мореплавателей пока что сделал эту важную работу единожды, и первый его цикл уже закончен из-за утраты значения морских путей для передачи идей и передвижения людей.
6.Алтай породил саму идею всеобщего мира как способа человеческой жизни и поставил принципиальную задачу её достижения. Ветви Алтайского ствола всегда искали способ примирения враждующих, хотя и не всегда для этого находится мирный способ — часто была нужна непреодолимая третья сила для принуждения к миру. Например, такими алтайскими мирами были Персидская, Монгольская, Российская и Османская империи. У них были свои ошибки и преступления, но в этих империях люди убивали друг друга гораздо меньше, чем убивали до их формирования и, особенно — сразу после их распада.
7.Алтайский корень Советского Союза спас человечество от мирового фашизма прошлого века, и одного этого достаточно, чтобы высоко оценить его значение.

Наконец, подумаем о том, в каком пространстве пойдёт новый Рух Мирового Алтая? По всей видимости, впервые в истории этот процесс будет происходить прямо в информационном пространстве, которое практически напрямую связано с пространством духовным. Мысль уже не нуждается ни в ногах пастухов, ни в кораблях пиратов, чтобы быстро достичь любой точки мира. Для неё нет физических препятствий, есть только психические. Впрочем, есть одно почти физическое препятствие — тот огромный вал смыслового мусора, что обрушивается на каждую голову ежедневно. Человек почти физически не может понять новую мысль, потому что его почти физически от этого отвлекают путём раздражения его самых простых инстинктов и самого простого любопытства. Сколько лет из нашей жизни мы непрерывно пялимся на позорный телеэкран? Сколько времени мы теряем в Интернете из-за случайных переходов по лживым ссылкам, которые в конце концов ведут на свалки бессмыслицы и похабщины? Сколько броских заголовков оканчиваются пшиком, дешёвой фальшивкой, откровенной глупостью и бездарностью графомана? Огромное большинство — это уж точно. И никто не знает, какие разрушения это причиняет детской психике, которая познаёт мир через усвоение мусора.
Как упорядочить этот новый информационный мир, не закрывая его свободы — вот в чём состоит проблема ближайшего будущего. И здесь свою роль может сыграть формирование нового смыслового центра — духовной вершины Мирового Алтая, по отношению к которой мы сможем всё оценивать и в сравнении с которым сможем отсеивать информационный мусор. Можно вспомнить, что Рух Рыцарей упорядочивал мир через военный порядок, опираясь на древние родовые общины, создавая свои орды и ордена. Рух Мореплавателей упорядочивал его через коммерческие договора и пиратские морские предприятия, превращая их потом в современные акционерные общества. Но в обоих случаях  Рух создавал свою новую систему доверия, и в конечном счёте он упорядочивал умы множества людей, позволяя новому движению сформироваться и выделиться из хаоса случайной бессмыслицы, которой в человеческих головах всегда полно.
Так куда же несёшься ты, Рух Мирового Алтая, и какие инструменты должны мы создать для нового упорядочения этого мира во имя твоей вечной мечты о человеческом всеединстве. Автор

Дмитрий Мадигожин

(отредактировано В.А.)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *