Том 2. Книга 1 и Книга 2

«Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том 2. Книга 1«

 

Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том второй. От ноосферного образования – к ноосферной России. Книга 1 (Коллективная научная монография)

Ноосферная академия наук

Смольный институт Российской академии образования

Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова

Государственная полярная академия

Крестьянский государственный университет им. Кирилла и Мефодия

Вологодский государственный педагогический университет

Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов

Европейская академия естественных наук. Санкт-Петербургское отделение

 

Под научной редакцией:

Субетто Александра Ивановича,

Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, Президента Ноосферной общественной академии наук.

Егоркина Владимира Георгиевича,

Почетного работника высшего профессионального образования Российской Федерации, Председателя Ленинградского областного отделения Ноосферной общественной академии наук

Рецензенты:

доктор социологических наук, профессор

Григорьев Святослав Иванович (Москва);

доктор наук, профессор

Зеленов Лев Александрович (Нижний Новгород);

доктор философских наук, профессор Егорычев Александр Михайлович (Москва).

 

© Коллектив авторов

© Субетто А. И., Егоркин В. Г. Введение, редакторы Субетто А. И., Егоркин В. Г.

Парадигмальные особенности ноосферного образования в евразийском образовательном пространстве
(вместо введения)

В условиях Эпохи Великого Эволюционного Перелома на рубеже ХХ–XXI веков, современниками и участниками которого мы являемся, мировое человеческое сообщество совершенно отчетливо фиксирует в своей рефлексии социоприродного бытия системные кризисные черты, которые лишь в последние годы получили наименование мирового финансового кризиса, не отражающее адекватно причины, сущность, перспективы эволюции и возможные последствия этого явления.

Истина же заключается в том, что Эпоха Великого Эволюционного Перелома, смыслообразующей константой, которого можно назвать переход человеческого общества от эры классовых обществ и традиционных религий, а в сфере научного и философского знания – развития и доминирования его классических форм, – к новой мировоззренческой парадигме, основанной на принципе синтеза – интеграции философского и научного знания, интенций к универсализации образования и унификации образовательных систем, к центростремительной динамике социальных процессов, что было отмечено в футурологии В. И. Вернадского еще в 30-х гг. XX века. Этот тотальный синтез знания и праксиса в терминологии ноосферизма получил наименование неклассичности, которая «охватывает науку, культуру, образование, экономику, все формы жизни общества, человека, человеческий разум, общественный интеллект, управление».[1] В этом смысле неклассичность выступает творческим развитием в современных условиях учения В. И. Вернадского о человеческом разуме (более конкретно – учения о научном знании) как объективной («стихийной») геологической силе, преобразующей биосферу в ноосферу, где истинное знание о единой Вселенной может быть получено лишь целостной, холистической ее рефлексией. В этом смысл неклассического ноосферного дискурса, и здесь же мы находим истоки учения ноосферизма – вернадскианства XXI века – о ноосферном образовании.

Ноосферное образование трактуется в ноосферизме как интегративная онтологическая характеристика образовательного общества – субстанционального понятия, входящего в определение самого ноосферизма, как «управляемой социоприродной гармонии на основе общественного интеллекта и образовательного общества».[2]

Как и всякое новое понятие, активно употребляющееся в современной научной, философской и политической риторике, научной литературе и публицистике, понятие «ноосферное образование» может трактоваться по-разному, и поэтому следует определить основные парадигмальные особенности последнего, дабы избежать возможность вульгаризации в его интерпретации.

Во-первых, ноосферное образование нельзя понимать лишь как образование в ноосфере – это качественно новая парадигма образования, выстроенная на принципе Тотальной Неклассичности, т. е. в парадигме синтеза научного знания в начале XXI века, и ориентированная в ее основной функции на спасение человечества от гибели в Глобальной Экологической Катастрофе, которая выступает одной из сущностных характеристик Эпохи Великого Эволюционного Перелома. Это означает, что ноосферное образование является стратегией развития и содержанием всего образования в России, в евразийском пространстве и на других континентах земного шара в целом на весь XXI век. Других позитивных стратегий развития образования не существует, а деструктивные анти(квази)образовательные построения глобализма таковыми не являются.

Во-вторых, синтетическая сущность ноосферного образования не означает, что мы отвергаем креативную индивидуальность участников и творцов ноосферного образования, равно как его продуктивные положительные интерпретации, ибо позитивная динамичная множественность единого – закон существования ноосферы. Следовательно, ноосферное образование развертывает перспективу пространства для созидательного диалога, одновременно означающего, что каждый из участников движения ноосферного образования имеет возможность ориентироваться на высочайший уровень научного содержания образования. В евразийском образовательном пространстве России для этого имеется огромный потенциал, созданный Эпохой Русского Возрождения, берущей свои истоки в начале XVIII веке и продолжающейся до сих пор. Неоценимый вклад в содержание этого научно-образовательного потенциала внесен русской культурой и философией, в частности, русским философским и педагогическим космизмом, синтетическим учением о ноосфере, современной модификацией которого выступает доктрина ноосферизма, представленная именами академиков В. П. Казначеева, Н. И. Моисеева, А. Д. Урсула, А. Л. Яншина и др.

В-третьих современное понимание ноосферного образования неотделимо от высокого пиетета фундаментализации всех ступеней непрерывного образования в России, в основе которой полагается принципиально новая антропокосмоноосферная парадигма синтеза научного знания.

Эти парадигмальные особенности феномена ноосферного образования необходимо принимать во внимание в процессе современного научного дискурса в области антропологии и антропосоцио– и культурогенеза, особенно в их ноосферном осмыслении, а также полагать в эпистемный субстрат профессиональной подготовки и воспитания нового учителя – педагога ноосферного образовательного общества

Субетто А. И.

Президент Ноосферной общественной академии наук, Заслуженный деятель наук Российской Федерации

Егоркин В. Г.

Председатель Ленинградского областного отделения Ноосферной общественной академии наук, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации

Часть I
Основы ноосферного образования

Ноосферизм XXI века: императивы глобализации жизни граждан России и человечества в природе
В. Н. Василенко

  1. Ноосферные основы безопасности поколений России и человечества в биосфере

В дневнике от 30 января 1920 года он записывает: «Я чувствую сейчас в себе силу и вижу, что я могу дать человечеству новые идеи. Имела ли предшественников мысль об автотрофности человечества – и о стремлении к этому как к геологическому явлению? Конечно, может быть, я и ошибаюсь – но мне кажется возможности подобного поворота в остатке моей жизни открываются. И надо бороться для этого, т. к. занять такое положение важно и для русской культуры в эпоху унижения России». Вернадский делает выводы, из которых потом выкристаллизовывались обоснования учения о биосфере Земли, роли разума человечества в эволюции биосферы в ноосферу: «В биосфере существует великая геологическая, быть может космическая, сила, планетное действие которой обычно не принимается во внимание в представлениях о космосе, представлениях научных или имеющих научную основу… Эта сила есть разум человека, устремленная и организованная воля его, как существа общественного. Проявление этой силы в окружающей среде явилось после мириадов веков выражением единства совокупности организмов – монолита жизни – «живого вещества», одной лишь частью которого является человечество…».

Ученый показывает опасность увеличивающегося отставания социального строя от эволюции научной мысли: «В современной общественной и социальной конструкции человечество в большей степени управляется идеями, которые уже более не соответствуют реальности и выражают состояние ума и научные знания поколений, исчезнувших в прошломГлубокое изменение социальных и политических идей, происшедшее вследствие новых достижений, колоссально, и это уже начинают видеть. Проблемы питания и производства должны быть пересмотрены. Вследствие этого обязательно наступит переворот в самих социальных принципах, управляющих общественным мнением. Медленное проникновение научных достижений в жизнь и в научную мысль является обычной и общей чертой истории науки».[8]

В выводах ученого отражены признаки кризиса политико-экономческого мышления и сознания субъектов власти отечеств, выражающие принижение роли научных знаний поколений человечества в управлении территориями государств в регионах биосферы Земли. Фундаментальные разработки Вернадского об основах жизни, мысли, деятельности поколений отечеств в биосфере – едином Доме жизнеустройства государств планеты – выражают высшие ценностные императивы преодоления узкоэкономистской, узкопотребительской философии глобализации жизни поколениям человечества, вызывающей обострение угроз основам жизнеспособности граждан, их семей. Возврат России из социализма в капитализм привел к отстранению институтов науки от экспертно-аналитического обеспечения стратегии территориального планирования и управления государства.

Кризисное мышление в массовом политическом сознании граждан и субъектов власти государства выражает низкий уровень понимания фундаментальных причин роста угроз опасностей человечеству, в том числе экономической, определяя неуверенность в принятии решений, адекватных рискам и новым вызовам в актуальных сферах жизни народов планеты.

Психологические симптомы кризисного мышления в массовом сознании граждан России доминируют с начала реформ, обостряются последствиями ошибок политиков для жизни, усугубляемых вызовами глобализации. Неуверенность в правильности стратегического выбора сдерживает интеллектуальную энергию общества, питает недоверие граждан, усиливает их неверие в то, что власть способна принимать адекватные вызовам – опережающие решения. Впервые с начала реформ Президент России – высший гарант соблюдения конституционно основных прав граждан – говорит об умной политике, умной экономике, умной модернизацииНо граждане живут во власти коррумпированных чиновников вертикали управления поселениями регионов государства. Это тормозит инновационную модернизацию, объявленную стратегией выхода России из кризиса и любую разумную инициативу граждан.

Мировоззренческая и институциональная опасность кризисного мышления в политике государства обостряется тем, что в либеральной (капиталистической) Конституции России 1993 года нет статей, которыми бы гарантировалось упреждение угроз опасности основам жизни граждан в условиях глобализации.

  1. Ноосферизм против рыночного космополитизма

Новые подходы к политическому управлению отечеством эпохи глобализации, выражающие понимание научного единства территории государства, «соответствующие реальности, выражающие состояние ума и научные знания поколений», Вернадский наметил в статье «Автотрофность человечества». Из этих ключевых идей выросло учение о биосфере, ее эволюции в ноосферу человечества: «Человек – это Homo sapiens faber[9] Бергсона. Он меняет внешний вид, химический и минералогический состав окружающей среды, своего местообитания. Местообитанием его является вся земная поверхность».[10] Позже он пришел к фундаментальному мировоззренческому выводу о биосфере Земли – среде жизни, мысли, деятельности поколений человечества, преобразуемой в ноосферу творческим разумом свободных личностей отечества. В конце жизни ученый – великий гражданин России и Человечества писал, что ноосфера, в которой мы живем, определяет его отношение к окружающему. Его можно назвать подлинным субъектом ноосферы поколений человечества в биосфере планеты – Человеком разумным институциональным (Homo sapiens institutius, Hsi). В своем творческом и гражданском подвиге он реализовал ценностные императивы ноосферного мышления, сознания и действияВернадский обосновал мировоззренческую необходимость осознания поколениями граждан отечеств своей ноосферной природы, ноосферного статуса в жизнеустройстве народов единой семьи Человечества. Эти идеи на интуитивном уровне были выражены в идеологии политической партии Конституционной демократии (полное название «Партия народной свободы» было упрощено до «кадетов», а позже вульгаризировано). Вернадский был членом Центрального комитета и активным деятелем партии, закладывающей принципы перехода от монархии к основам конституционного строя государства.

Рост угроз глобализации основам выживания поколений человечества в регионах биосферы, выраженный экодемопереходом и депопуляцией в России, выражает неотложность преодоления мировоззренчески обезличенного отношения субъектов власти государств к своему природному Дому – территории жизни на планете, а, значит, необходимость «переворота в самих социальных принципах, управляющих общественным мнением. Медленноепроникновение научных достижений в жизнь и в научную мысль является обычной и общей чертой истории науки».

 

Этапы философско-мировоззренческого само+осо+знания поколениями ноосферной природы, ноосферного статуса человека в природе – среде жизни, мысли, деятельности, принятия решений граждан, судьбоносных для выживания народов планеты, – выражены именами ведущих мыслителей своего времени – эстафеты накопления мудрости Homo sapiens institutius отечеств в ноосфере человечества.

Подтверждением мировоззренческого понимания ноосферных начал (природы), ноосферного статуса Человека является эстафета накопления мудрости в судьбах личностей своего времени, определяющих развитие свободной мысли человечества. Универсальная «альтернатива» одномерному Homo economics во власти политтехнологам-«давосам» – это совокупные ноосферные граждане государств эпохи глобализации угроз жизни поколениям народов в биосфере Земли. Их статус выражен понятием Homo sapiens institutius отечеств человечества и народа России.

Это значит, что ноосферное мышление, ноосферное сознание граждан государств Земли – Homo sapiens institutius отечеств поколений человечества, – выраженные опытом знаний, уровнем развития наук, проверенных ценностями жизни народов в регионах биосферы планеты, является альтернативой кризисному космополитическому мышлению Homo institutius эпохи глобализации, сделавшему экономический выбор (О. В. Иншаков). Автор 13-томной серии трудов под общим названием «Ноосферизм» А. И. Субетто[11] выделяет титанов Русского Возрождения (с XVIII века по наше время), подготовивших ноосферную или космоноосферную парадигму глобального гуманизма и биосферного человековедения,[12] противостоящую евроцентристской модели Возрождения, ответственной за экодемографический кризис в биосфере. А. И. Субетто раскрывает великие примеры духовно-интеллектуальной самодосточности мыслителей отечества, противостоящих узкоутилитарным западноевропейским стандартам в оценке естественноисторической роли России, ее науки и образования в развитии человечества. Он показывает исторически беспрецедентную устремленность гениев свободной российской мысли в порыве осознания самое себя, называя эту их устремленность космической и ноосферной.

Ноосферное мышление и сознание Homo sapiens institutius отечеств человечества и народов России – это мировоззренческий и ценностный императив естественноисторической жизнеспособности граждан государств эпохи эколого-демографического перехода.

Первые ноосферологи «наполняли» мировоззренческое содержание понятия ноосферы Человечества и Человека (личности, индивидуума), считая, что с возникновением человека биологическая эволюция исчерпала себя, поэтому за биосферой следует ноосфера, и дальнейшая эволюция природы планеты Земля и человечества может свершаться «духовными средствами», к которым относили общество, индустрию, язык, разум и т. п.[13]

Академик Вернадский мировоззренческие инструменты ноосферного умопостижения реальностей жизни природы, жизнеспособности общества и государства использовал с середины 30-х годов.

Феномен ноосферной интуиции «управлял» становлением личности ученого – гражданина своего отечества, выявляя ноосферный потенциал его интеллекта в жизни поколений России и человечества его времени:

1) ноосферная идея о научном единстве народа с территорией жизни государства;

2) мировоззренчески осознаваемые ноосферные принципы учения о живом веществе, функции в нем феномена живого вещества человечества Homo sapiens (1916–1923 гг.);

3) ноосферные императивы целей учения о биосфере, о культурной биогеохимической роли жизни, техники труда Homo sapiens в биосфере Земли (1922–1929 гг.);

4) ноосферное мировоззренческое обобщение энциклопедических по охвату наук планетарной функции научных знаний человечества, потенциала свободного творчества личности в биосфере – ядро идеи эволюции биосферы в ноосферу (1936–1944 гг.).

В. И. Вернадский сформулировал ноосферную концепцию мировоззренческого понимания природы Человека в биосфере Земли, когда поколения отечеств человечества, овладевая законами природы в реальностях среды жизни, мысли, деятельности, осознают свою принадлежность к сфере разума и развивают ее.

Понятие «ноосферогенез» имеет двоякое толкование: «стихийное» становление ноосферы в биосфере Земли и формирование теории ноосферы на основе ключевых работ Вернадского. В условиях глобализации сфер жизни человечества уровни научно-мировоззренческого осо+знания ноосферной природы человека в биосфере Земли происходят в ядре статусно-функциональных взаимодействий триады развития «Биосфера Земли – поколения отечеств человечества – субъекты планетарной цивилизации». Поэтому уровни понимания ноосферного статуса граждан в жизни поселений государств планеты реализуются в ядре статусно-функциональных институтов триады «институты граждан отечеств человечества – институты власти государств – институты цивилизации отечества». Это значит, что потенциал ноосферной функции научных знаний поколений должен адекватно угрозам глобализации отечеств человечества, то есть с опережением, учитываться в ядре статусно-функциональных отношений субъектов жизнеустройства территории государств «поколения граждан – органы власти отечества – субъекты отечественной цивилизации».

Упрек Маркса философам «Философы до сих пор только различным образом объясняли мир, но дело в том, чтобы изменить его»[14] ныне означает необходимость так изменить отношение человечества к миру природы, чтобы оно соответствовало ноосферной природе Человека в биосфере Землиноосферному статусу граждан в жизни отечеств и ноосферной функции знаний во взаимодействии общества с природой.

С мировоззренческих позиций ноосферного реализма накопления знаний поколений Энгельс прав: «Философия мстит за себя задним числом естествознанию за то, что последнее покинуло ее».[15] Мировоззренчески неразумное «вмешательство» космополитичного глобального общества в законы дома собственной жизни – биосферы планеты – обернулось «местью» эколого-демографического перехода, а в России – катастрофической депопуляцией.

Казначеев заложил научно-мировоззренческие основы ноосферного человековедения, показал ее ключевые направления для выхода человечества из глобального кризиса. Ноосферные принципы человековедения подчеркивают неотложность признания ноосферных основ природы гражданства поколений человечества в отечествах биосферы. На это обращает внимание и А. И. Субетто, анализируя вклад Казначеева в развитие основ ноосферного человековедения – ядра политической философии ноосферизма.[16]

Рост угроз, рисков, вызовов глобализации потребительского отношения поколений человечества к регионам жизнеустройства в биосфере собственного Дома поставил главный мировоззренческий, институциональный и мониторинговый вопрос: чтобы соответствовать природе самоназвания – Человек разумный – субъекты жизни поколений государств планетарного общества должны следовать ноосферному императиву в реальностях природой, социальной, техногенной, политической, иных сфер жизни. Соблюдение ноосферного императива в конституционно высших ценностях жизни граждан государств планеты составляет основы политической философии, идеологии ноосферизма человечества – целей жизни нынешних и будущих поколений на Земле.

До возникновения социалистической системы в общественно-экономическом развитии государств планеты господствовал капитал – человек экономический. XX век был веком противостояния двух ведущих политических идеологий человечества – глобального империализма и глобального социализма. В их противостоянии выявилась опасность пренебрежения субъектами власти разумной природой человека в науке, институтах образования, культуры, и особенно в политической философии ценностей жизни поколений.

Народный опыт строительства социализма в СССР выявил высший потенциал социальной роли, функции научных знаний и образования в обществе, вызвал к жизни феномен ноосферного реализма знаний поколений граждан отечества – интуитивное понимание народом жизненного единства с территорией региона в биосфере Земли.

Тотальный упадок рождаемости переживают не только Россия, но и индустриально развитые страны: рождаемость детей на семью снизилась в России с 7,5 в 1900 г. до 1–1,2 в 2000 г.; в Европе, США, Японии – с 3,5–2 до 1,5–2.[17] На перелом веков пришелся пик прироста Человечества (85–87 миллионов новорожденных в год).

Теперь народы Земли пошли на убыль. Прирост еще дают развивающиеся страны, но у них обостряются дефициты средств жизнеобеспечения поколений.

В странах «золотого миллиарда» (общество сверхпотребления) проживает около 20 % населения планеты, а расходуется около 86 % всех ее ресурсов и производится 75 % отходов. В беднейших странах (20 % населения) производится лишь 1 % ВВП Земли, продолжается деградация общества и природной среды; в большинстве стран (на 60 % населения Земли) потребляется только 13 % ВВП.[18]

Либеральная модель рыночной глобализации резко усиливает поляризацию богатства и бедности между государствами и внутри них. Если убыль рождений в XXI веке повторит «лестницу» их роста в ХХ веке, то угроза вымирания рода Homo sapiens станет самой опасной угрозой жизни народам России и других государств в регионах деградирующей Земли.

В России (самой богатой на Земле ресурсами) новорожденные едва на 67–70 процентов восполняют преждевременно умирающих (на 12–15 лет раньше, чем в развитых странах). Демопрогнозы на XXI век (до 2050 г.) указывают на упадок потенциала воспроизводства поколений Россиян до 100 миллионов. Это уже угрожает распадом территориальной целостности основ жизни нашего Отечества. Проблему усугубляет ухудшение экологического и воспроизводственного потенциала народонаселения.

Кризисное мышление политиков и граждан снижает потенциал естественноисторической жизнеспособности территорий государств в биосфере планеты, приводит к расточительному использованию потенциала науки поколений отечества – основного института накопления знаний общества, инструмента предупреждения ошибок власти в стратегии управления жизнью регионов в условиях глобализации жизни народов Земли. Поэтому мировоззренческое признание, конституционное установление, мониторинговое и футурологическое соблюдение ноосферного статуса гражданства отечеств в биосфере выражает не только уровень понимания потенциала ноосферный природы поколений в жизни человечества, но и признание ноосферных целей жизни в мышлении и сознании субъектов власти государства, его гражданБолее того, без формирования ноосферного мышления и сознания субъектов жизни общества невозможно преодоление космополитически и граждански обезличенного отношения поколений отечеств человечества – Homo sapiens institutius – к среде своей жизни в условиях регионов планеты.

  1. Потенциал и критерии ноосферной футурологии жизни отечеств человечества

В мировоззренческом и институциональном плане нарастание угроз, рисков, вызовов глобализации сферам жизни поколений Человечества можно объяснить «затянувшейся» со времен Линнея, Дарвина, Вернадского неопределенностью в понимании природы, статуса, функции Homo sapiens в биосфере Земли, в жизни поселений сообществ государств планеты. Томас Мальтус (1766–1834) в «Опыте о народонаселении» (1798) открыл закон функциональной связи жизни, воспроизводства народонаселения территорий государств с жизнеобеспечивающим потенциалом региона биосферы Земли, называемый законом убывающего плодородия.

Мальтус – первый социальный и политический эколог, подсказал Дарвину (1809–1882) – автору теории эволюционного происхождения Homo sapiens, идею борьбы видов, в том числе и социального рода HomoС тех пор борьба видов определяет геостратегию рыночного социал-дарвинизма и социал-фрейдизма – политические стереотипы расизма, национализма, фашизма и терроризма в борьбе за существование в скудеющих ресурсами жизнеобеспечения регионах биосферы Земли.

Ноосферный уровень мышления, научного сознания поколений Homo sapiens institutius отечеств человечества выражает не только потенциал естественноисторической жизнеспособности рода людского в регионах биосферы, а способность граждан и органов власти государств с опережением учитывать угрозы, вызовы глобализации, полнее использовать ее блага для обеспечения безопасности, устойчивого развития семей и поколений.

Поэтому для опережающего учета высшего опыта знаний, ценностей наук жизни поколений отечеств необходимо соблюдение ноосферного императива жизнеспособности Homo sapiens institutius в регионах биосферы Земли.

Таким образом, «преодоление кризисного мышления» означает необходимость мировоззренческого, ценностного и институционального признания основ политической философии, идеологии ноосферизма человечества – целей жизни нынешних и будущих поколений планеты.

Социальный дарвинизм борьбы за существование проявляется в целях глобализации экономической и политической жизни субъектов рынка. Адам Смит (1723–1790), один из создателей земельной ренты, называл Человека «экономическим животным». Он открыл феномен руки рынка, определяющей близорукость целей жизни человека экономического, занявшего все ниши биосферы Земли. В условиях вызовов глобализации жизни поколениям человечества мировоззренческое, институциональное, мониторинговое и футурологическое пренебрежение «давосским человеком» ноосферной природой, статусом, функцией граждан в жизнеустройстве государств биосферы планеты – это дарвинизм геополитический. Поэтому экономоцентристская философия жизни субъектов сообществ в биосфере Земли определяет цели, формы, методы социализации сил природы, физикализм в развитии наук, технократическом отношении Homo (sapiens) institutius к природе региона, экофобную стратегию потребительского природопользования граждан.[19]

 

Учение о ноосфере поколений человечества выражает этапы качественного развития научных знаний о фундаменте жизни граждан отечеств-государств в регионах своего природного Дома – биосферы Земли:

1) учение о биосфере Земли, наполнение понятия ноосферы естественнонаучным содержанием (Вернадский, К. Э. Циолковский, Э. Леруа, П. Т. де Шарден, их современники, ученики и последователи);

2) формирование естественнонаучных основ теории ноосферы Вернадского (этапы творчества Вернадского, создаваемых им научных дисциплин и институтов по изучению, развитию производительных сил в СССР).

3) «возвращение» учения Вернадского России, институтам науки человечества – осмысление учения о ноосфере, творческого наследия Вернадского, роли в науке (юбилейные конференции от 100-летия к 145-летию и далее); научная биография (И. И. Мочалов, Г. П. Аксенов и др.); работа фонда им. В. И. Вернадского (К. А. Степанов, Г. Б. Наумов и др.); издание журнала «Ноосфера» (А. И. Ревякин, М. М. Сливовская и др.); библиография трудов, антология литературы о Вернадском за сто лет (А. В. Лаппо, А. Л. Яншин); развитие новых наук о Земле (радиохимия, геохимия, биогеохимия и др.);

4) новый этап в учении о ноосфере – исследования феномена ноосферы в наиболее актуальных отраслях наук жизни человечества в кризисных регионах биосферы Земли (школы В. А. Коптюга в управлении; Н. Н. Моисеева в математике; В. П. Казначеева в биологии, экологии и космологии человека; И. Т. Фролова в учении о человеке; А. Л. Яншина в геологии; Э. В. Гирусова, Н. М. Мамедова, Г. Ю. Маркова, И. Н. Ремизова в социальной экологии; А. Д. и Т. А. Урсул в философии, истории науки, теории устойчивого развития; Д. С. Львова – в экономике развития; М. М. Гузева – в демографии и экономическом механизме регионального природопользования; В. И. Данилова-Данильяна, В. Н. Лопатина, Н. Н. Лукьянчикова в экологии, экономике, управлении природопользования; Л. С. Гординой – в экологической этике человечества; П. Г. Никитенко, А. А. Горбунова – в ноосферной экономике; Г. М. Иманова, А. И. Субетто – в организации системы ноосферного образования; Р. И. Сычева, Ю. М. Перова – в экологии детства, охране здоровья семей, и др.);

5) становление философии, методологии ноосферного человечества (ноосферизма) – труды экономиста, философа-космиста А. И. Субетто; соединение теории ноосферогенеза и основ ноосферологии;

6) формирование отраслей ноосферологии и ноосферного общественного движения в России (проведение серии ноосферных форумов 2007, 2008, 2009 гг., конференций по ноосферному образованию в 2009 и 2010 гг.; создание международной академии ноосферы (устойчивого развития) и ноосферной общественной академии наук).

Актуальность мировоззренческого, институционального, мониторингового и футурологического учета ноосферной роли (функции) научных знаний поколений в жизнеустройстве государств планеты подтверждается высказанной Президентом России Д. А. Медведевым потребностью «выйти из кризисного мышления», «поменять мышление».

В практическом плане это означает необходимость отказаться от одномерного взгляда на угрозы, риски, вызовы глобализации с узкомировоззренческих позиций экономического (экономоцентристского, капиталократического) мышления «давосского человека», эксплуатирующего все человечество и биосферу планеты – собственный Дом жизни. На смену интересов экономического, политического, правового, потребительского, иных корпоративных эгоизмов «давосского человека» должны прийти высшие ценности ноосферного императива повышения общей жизнеспособности поколений отечеств человечества в условиях обострения угроз глобализации основам жизни государств Земли.

 

Глобализация угроз сферам жизни поколений человечества показала обязательность перехода граждан государств от нравственного императива гармонизации отношений личностей между собой в обществе через экологический императив отношения к природе регионов жизнеустройства в биосфере – к ноосферному императиву сохранения потенциала жизнеспособности поколений в природе планеты – нашего Дома.

В соответствии с ноосферным императивом космопланетарной жизни человечества (Казначеев, Субетто, Урсул, Василенко). Человек разумный является ноосферным модусом природной и социальной реальности в биосфере планеты.

Вернадский к концу жизни (1943 г.) пришел к фундаментальному мировоззренческому и ценностному выводу, имеющему для него – ноосферной личности своего времени – практически высшее нравственно-духовное значение: «Ноосфера, в которой мы живем, определяет мое отношение к окружающему». Он показал: критерии целей жизни поколений отечества должны соответствовать разумным ценностям жизни человечества. Практическое осознание, учет ноосферной природы, ноосферного статуса, ноосферной функции Человека разумного институционального на Земле разрешает мировоззренческий парадокс Протагора – переводит нравственный императив гуманных ценностей жизни поколений в экологический императив меры безопасности жизни народа в Доме природы – ноосферный императив естественноисторической жизнеспособности поколений отечеств человечества в биосфере планеты.

Преодоление мировоззренческого парадокса Протагора необходимо во всех науках о жизни человечества и человека в природе. Выделим ключевые направления ноосферологии – науки о повышении естественноисторического потенциала жизнеспособности сообществ граждан государств в условиях вызовов глобализации взаимодействия народов с природой отечеств; назовем ядро наиболее актуальных направлений философии и политологии ноосферизма человечествавыражающих ключевые проблемы науки жизни.

 

Феномен ноосферы человечества в биосфере и проблемы глобализации жизни общества XXI века включают в себя:

1) ноосферные императивы жизнеспособности субъектов глобального общества в биосфере:

  • мировоззренческие, ценностные, институциональные, футурологические, мониторинговые аспекты обеспечения безопасности, устойчивого развития России и человечества;
  • новый этап теории ноосферы, приоритетные проблемы естествознания для устойчивого развития человечества, стратегии гармонизации взаимодействия общества и природы;
  • ноосферные основания природы Человека в биосфере Земли и устойчивого развития человечества в условиях глобализации сфер жизни поколений граждан отечества;

2) фундаментальную ноосферологию: проблемы выживания поколений человечества в биосфере природы; императивы устойчивого развития поселений граждан государств эпохи глобализации жизни человека;

3) ноосферную философию (логику), социологию, психологию безопасности поколений, института семьи эпохи глобализации жизни граждан отечеств в природе планеты: ноосферные критерии, принципы сохранения биосферно-экологических, эколого-генетических, иных оснований воспроизводства интеллекта личности в условиях угроз сферам жизни, мысли, деятельности, принятия стратегических решений;

4) прикладную ноосферологию: институты, инструменты, механизмы, мониторинг гармонизации взаимодействия граждан отечества с природой жизнеустройства государств в регионах биосферы планеты;

5) отраслевую ноосферологию: критерии, принципы, нормы, стандарты мониторинга гармонизации взаимодействия граждан отечества с природой жизнеустройства поселений территории государства;

6) ноосферную политику и экономику жизни государств эпохи глобализации: опережающий учет угроз опасности, приоритетов устойчивого развития в институтах, сферах взаимодействия субъектов общества с природой нашего Дома, соответствующий ноосферной природе, ноосферному статусу человека в регионах биосферы планеты;

7) ноосферную педагогику: ноосферные основания философии, педагогики, филологии, психологии образования личности, поколений граждан эпохи глобализации;

8) ноосферную медицину и здравоохранении общества: ноосферные основания сохранения здоровья человека и социального здоровья общества; ноосферные индикаторы качества жизни семьи, поколений, здорового образа жизни и охраны социального здоровья;

9) ноосферную футурологию: ноосферные императивы стратегического планирования и прогнозирования государства; ноосферные функции институтов мониторинга опережающего учета угроз, рисков, вызовов глобализации основам развития отечеств человечества.

 

Глобализация угроз сферам жизни поколений человечества показала обязательность перехода граждан государств от нравственного императива гармонизации отношений личностей между собой в обществе через экологический императив отношения к природе регионов жизнеустройства в биосфере – к ноосферному императиву сохранения потенциала жизнеспособности поколений в природе планеты – нашего Дома. В соответствии с ноосферным императивом космопланетарной жизни человечества (по Казначееву, Субетто, Урсулу) Человек разумный является ноосферным модусом природной и социальной реальности в биосфере планеты, поэтому критерии целей жизни поколений отечеств должны соответствовать разумным ценностям жизни человечества.

Нужно отметить, что труды Вернадского,[20] как и его последователей, не вошли в ядро глобальных научных обобщений ни при подготовке Стокгольмской декларации по окружающей человека природной среде (1972), ни в доклад комиссии Г. Х. Брундтланд «Наше общее будущее» (1989), ни в декларацию Рио-1992, ни в идеи ключевых актов ООН, определяющих высшие цели Тысячелетия и Повестки Дня государств на новый век. И на уровне органов власти России была проигнорирована инициатива ноосферного подхода к разработке стратегии реформ отечества, учитывающей императивы устойчивого развития региона в социоприродном фундаменте национальной безопасности государства.[21]

Текущая страница: 3 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

  1. Приоритеты философии ноосферизма граждан России и человечества

Обострение угроз глобализации сферам жизни народов планеты показывает, что названные выше этапы ноосферогенеза выражают актуальность становления ядра фундаментальных (незамещаемых, общеобязательных) знаний субъектов глобального общества, высшую приоритетность востребования прикладной, отраслевой и футурологической ноосферологии отечеств человечества – основ естественноисторической безопасности поколений, устойчивого развития народов государств в регионах биосферы Земли.

В ноосферном статусе граждан выражен ноосферный потенциал личности в судьбе поколений человечества на Земле.

В принципах политической философии ноосферизма жизни граждан выражается уровень научного и эмпирического осознания поколениями отечеств ноосферной природы в биосфере Земли, собственного ноосферного (биосферно-экологического) статуса гражданства в жизнеустройстве поселений государств глобального общества. Накопление угроз, рисков, вызовов глобализации сферам жизни человечества на планете показывает игнорирование человеком своей ноосферной природы.

Из учения Вернадского о биосфере, его обобщений о глобальной геологической силе человечества, планетном явлении научной мысли, фундаментальной идеи об эволюции биосферы в ноосферу выросла политическая философия и политическая идеология ноосферизма, альтернативная капиталоцентристскому космополитизму и вульгарному социоцентризму. Экодемографический кризис показал стратегическую слепоту политидеологий капиталоцентризма, социоцентризма и – актуальность ноосферизма.

Мы, граждане государств в биосфере планеты Земля, являемся одновременно:

1) потенциальными субъектами ноосферы поколений человечества в биосфере;

2) реальными объектами-модусами ноосферогенеза в жизни рода человечества;

3) интуитивными субъектами ноосферологии – науки о потенциале естественноисторической жизнеспособности поколений отечеств в природе регионов биосферы Земли;

4) субъектами фундаментальной, прикладной, отраслевой, футурологической ноосферологии отечеств, способными учитывать свой ноосферный статус в биосфере.

В условиях роста угроз глобализации основам жизни государств человечества в биосфере Земли и поколениям гражданам в кризисных регионах планеты речь идет о необходимости мировоззренческого, институционального, мониторингового и футурологического учета субъектами сообществ своей ноосферной природы, ноосферного статуса, ноосферной функции в территориальных реальностях природной и социальной жизни стран. Это и значит освоение гражданами основ ноосферного мышления и сознания, без соблюдения принципов-ценностей коего невозможно понимание причин экодемоперехода, тем более – опережающий учет угроз, рисков, вызовов глобализации поколениям отечеств.

Проводниками ноосферного мышления, сознания, принципов действия являются ноосферные личности граждан своего отечества, помогающие современникам осознавать ноосферный потенциал индивидуумов в условиях реальной жизни.

Так было во времена жизни великих философов древности, на всех этапах накопления, развития научных знаний, их закрепления, подтверждения опытом разумной жизни поколений до нашей эпохи – эпохи глобализации основ, сфер жизни человечества.

Основоположник политической философии и идеологии ноосферизма А. И. Субетто пишет:

«Ноосферизм есть становящаяся научно-мировоззренческая, теоретическая система (проблемно-ориентированный научный комплекс), призванная (призванныйвооружить человечество знаниями и стратегией выхода на путь устойчивого развития в виде управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества.

Ноосферизм, в перспективе своего развития, есть синтез всех наук, но такой синтез, «фокусом» которого выступает ноосферогенез в будущем, «ноосфера будущего», обеспечение такого социоприродного динамического гомеостаза (квазигомеостаза), в котором сохраняется действиегармонизирующих функций гомеостатических механизов Биосферы и планеты Земля.

Этот синтез будет осуществляться в парадигме Неклассичности, на базе расширения спектра «Антропных принципов» и «Принципов полнительности (Дополнения)», а также на базе принципа управляемости динамической социоприродной гармонией, без которого не может существовать устойчивое развитие. При этом управление приобретает более сложный в своей логике и стратегии характер, который тоже можно назвать Неклассическим.

Вот откуда появляется представление о Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества как особом «измерении» Ноосферизма и «ноосферы будущего».

Как становящаяся научно-мировоззренческая система, ноосферизм несет в себе потенциал «идеологии будущего».

Поэтому ноосферизм не есть состоявшаяся идеология, а он есть становящаяся идеология, которой предстоит еще сыграть свою роль в истории XXI века, как по отношению к человечеству, так и по отношению к России.[22]

Понимая трудности восприятия обществом любых новых идеологий, особенно в эпохи, выявляющие ноосферный потенциал естественноисторической жизнеспособности поколений граждан отечеств человечества в биосфере Земли, А. И. Субетто пишет:

«Вопрос о ноосферизме как государственной идеологии я нигде не ставил, потому что нет оснований для такой его постановки. Причем, я веду речь о ноосферизме как теоретической системе, как она представлена «Ноосферизме» (2001) и монографии «Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего»; но отдельные положения, ценностные ориентиры, идеал ноосферного социализма, могут войти в государственную идеологию в будущем, если появится партия, которая включит их в свою идеологию и придет к власти».[23]

Глобальный эколого-демографический переход и депопуляция в России показывают историческую неотложность ноосферизма в идеологии жизни государств – условия выхода отечества из кризиса, а в перспективе – преодоления социал-дарвинистских, социал-фрейдистских, социал-мальтузианских стереотипов капиталократического развития цивилизации, выявления ноосферного потенциала жизнеспособности России и человечества. В соответствии с самоназванием Человека разумного институционального (Homo sapiens institutius, Hsiфилософия и политика ноосферизма – это вовсе не новая и не становящаяся идеология, чуждая природе людей, а, наоборот, система мировоззренческих взглядов, ценностей, наиболее полно учитывающих ноосферную природу, ноосферный статус индивидуумов – субъектов жизни Отечества в единой семье граждан Человечества Земли.

Философия и политика ноосферизма есть альтернатива «давосскому человеку».

В мировоззренческом (философском, ценностном, институциональном, футурологичесмком) значении нужно понимание поколениями граждан Отечеств человечества ноосферной природы, ноосферного статуса Человека разумного в биосфере Земли, соблюдаемых в ценностях образа, качества жизни, нормах экологически безопасной организации жизнеустройства народонаселения, ведения хозяйства территории государств планеты.

Академик А. Д. Урсул считает, что после серии глобальных саммитов по проблемам перехода государств планеты на стратегию устойчивого развития, имеет смысл говорить о наступлении нового этапа в учении о ноосфере: «Принципиально важным оказывается то, что переход к устойчивому развитию как процесс ноосферогенеза представляет собой не превращение биосферы в ноосферу, как об этом писал В. И. Вернадский, а в значительной степени сохранение биосферы на этапе перехода к устойчивому развитию и становления ноосферы. Одна из стратегических целей перехода к устойчивому развитию (наряду с выживанием цивилизации и ее неопределенно долгим развитием) заключается в сохранении биосферы».[24]

Мы исходим из мировоззренческого принципа, что поколения человека разумного являются потенциальными субъектами ноосферы в биосфере, а великие умы, подобно Вернадскому, решают задачи жизни отечеств своего времени на уровне ноосферного потенциала человечества. Они способны использовать ноосферную функцию научных знаний, высшие ценности опыта жизни поколений для опережающего учета гроз, вызовов глобализации, особенно актуальные в ядре взаимодействия общества с природой. В этом смысле экологические движения граждан в кризисных регионах планеты, как и разработку проектов устойчивого развития государств, можно считать феноменом ноосферного мышления, сознания и действий человечества.

Новый этап в учении о ноосфере выражен развитием и политической философии ноосферизма – становящейся научно-мировоззренческой, теоретической системы, ориентированной на решение наиболее актуальных проблем обеспечения безопасности государства в футурологической парадигме устойчивого развития России. Саммиты ООН по проблемам устойчивого развития 1972, 1992, 2000, 2003 гг. повысили внимание к трудам Вернадского, их осмысливают в «слоях» новой природной, цивилизационной, политической реальности. Переосмысление фундаментальных работ Вернадского о биосфере, его идеи об эволюции биосферы в ноосферу заставили критически перерабатывать парадигму устойчивого развития человечества, мировоззренческие, институциональные, иные причины ее слабого востребования в критические фазы глобализации жизни государств по капиталократическому сценарию.

Свое понятие ноосферологии первым сформулировал, видимо, философ, историк социологии науки и техники Б. И. Козлов (1993): «Ноосферология – это направление в современной науке и философии, предметом которого становится осмысление земного шара как продукта сопряженной эволюции неживого, живого и мыслящего вещества».[25]Философ А. М. Буровский описывает разные аспекты науки ноосферологии.[26] С введением А. И. Субетто философского и политического понятия «ноосферизм» выкристаллизовываются фундаментальные, прикладные, отраслевые, мониторинговые, футурологические, институциональные, политико-правовые, иные направления ноосферологии – науки о естественноисторических основах (эволюционных началах) жизни поколений человечества, личностей человека-гражданина отечеств в биосфере Земли с позиций мировоззренческого и ценностно высшего понимания ноосферной природы, ноосферного статуса, ноосферной функции знаний индивидуумов в среде жизни, мысли, деятельности.

Становление основных направлений ноосферологии происходит в экотехнополисном ядре территориального взаимодействия поколений граждан государств с природой поселений в регионах биосферы Земли, других планет, расширяя ноосферный потенциал жизнеспособности цивилизации Homo sapiens institutius. Но у «давосского человека» нет стратегических перспектив ни на Земле, ни в космосе. Поэтому необходимо выделение ключевых аспектов гармонизации взаимодействия Homo sapiens institutius общества с природой биосферы Земли Здесь/Сейчас, без которого невозможно преодоление угроз депопуляции поколений, достижение устойчивого развития отечеств человечества.

На Давосском экономическом форуме 2009 года (с повесткой «Мир после кризиса») Председатель правительства России В. В. Путин[27] выразил традиционное кризисное мышление в оценке угроз глобализации человечеству: «Сегодня мир столкнулся с первым по-настоящему глобальным экономическим кризисом. … Причем скорость развития кризисных проявлений бьет все рекорды. …В эпоху глобализации кризис коснулся всех, всех без исключения стран, вне зависимости от их политической или экономической системы – все оказались в одной лодке». Каковы же причины кризиса? «Есть известное понятие – идеальный шторм. Когда разыгравшиеся природные стихии сходятся в одной точке и кратно умножают свою разрушительную силу. Нынешний кризис, похож именно на такой – «идеальный шторм». Конечно, ответственные и грамотные экономистыполитики должныбыть всегда готовы к такому развитию ситуации. Но все равно – он приходит неожиданно».

Главные вопросы к лидерам и политическим институтам государств, ответственных за принятие адекватных угрозам решений:

1) можно ли быть «готовым к ситуации», если непонятна ее природа?

2) почему субъекты политики государств человечества «слепо» плывут «в одной лодке» штормящего «океана» глобального рынка потребления, а не мировоззренчески и научно осознанно действуют в регионах биосферы – среде реальной жизни, мысли, деятельности народов государств Земли?!

Давайте задумаемся: глобальные угрозы для нашей жизни испытываем мы, земляне, относящие себя к виду Homo sapiens sapiens – Человек разумный современный. Но если мы способны разумно мыслить, почему неразумно действуем в среде жизни, институтах власти стран, подвергая риску благополучие, безопасность поколений Отечеств!? В условиях глобального кризиса не уйти от необходимости выбора разумного вектора развития государств в регионах биосферы, учитывающей потенциал жизнеспособности Землян.

60 лет действия Всеобщей декларации прав Человека – ядра глобального политического объединения Наций – оказались не способными гарантировать сохранение основ равной безопасной жизни, деятельности, устойчивого развития граждан планеты. «Парижские принципы», принятые под эгидой Комиссии по правам человека ООН (одобрены Генассамблеей ООН 20 декабря 1993 г., резолюция № 48/134) в ядро универсальных прав Человека (политические, гражданские, экономические, социальные, культурные права)[28]не включают защиту экологических прав граждан на благоприятную для жизни, здоровья окружающую среду.

Главная причина невключения – декларация ООН по окружающей среде и развитию государств (принята в сентябре 1992 г.), признающая связь жизнеспособности поколений Человечества с качеством природной среды, имеет статус, не обязательный для исполнения органами власти. Нравственный, интеллектуальный, экологический, политический и правовой нигилизм органов власти государств стал опасным для граждан, если они не защищают свои права на безопасную жизнь в своем Земном Доме.

Признание конституционного статуса гражданства Homo sapiens поднимает до глобального значения девиз Журнала Личной, Национальной и Коллективной Безопасности «Безопасность Евразии»,[29] «приземляя» к естественноисторическим условиям регионов биосферы Земли «Московско-Шанхайскую модель миропорядка XXI века»,[30] соединяя в общий гуманитарный вектор жизни высшие ценности разумного мировоззрения и мироустройства поколений землян.

Мы, разумные граждане, должны глубоко осознавать, что живем на одной планете, имеем равные интересы равных народов единой семьи Человечества, которому грозит вымирание. Наша Земля – незамещаемая среда Нашей жизни, мысли, деятельности в природе. С нашего согласия глобальный «давосский человек» превращает Колыбель жизни, Любви, Разума, Мудрости Народов в планету тревог, угроз, рисков для Жизни Нашим Детям и Внукам. Гражданские движения, ученые пытаются помогать народам планеты осознавать нарастающие угрозы глобализации сферам жизни поселений Отечеств. На уровне власти государств, институтов ООН нет органов планирования и управления, способных с опережением учитывать угрозы жизни, упреждающе принимать решения, отвечающие разумной природе, статусу Человечества в биосфере Земли.

Ноосферология – это наука, выражающая ноосферную природу человечества в биосфере Земли, ноосферный статус граждан в жизнеустройстве отечеств, ноосферную роль знаний субъектов жизни государств в гармонизации взаимодействия поселений с природой планеты.

В ноосферной философии знаний граждан о реальностях жизни в биосфере Земли акцент мы делаем на наиболее актуальных аспектах развития наук о потенциале жизнеспособности народов государств человечества в биосфере природы: фундаментальной, прикладной, отраслевой, педагогической, футуристической ноосферологииЧеловек разумный институциональный в триаде ядра жизнеустройства «Отечество человечества – территория региона биосферы планеты – поселения субъектов цивилизации» является одновременно потенциальным субъектом (по самоназванию вида биоразнообразия Homo sapiens, Hs, в биосфере), реальным объектом (по факту жизни) фундаментальной, прикладной, отраслевой, образовательной (педагогической) и футуристической ноосферологии жизни индивидуумов человека, поколений граждан в семьях отечеств человечества.

Ноосферология – наука о жизнеспособности человечества и человека в биосфере – выражает:

а) уровень мировоззренческого осознания гражданами своей нооосферной природы в биосфере Земли;

б) ноосферную меру соблюдения экологического статуса поколений в жизнеустройстве отечества;

в) ноосферный (экологический) императив (функцию) обеспечения безопасности, устойчивого развития цивилизации в экотехнополисном ядре гармонизации взаимодействия общества с природой планеты;

г) закрепление, развитие, воспроизводство ноосферных оснований наук, ценностей знаний поколений, соответствующих ноосферной природе человека в биосфере, ноосферному (экологическому) статусу жизни граждан в государстве, ноосферной (экологической) функции знаний в устойчивом развитии человечества;

д) развитие основных направлений ноосферологии позволяет формировать ноосферные основы (начала, источники) мышления, ноосферные ценности мировоззрения, ноосферные принципы жизни, деятельности, принятия решений на уровне субъектов власти, индивидуумов, граждан отечества, вытесняя угрозы социал-фрейдизма, социал-дарвинизма, социал-мальтузианства в сферах жизни, труда, отношениях людей.

 

Человек разумный институциональный – это потенциальный субъект, реальный объект прикладной ноосферологии в статусно-функциональных институтах (СФИ), регулирующих гармонизацию взаимодействия поколений с биосферой планеты в экотехнополисной триаде жизни отечеств «институты гражданского общества – институты власти государства – институты отечественной цивилизации» и экотехнополисном ядре статусно-фунциональных отношений (СФО) субъектов безопасного жизнеустройства, устойчивого развития общества «поколения граждан – органы власти государства – субъекты цивилизации».

Человек разумный институциональный – это субъект ноосферной футурологии, т. е. науки, изучающей социоприродотехногенный (экотехнополисный) потенциал жизнеспособности прошлых, нынешних и будущих поколений человека в биосфере природы, выражающей уровень реального учета ноосферной (биосферно-экологической, эколого-генетической) природы, ноосферного (социально-экологического) статуса, биосферно-экологической (экотехнополисной) функции человека в стратегии обеспечения естественноисторической безопасности, потенциала исторически устойчивого развития России и человечества.

Человек разумный институциональный – это осознающий свою ноосферную природу, ноосферный статус индивидуум, личность в поколениях граждан и семей отечеств человечества, реализующий свой разумный потенциал в статусно-функциональных институтах суверенных государств в биосфере Земли.

Понимание единства мировоззренческих, ценностных, институциональных, футурологических, иных аспектов жизнеспособности поколений Человека разумного институционального в условиях глобализации развития цивилизации выражает основы ноосферного мышления, сознания и действий граждан отечеств.

Президент Ноосферной Духовно-Экологической Ассамблеи Мира Любовь Сергеевна Гордина предлагает проект «Ноосферной этико-экологической Конституции человечества»,[31] а эколог-экономист Николай Никифорович Лукьянчиков проект «Планетарного кодекса развития человеческой цивилизации».[32] Актуальность их инициатив выражает мировоззренчески опасный парадокс космополитического подхода субъектов и институтов власти государств к проблемам цивилизационного развития глобального общества. На уровне ООН и ЮНЕСКО не принято официальных документов, в которых бы комплексно оценивались и рассматривались наиболее острые проблемы глобализации угроз, рисков, вызовов сферам жизни поколений граждан государств и всего человечества в биосфере Земли. Ни декларация прав человека, ни Рио-1992 не учитывают этих проблем.

Мы считаем, что необходима общественная, государственная, информационная поддержка опережающего развития ключевых направлений ноосферологии, пропаганда философии и политологии ноосферизма, внедрение принципов ноосферной педагогики в проект «Наша новая школа», систему общего и высшего образования поколений граждан.

 

В заключение приводятся ключевые футурологические выводы:

  1. Преодоление кризисного мышления означает необходимость мировоззренческого, ценностного и институционального признания основ политической философии, идеологии ноосферизма граждан отечеств человечества конституционно высшей целью обеспечения условий и факторов жизнеспособности нынешних и будущих поколений России в регионе биосферы планеты, переживающей депопуляцию.
  2. Отказ от кризисного мышления «давосского человека» необходим для преодоления неблагоприятного соотношение знаний о прошлом (95 %), настоящем (4 %) и будущем (до 1 %), а также опасного соотношения знаний граждан о среде их жизни в природе планеты (поселениях государств), о собственной природе и своем будущем.

Текущая страница: 4 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Системно-фундаментальные основания ноосферной социологии
А. И. Субетто

  1. Ноосферная социология как результат становления ноосферной парадигмы социологического знания

Начало XXI века ознаменовалось началом глубокого системного кризиса, который поразил все основы существования обществ стран мира, и который происходит на фоне уже состоявшейся первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы [А. И. Субетто, 1994]. По нашей оценке, этот системный кризис определил начало Эпохи Великого Эволюционного Перелома [А. И. Субетто, 2007], отражающей в себе два полярных по своему содержанию процесса – глобальный крах рыночно-капиталистической системы, не только по внутренним, но и по внешним основаниям, и становления новой формы Бытия человека – ноосферного, в виде управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества.

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы есть форма проявления этого конфликта, который означает, что автономность социальной Истории человечества, которая обеспечивалась компенсаторной мощью Биосферы как суперорганизма (А. Л. Чижевский этот момент выразил в виде закона компенсаторно-квантитативной функции), закончилась. Наступили пределы этой Истории. Эпоха Великого Эволюционного Перелома и означает смену парадигм Истории – переход от Истории Стихийной, внутренне замкнутой, к Управляемой Истории или истории Ноосферной в виде управляемой социоприродной эволюции.

 

Идентификация БЛСЭ по автору связана с выделением энергетического базиса хозяйственного природопотребления как ее основания.

По этому основанию социальная история человечества разбилась на две «эпохи-цивилизации»:

  • «вещественную» или «аграрную» – от неолитической революции 10–12 тысяч лет назад (более 800 поколений людей) и до начала ХХ века;
  • «энергетическую» (четыре поколения людей) – весь ХХ век и начало XXI века.

Если до ХХ века хозяйственное взаимодействие человечества с Природой было малоэнергетическим (к началу ХХ века 99 % энергии, используемой человеком в хозяйстве, было представлено традиционными энергоисточниками: мускульная энергия человека и одомашненных животных, энергия ветряных и водяных мельниц), то в ХХ веке произошел скачок в энергопотреблении на несколько порядков за счет привлечения новых энергоисточников, благодаря достижениям науки, в частности – электрической энергии и ядерной энергии, энергии, накопленной прошлыми биосферами. Стихийная форма хозяйствования – и соответственно низкая прогностичность при оценке близких и отдаленных последствий, на фоне большой энергетики природопотребления человечеством, – сразу же обернулись для человечества нарастающей интенсивностью экологической катастрофичности развития, которая приобрела в конце ХХ века масштабы глобального экологического кризиса, содержание которого может быть определено уже как первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы.

Дисбаланс между приобретенной энергетической мощью приобретенной энергетической мощью стихийной, рыночной формы хозяйствования и низкой прогностической способностью, отягощенного своекорыстием интеллекта человека, предстает, по автору, как информационно-интеллектно-энергетическая асимметрия человеческого разума (ИИЭАР). Этот тип асимметрии образно можно представить в виде научной метафоры – «метафоры динозавра». Человечество стало похоже на «динозавра»: «огромное туловище» его олицетворяет большую энергетику, которой владеет человечество и которую использует в своем хаотичном и рыночно-агрессивном природопотреблении, а «маленькая головка» – низкую прогностичность и низкую управляемость Будущим, обусловленные социально-индивидуалистическим, рыночным «хаосом». Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы фактически означает начало экологической гибели человечества, бытийствующего в «форме динозавра».

Возник императив смены ценностей и оснований Бытия: с эгоистических, рыночно-потребительских, ориентированных на максимизацию индивидуальных прибылей и наслаждений, на ноосферные, экофильные, альтруистические ценности, в пространстве рефлексии которых человек начинает себя позиционировать как часть мировой Целостности, как «Разум-для Биосферы, Земли, Космоса».

Таким образом, Эпоха Великого Эволюционного Перелома предстает формой трагической «встречи» двух Логик с большой буквы – ВЛСР и БЛСЭ, которая может приобрести, по оценкам группы Медоузов, А. П. Федотова, В. А. Зубакова и других, в том числе и автора, форму социо-биосферного коллапса уже в 3-м десятилетии XXI века.

Эта трагическая констатация есть отражение тех «вызовов», которые сформированы ВЛСР и БЛСЭ, и на которые должен дать ответ совокупный разум человечества, если он сумеет освободиться от безумия своекорыстия, от безумия гонки за личной формой накопления богатства, от безумия капиталократии.

 

Социология, как наука об обществе и общественных процессах, призванная не только объяснять социальные процессы «здесь и теперь», выполняя функцию обслуживания социальной и экономической политики, но и прогнозирования развития общества, в том числе и на долгосрочных, стратегических горизонтах, находится, как и обществоведение в целом, в системном кризисе, который на своем языке фиксирует императив смены ее системно-мировоззренческих, теоретических основ. «Вектор» действия этого императива имеет ноосферное содержание, отражает это вторжение в логику развития общества Большой Логики Социоприродного – Ноосферного – Развития (БЛСЭ).

Таким образом, возникает новая парадигма организации социологического знания – ноосферная парадигма, оформление которой можно назвать ноосферной социологией.

Ноосферная социология есть социология становящегося ноосферного образовательного общества, раскрывающая законы и императивы становления и развития такого общества.

Как следует из изложенного, само становление ноосферной социологии обусловлено «вызовами», которые предъявила человечеству, как Внутренняя Логика Социального Развития (ВЛСР), так и Большая Логика Социоприродной Эволюции (БЛСЭ).

Но чтобы осознать объект и предмет ее исследований, структуру и «точки» ее развития, следует остановиться на базовых категориях, определяющих ее название, и научно-методологических основаниях.

  1. Каковы научно-методологические основания становления ноосферной социологии?

Категория ноосферы, именно как научная категория, появляется благодаря работам В. И. Вернадского [В. И. Вернадский, 1988, 1991]. Автором выполнена систематизация смысловых определений ноосферы в работах В. И. Вернадского и осуществлено их развитие [А. И. Субетто, 2001; «Вернадскианская революция…», 2003], с выделением 8-ми смысловых экспликаций ноосферы [А. И. Субетто, 2001, 2006]. В кратком изложении, ноосфера по своим «смысловым измерениям» есть:

  • (1) становящаяся ноосфера, как целый период в развитии Биосферы, связанный с появлением человека на Земле. В этом контексте, ноосферогенез совпадает с антропогенезом, как определенным этапом в развитии Биосферы;
  • (2) закономерный этап в геологической истории Земли, «ноосферный темпотаксон» по В. А. Зубакову [ «Вернадскианская революция…», 2003];
  • (3) новое состояние Биосферы, которое можно назвать ноосферой. В этом «измерении» Ноосфера предстает «как Биосфера, асиммилированная человеческим разумом» [А. И. Субетто, 2006, с. 36]. В данном определении мы использовали следующее положение В. И. Вернадского: «Биосфера перешла или, вернее, переходит в новое эволюционное состояние, в ноосферу, перерабатывается научной мыслью социального человечества» [В. И. Вернадский, 1988, с. 30];
  • (4) «ноосфера, как царство разума, оказывающее давление на Биосферу, подобно давлению живого вещества в ней» [А. И. Субетто, 2006, с. 37];
  • (5) «ноосфера как модель будущей социоприродной гармонии, которая требует социальной гармонии внутри социального человечества, внутри общества, и базируется на социалистических началах бытия» [А. И. Субетто, 2006, с. 38];
  • (6) «ноосфера как процесс планетаризации человечества и человеческой мысли [А. И. Субетто, 2006, с. 38], на современном языке – как «ноосферная глобализация»;
  • (7) ноосфера как форма кооперации самого человечества и кооперации человечества с Биосферой при сохранении существующего биологического и национально-этнического, социокультурного разнообразия; ноосфера – как этап эволюции, на котором начинает доминировать Закон Кооперации и Интеллекта, как механизм эволюции, сопровождающий рост роли кооперации и сложности кооперированных систем [А. И. Субетто, 2001; 2006, с. 38];
  • (8) ноосфера как будущее автотрофное состояние человечества, снимающее антропогенное давление атнропосферы на Биосферу [А. И. Субетто, 2006, с. 39].

Как видно, из этих 8-и определений, ноосфера – сложная научная категория, и ее редукция только до одного ее смыслового измерения, как «сферы разума», которая характерна для воззрений ряда отечественных ученых, таких, как Н. Н. Моисеев, А. Д. Урсул, В. А. Кутырев и другие, на наш взгляд, искажает содержание ноосферы и сужает ценность и смысл ноосферного учения В. И. Вернадского.

 

Еще раз подчеркнем: Ноосфера – это новое состояние Биосферы, в котором человеческий разум через энергетику хозяйственного природопользования заявляет о себе, как факторе не просто социальной эволюции, а именно – геологической – и глобальной биосферной эволюции. Развивая этот важный вывод, вытекающий из анализа теоретических построений в учении о ноосфере по В. И. Вернадскому, автор, вводя в научный оборот категорию ноосферизма, с помощью которой фиксируется новая, ноосферная научно-мировоззренческая система и новый, ноосферно-ориентированный синтез всех наук, а также новое социальное устройство бытия человечества в виде ноосферного, экологического, духовного социализма, сформировал в 90-х годах ХХ века управленческую парадигму определения ноосферы будущего: ноосфера Будущего – это управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта и образовательного общества [А. И. Субетто, 1994, 1999].

Если В. И. Вернадский, ставя вопрос о ноосфере, фиксировал планетарно-эволюционную роль научной мысли, факт, заключающийся в том, что человеческое хозяйство, по масштабом преобразования природы, превратилось в фактор геологической эволюции, то автор первым, в процессе разработки Ноосферизма, сформулировал теоретическое положение, заключающееся в том, что императив устойчивого развития человечества на Земле, который был сформулирован на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году, может быть реализован только в единственной форме – в форме управляемой социоприродной, т. е. ноосферной, эволюции.

Принцип управляемости – вот тот системообразующий фокус, глядя через который, мы можем правильно определить содержание происходящей парадигмальной научной революции в XXI веке, которую, отдавая дань роли научного творчества В. И. Вернадского, его учения о ноосфере, М. Полунин и Ж. Грюневальд в 1993 году назвали «вернадскианской революцией», и смысл которой в виде развернутой содержательной концепции мы раскрыли в коллективной монографии «Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке» (2003).

Результатом научно-парадигмальной, вернадскианской революции и является становящийся Ноосферизм.

 

Ноосферизм определяет систему научно-методологических оснований становящейся ноосферной социологии, как и в целом – ноосферного обществознания и ноосферного человекознания.

Ноосферизм по авторской парадигме, как системный синтез научного знания на ноосферно-теоретической и методологической основе, формируется на протяжении последнего десятилетия и представлен серией авторских монографий и собрания сочинений, среди которых представляется целесообразным назвать следующие работы:

  • «Социогенетика…» (1994);
  • «Россия и человечество на «перевале» Истории в преддверии третьего тысячелетия» (1999);
  • «Капиталократия» (2000);
  • «Основы Неклассической социологии» (2000; соавтор – С. И. Григорьев);
  • «Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм» (2001);
  • «Разум и Анти-Разум» (2003);
  • «Качество жизни: грани проблемы» (2004);
  • «Ноосферный социализм как форма бытия ноосферного человека» (2005);
  • Сочинения в 13 томах. Ноосферизм. Том I–VIII (в 12 книгах) (2006–2009); в том числе: Том IV (в 2-х книгах) «Ноосферное или Неклассическое человековедение: поиск оснований» (1000 с.), Том V (в 2-х книгах) «Ноосферное или Неклассическое обществоведение: поиск оснований» (1132 с.);
  • «Критика «экономического разума» (2008);
  • «Свобода. Книга первая. Критика «либерального разума» (2008);
  • «Образовательное общество как форма реализации стратегии развития образования в XXI веке» (2008; соавтор – Г. М. Иманов);
  • «Доктрина духовно-нравственной системы ноосферного человека и ноосферного образования» (2008);
  • «Теоретическая экономия в начале XXI века – к новым основаниям синтеза экономической науки в системе Ноосферизма» (2009);
  • «Наука и общество (ноосферные основания синтеза)» (2010).

Ноосферизм в авторской трактовке определяет следующие основания становящейся ноосферной социологии:

  • Ноосферную научно-мировоззренческую систему, основанием которой выступает концепция управляемой социоприродной эволюции;
  • Учение об общественном интеллекте;
  • Концепция образовательного общества как формы бытия ноосферного общества;
  • Теории системогенетики, социогенетики и ноогенетики (последняя выступает «ноосферогенной» системогенетикой в эволюции обществ и их экономического базиса в XXI веке);
  • Ноосферная парадигма синтетического эволюционизма, который по автору синтезирует дарвиновскую (селектогенез), кропоткинскую (коогенез) и берговскую (номогенез) парадигмы, в соответствий с которой в любом «конусе прогрессивной эволюции» наблюдается тенденции «сдвига» от доминанты Закона Конкуренции и механизма естественного отбора к доминанте Закона Кооперации и механизма «интеллекта», и соответственно – тенденция «оразумления» или интеллектуализации эволюции;
  • «Русский Космизм» и его сферное учение;
  • Концепция Синтетического Цивилизационной Революции в конце ХХ века и на рубеже ХХ и XXI веков;
  • Концепция ноосферного гуманизма и ноосферной духовно-нравственной системы;
  • Концепция ноосферного качества жизни;
  • Концепция Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества, которая включает в себя становление Неклассической науки, Неклассической культуры, Неклассического человека, Неклассического общественного интеллекта и Неклассической парадигмы науки об управлении, в которых категория Неклассичности не только опирается на расширенный ряд принципов Дополнения (дополнительности), Антропных принципов, становящуюся теорию наблюдателя, теорию рефлексивных систем, но и на принцип управляемости социоприродным, ноосферным развитием. При этом содержание самой категории управления расширяется, оно включает в себя управление циклическим развитием, управление сложными (суперсложными) системами как гомеостатическими системами, управление как «направление» развитием с учетом требований, отражающих «границы» экологической ниши развития, рефлексивно-циклическое управление с учетом законов рефлексивной системогенетики, системогенетическое управление на базе учета законов системогенетики и т. д. [А. И. Субетто, 1992, 1994, 1999, 2001, 2003; С. И. Григорьев, А. И. Субетто, 2000; «Социогенетические основания трансформации общества», 2004].

Рефлексируя «ноогенетические основания трансформации общества», автор тенденцию «оразумления» прогрессивной эволюции назвал «законом нооизации», с тем, чтобы подчеркнуть неслучайный характер ноосферизации Биосферы и человеческого общества в XXI веке, как закономерно этапа действия общего закона «нооизации» любой прогрессивной эволюции во Вселенной, которая является нашим Космическим Домом [ «Социогенетические основания…», 2004, с. 31].

Закон нооизации применительно к «конусу» прогрессивной социальной эволюции человечества, т. е. к Истории, приобретает смысл всемирно исторического закона роста идеальной детерминации в истории через общественный интеллект [А. И. Субетто, 1990, 1992].

Действие этого закона определяет еще одну «линию» ВЛСР – диалектическую логику, отражающую эволюцию сдвига от доминирования закона конкуренции и механизма социального отбора, порождающих стихийный характер Истории, к доминированию закона кооперации и механизма общественного интеллекта, порождающих управляемый характер Истории [ «Социогенетические основания трансформации общества», 2004, с. 31].

Эпоха Великого Эволюционного Перелома предстает и как эпоха «качественного» скачка в этой линии ВЛСР, когда на смену доминированию оснований стихийности, спонтанности Истории, в том числе – частной собственности, рынка, конкуренции, приходит доминирование оснований управляемой Истории, в том числе – общественной собственности на средства производства, общественного интеллекта, кооперации, образования, как базисного механизма духовного и материального воспроизводства.

Предсказание К. Маркса об эпохе коммунизма, как об эпохе управляемой истории, в которой человек обретает статусность действительного субъекта Истории, а история обретает статусность «подлинной» Истории (переход от предыстории человечества к его подлинной истории), получает новые основания и новое качество в теоретической системе Ноосферизма. Управляемая или подлинная История, которая должна возникнуть, в том числе, в результате действия закона социальной нооизации (интеллектуализации социальной истории) в XXI веке предстает как необходимое условие управляемой социоприродной – ноосферной эволюции и, следовательно, реализации императива экологической выживаемости человечества в XXI веке [А. И. Субетто, 1990, 1992, 2001].

Нужно осознать, что, если все труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, вся теоретическая система марксизма обосновали неизбежность формационной, внутренней, логики отрицания капитализма, путем перехода к новой общественно-экономической формации социализма/ коммунизма, то Ноосферизм, через концепцию Большой Логики Социоприродной Эволюции (БЛСЭ) и диагностику первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, показал уже происходящее отрицание капитализма и рынка, в виде развивающегося глобального экологического кризиса, приобретающего форму Глобальной Экологической Катастрофы, которое уже формулируется на языке БЛСЭ, на языке императива выживания Биосферы как суперорганизма, которое требует перехода человечества к управляемой социоприродной – ноосферной эволюции.

В работе «Ноогенетические основания трансформации общества», исходя из системогенетической логики развития ноосферы, т. е. внутренней, системогенетической логики ноосферогенеза, – ноогенетики, автор ввел понятие «Трансформации с большой буквы», под которой понимается «трансформация общества на ноогенетических основаниях», выражающей собой «логику перехода от раздельной формы бытия Человечества и Биосферы, в которой Биосфера рассматривалась только как кладовая ресурсов для потребляющего человечества, к единой форме бытия в виде целостного нового качества, в котором человеческий разум «встраивается» в гомеостатические механизмы Биосферы и, обладая большой энергетикой природопользования, научается управлять социоприродной эволюцией, не нарушая динамической гармонии» [ «Социогенетические основания трансформации общества», 2004, с. 35] (выдел. мною, С. А.). Фактически речь идет о ноосферной трансформации биосферных гомеостатических механизмов, т. е. о становлении гомеостатических механизмов Ноосферы, в которых «социальный квазигомеостазис становится частью биосферного гомеостазиса» [ «Социогенотические основания трансформации общества», 2004, с. 33], что означает, что он подчиняется законам действия последнего. В этом состоит глубинный социобиосферный гомеостатический смысл понятия динамической социоприродной гармонии.

Таким образом, трансформация современного общества в ноосферное общество есть очень сложный процесс, который затрагивает не только сложившиеся представления о внутренней социальной (социально-экономической) трансформации общества, которые раскрываются в многочисленных трудах отечественных и зарубежных обществоведов по проблемам трансформационных процессов в современном обществе, но и выходит за их пределы, включает в себя встраивание человеческого общества в целостный процесс ноосферной – социоприродной эволюции.

В упомянутой выше работе в 2004 году автор писал: «…экстраполяционные оптимистические прогнозы социально-экономического развития человечества на рыночно-капиталистической базе в XXI веке не верны, их опрокинут «революции», которые уже развернутся в середине второго десятилетия XXI века. Мы ставим поэтому вопрос о ноогенетических основаниях трансформации российского общества и других обществ на Земле. Ноогенетика есть системогенетика ноосферного развития человечества и России, или по другому, – ноогенетика есть трансформация современного общества в сторону ноосферного общества, т. е. «образовательного общества», обеспечивающего опережающее развитие образования, науки, общественного интеллекта и на его основе – управляемую социоприродную эволюцию. Ноогенетика осуществляет переинтерпретацию законов системогенетики и социогенетики на основе теоретической системы ноосферизма. Нарушение ноогенетики будет сопровождаться все более ускоренными темпами «соскальзывания» человечества и России в пропасть Капиталистической гибели по экологически причинам и никакие трансформационные теории не спасут, если будут игнорироваться реалии действия императива выживаемости человечества в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества, и т.е. ноосферизма» (выдел. мною, С. А.) [ «Социогенетические основания трансформации общества», 2004., с. 39].

 

Ноосферная социология есть социология Ноосферизма. Она не рождается на пустом месте, она опирается на весь потенциал развития научного социологического знания за последние 200 лет, актуализируя, на новой, системно-ноосферной, системогенетической основе организмоцентрический взгляд, как на системную организацию общества, так и в целом на социальную эволюцию, в котором особое место начинает занимать общественный (совокупный) интеллект и социология общественного интеллекта и образовательного общества.

Отметим, что развиваемая С. И. Григорьевым и его учениками «виталистская социология», социологическая концепция жизненных сил встраиваются в основания ноосферной социологии как социологии Ноосферизма. С. И. Григорьев в нашей совместной работе «Основы Неклассической социологии» (2000) подчеркивал, что подход виталистской социологии с выделением категорий жизненных сил и жизненного пространства бытия человека «не просто расширяет спектр характеристик основ социальной жизни, индивидуальной и социальной субъектности человека в обществе, но кардинально меняет угол зрения на движущие силы общественного развития, систему общественных отношений, понимание роли природных и общественных, производственных и социокультурных, духовно-идеологических компонентов, объективных и субъективных условий и факторов социального развития, эволюции культуры социальной жизни, управляемого и стихийного в ней. В этой связи закономерно трансформируются, формируются заново и представления об объекте и предмете, системе основных законов и категорий, методах и методологии, структуре социологического знания, выстроенной в логике социологии жизненных сил человека. Иначе говоря, формируется новая основа воспроизводства культуры социологического мышления» [С. И. Григорьев, А. И. Субетто, 2000, с. 115] (выдел. мною, С. А.).

Жизненные силы человека и общества трансформируются в ноосферно-жизненные силы, смысл которых связан с воспроизводством жизни человека и общества, поддержанием прогрессивного репродуктивного потока, которые вне ноосферного измерения не могут быть адекватно идентифицированы.

В этом контексте представление В. Г. Комарова об онтологии космо-био-антропо-социо-ноосферогенеза, как социологическому резюме мирового целого [В. Г. Комаров, 2001, с. 111], и о «жизнеобеспечевающем труде» [В. Г. Комаров, 2001, с. 264] развивают категорию ноосферно-жизненных сил человека, при этом жизнеобеспечивающий труд приобретает содержание ноосферно-обеспечивающего труда, поскольку вне ноосферно-созидательной функции, при управляющей функции общественного интеллекта, человеческого разума, труда человечество в XXI веке обречено на экологическую гибель. А это требует примата духовных потребностей над материальными, как важнейшего принципа ноосферного, экологического, духовного социализма [А. И. Субето, 2001, 2005], преодоления «отчуждения труда, отчуждения человека от его общественной сущности и от природы», освобождения людей от «власти частной собственности и рыночного товарообмена», от «объективных и субъективных миражей товарно-рыночного и технологического фетишизма, бюрократии и государственных машин подавления одних людей другими» [В. Г. Комаров, 2001, с. 273].

Текущая страница: 5 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Вот почему Эпоха Великого Эволюционного Перелома в XXI веке предстает как эпоха Ноосферно-Социалистической Цивилизационной революции, «откликом» которой в интеллектно-духовном пространстве бытия человека и общества служит ноосферная мировоззренческая революция или, в других терминах, вернадскианская научно-мировоззренческая революция, итогом которой служит становление Ноосферизма и в ее составе – ноосферной социологии.

  1. Ноосферная социология – социология общественного интеллекта

Общественный интеллект – важнейшая категория ноосферной парадигмы социологии [А. И. Субетто, 1990, 1995].

Речь идет о переходе от спонтанно-стихийного взгляда на историю к взгляду на основе принципа управляемости, как важнейшего принципа Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества в Эпоху Ноосферизма.

«Общественный интеллект есть совокупный интеллект общества, который представляет собой социокультурные формы синтеза общественного сознания и знания, институтов науки, культуры, управления и образования, различных структур группового интеллекта разных сообществ людей в соответствии с действующими механизмами социальной, экономической, национально-этнической дифференциации и который реализуется через совокупно-интеллектуальные функции управления процессами будущетворения – прогнозирования, планирования, проектирования, программирования, нормотворчества, законотворчества, формирования доктрин и идеалов, определяющих ценностно-ориентированное управление будущим. Интеллект есть управление будущим и в этом состоит его функционально-эволюционное определение. Он проявляется в космогонической эволюции как антипод «методу проб и ошибок», механизму естественного отбора в биоэволюции. Интеллект есть антиэнтропийное начало в эволюции, развитие которого сопровождает усложнение систем, рост их организмичности. С этих позиций общественный интеллект есть управление будущим со стороны общества» [А. И. Субетто, 1995, с. 15] (выдел. мною, С. А.).

Понятие общественного интеллекта автором было сформулировано в 1988 году и с тех пор оно постоянно развивается и превращено автором в учение об общественном интеллекте, которое входит неотъемлемой частью в теоретическую систему Ноосферизма [А. И. Субетто, 2001, 2007]. Понятие всеобщего интеллекта, близкое понятию общественного интеллекта, впервые появилось в работах К. Маркса. Однако это понятие у него не получило дальнейшего развития в форме теории общественного интеллекта и в этом факте, по автору, скрывается один из гносеологических источников теоретического кризиса, переживаемого обществоведением в целом, как его марксистского, так и либерального направлений.

Категория общественного сознания, хотя и поднимает проблему идеального в контексте исторического развития, стоит напомнить известное суждение В. И. Ленина – «Мысль о превращении идеального в реальное глубока: очень важна для истории» (ПСС, т.29, с. 104), ее не решает с позиций раскрытия механизмов управления будущим. С этих позиций закладка и развитие теории общественного интеллекта [А. И. Субетто, 1990, 1992, 1995, 1999, 2001, 2007] – важнейший момент происходящей парадигмальной вернадскианской революции в системе научного мировоззрения, в том числе парадигмальной революции в системе обществоведения и социологии, вне которой не реализуется императив выживаемости человечества в XXI веке, его переход к управляемой социоприродной – ноосферной эволюции.

 

Теория общественного интеллекта по автору включает в себя следующие основные положения [А. И. Субетто, 1995, с. 16–19]:

 

…Действует всемирно-исторической закон роста идеальной детерминации в истории как закон роста роли общественного интеллекта, проявляющегося в тенденции роста масштабов, сложности, энергоемкости проектов, программ, планов, реализуемых обществом, отдельными социальными группами с помощью государства по отношению к общественному и социоприродному – ноосферному развитию в целом. Отмечу, что в этом законе, по отношению к «конусу» социальной эволюции, проявляет свое действие более общий закон – закон «оразумления» космогонической эволюции и соответственно в целом – Вселенной.

«Проектирование» (научно-техническое, технологическое, экономическое, архитектурно-строительное, экологическое, социальное и т. п.) становится своеобразным «производством» внутри общественного интеллекта, подкрепляемого своеобразной «проектной инфраструктурой» общества (в форме сети проектных организаций, конструкторских бюро и т. п.).

 

…Общество, в котором выполняются требования закона опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе, есть образовательное общество. И оно, образовательное общество – главное условие реализации ноосферного общества, ноосферного развития. Поэтому ноосферная социология, как социология общественного интеллекта, есть одновременно социология образовательного общества.

…Восьмое. Общественный интеллект является одновременно «носителем» социогенетических механизмов развития и сам представляет собой социогенетический механизм. В контексте становления ноосферного общества он становится носителем ноогенетики, т. е. ноосферной социогенетики.

 

На протяжении Истории «общественный интеллект» развивался как бы «инкубационно», не выходя за пределы стихийных регуляторов развития.

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы обозначила Кризис Истории [А. И. Субетто, 1993]. Наступила Эпоха Великого Эволюционного Перелома, которая одновременно означает выход на «арену» Истории общественного интеллекта, как антипода «методу проб и ошибок» и основания управляемой социоприродной (ноосферной) эволюции – единственной модели устойчивого развития и спасения человечества от экологической гибели.

В этом состоит фундаментальный цивилизационный запрос к развитию теории общественного интеллекта и к становлению «социологии общественного интеллекта», обусловленный Большой Логикой Социоприродной Эволюции (БЛСЭ). Одновременно данное событие означает «выход на передний план идеальной детерминации в Истории, определяющей исключительное значение образования как социогенетического механизма» [А. И. Субетто, 1995, с. 23]. Именно этот процесс и есть нооизация социальной эволюции в начале XXI век и переход к ноосферному обществу, базисом которого служит образовательное общество с восходящим воспроизводством общественного интеллекта.

Возникает вопрос: каковы реальные предпосылки, подготавливаемые ВЛСР, для оптимистического ответа по поводу реализации императива экологической выживаемости и перехода к ноосферному образовательному обществу на базе восходящего воспроизводства качества общественного интеллекта?

Иными словами, каковы основания социологии общественного интеллекта?

Ответ скрывается в концепции синтетической цивилизационной революции, которая обретает смысл и как синтетическая революция в механизмах воспроизводства общественного интеллекта, – и является важным системно-методологическим компонентом становящейся ноосферной социологии и в ее составе – социологии общественного интеллекта [А. И. Субетто, 1991, 1993, 1999, 2001; С. И. Григорьев, А. И. Субетто, 2000].

Если БЛСЭ выдвигает по отношению к ВЛСР императивы, которые могут быть реализованы только за счет повышения управляемости социоприродной эволюцией, а значит и историей, то в недрах ВЛСР зреют основания для реализации такого скачка в роли общественного интеллекта в социогенетическмх механизмах.

Проведенные автором исследования выявили «социально-цивилизационный феномен», который может быть назван синтетической революцией в механизмах цивилизационного развития. Название «синтетическая» означает, что революция в механизмах цивилизационного развития, которая развернулась приблизительно в 50-х – 60-х годах ХХ-го столетия, представляет собой синтез, систему революций, к основным из которых относятся системная, человеческая, интеллектно-инновационная, квалитативная (революция качества), рефлексивная-методологическая и образовательная революции.

Концепция и ее аргументация достаточно развернуто представлены в монографиях и статьях автора [А. И. Субетто, 1991, 1992, 1993, 1995, 1999, 2001]. При этом еще раз необходимо подчеркнуть, что речь идет об особом типе революции – революции цивилизационной, поскольку она затрагивает механизмы развития цивилизации, но, отражая метаморфозы социогенетических механизмов, она приобретает и социальный характер.

 

Системная революция отражает скачок в росте системности социума, экономики, культуры, науки, общественного интеллекта в целом в страновом и глобальном измерениях. Она в свою очередь предстает как синтез технологической, «экологической» и информационной революций. При этом во всех трех этих революциях главным их индикатором является скачок в технологической, экологической, и информационной формах системности и связности общества в страновом и глобальном измерениях.

Технологическая революция отражает появление технологических инфрасистем в страновом, региональном и в глобальном масштабах – транспортных, энергетических, топливно-трубопроводных, систем связи, космических и т. п. Появление технологических инфрасистем определило процессы технологического обобществления собственности и управления.

«Экологическая» революция представляет собой рост экологической системности и связности в отдельных обществах и в мире в целом. Появилась экологическая дискретность общества, противостоящая социальной атомарности и связанная с крупными производствами, энергетическими узлами, с крупными расселениями людей. Причем рост энергетики хозяйствования сопровождается укрупнением экологической дискретности, служащей основанием «резонансного сопряжения» экологических кризисов и катастроф (своеобразный экологически-кризисной интерференции).

Экологическая дискретность бытия общества (человечества) означает «стягивание» отдельных людей в крупные единицы, своеобразные «экологические коллективы», с которыми взаимодействует биосфера. «Экологическая революция», как системно-экологическая революция, определила императив экологических обобществлений собственности и управленияформирования ноосферного, духовного, экологического социализма как формы социализации экономики с позиций обеспечения коллективной реакции на экологические кризисы и катастрофы, и становления ноосферного социалистического общества.

…Квалитативная революция или революция качества отражает сдвиги в механизмах конкуренции с позиций доминирующих факторов: от ценового фактора – к качеству товаров (60-е годы ХХ века), от качества товаров – к качеству технологий (70-е годы ХХ века), от качества технологий – к качеству человека, к качеству образования, к качеству интеллектуальных ресурсов в обществе (80–90-е годы ХХ века).

Качество выступает символом нелинейности и синтетичности мышления и цивилизационного развития.

На уровне «целей развития» квалитативная революция выражается в усилении тенденции роста внимания к проблемам качества жизни. Управление качеством жизни все больше становится символом управления социоприродной – ноосферной эволюцией. Формируются «философия качества», образование качества, системы всеобщего управления качеством (в США и Западной Европе представленные идеологией «Total Quality Management»). Происходит квалитативизация рынка и экономики в целом (на международном рынке этот процесс проявляется усилением роли международных стандартов по качеству в международной торговле, например, ИСО 9000–9003).

Революция качества есть синтетическая революция в механизмах цивилизацнонного развития через призму качества. Отражением этих сдвигов является появление проблемно-ориентированных научных комплексов, ориентированных на проблему качества, – квалитологии как науки о качестве объектов и процессов, создаваемых и применяемых в хозяйственной деятельности человека, и квалиметрии – науки об измерении и оценке качества. В России имеется большой научный задел в этой области. Создана Академия проблем качества. Автором создана научная школа в области квалитологии и квалиметрии, получившая высокое признание. На ее основе развивается квалиметрия человека, образования, общественного интеллекта.

Ноосферная социология опирается на социальную квалитологию и социальную квалиметрию.

Программа выхода России из поразившего ее системного кризиса невозможна без мощной государственной политики качества, развертывания революции качества в России. Отметим, что «горячие» экономики – это квалитативные экономики. Квалитативизация экономических механизмов – процесс, сопровождающийся ростом интеллектоемкости, наукоемкости, образованиеемкости экономик. А это означает, что качество становится более наукоемким, интеллектоемким, образованиеемким фактором. Это относится и к качеству жизни. Как результат этих процессов формируется процесс роста интеллектоемкости, наукоемкости, образованиеемкости технологий, отвечающих жестким экологическим стандартам. Поэтому государственная экологическая политика невозможна без соответствующих развернутых образовательной политики и политики качества.

Политика свертывания образования в России, понижение образовательного ценза населения в свете изложенных тенденций могут привести в XXI-ом веке к потере возможности добывать на базе национальных технологий собственные ресурсы. Данный фактор может актуализироваться в случае возникновения «экологического неоколониализма», использующего фактор экологических стандартов в борьбе за добычу ресурсов в развивающихся странах [А. И. Субетто, 1995].

 

Пятая революция – рефлексивная – методологическая, – как часть синтетической революции, выражает собой изменение в базисе наук, усиление процессов рефлексизации и методологизации научного знания. Автором в его работах раскрыто глубокое содержание этой революции, затрагивающей основания основных блоков научного знания – естествознания, обществознания, технознания, человекознания и метазнания (к последнему блоку отнесены философия, математика, кибернетика, информатика, системология и т. п.).

Главным итогом этой революции является формирование Неклассической науки в целом. Отражением этих сдвигов в сторону Неклассичности автором отнесены: усиление роли знаний о человеке как знания дополнительного, корректирующего проблему Истины в естествознании и других науках, раскрытие механизмов самотворения в Природе (синергетика, системогенетика, концепция Больших Взрывов в космогонической эволюции), Космологические Антропные принципы, становление теории рефлексивных систем, ставящей проблему переосмысления оснований обществоведения и человековедения с позиций «мира субъектов» как «рефлексивного мира». Последняя тенденция затрагивает проблему «теорий прошлого» и «теорий будущего» в обществоведении, осмысления статуса «теорий будущего», позитивного значения утопий, теорий социального и экономического эксперимента, социальной инженерии. С этих позиций становящаяся теория общественного интеллекта, актуализирующая в позитивном ключе проблему институционализации теорий будущего, социальной инженерии, теорий социального и экономического эксперимента, входит в структуру становящейся Неклассической Науки.

Ноосферная социология, как Неклассическая социология, включает в себя теорию социального рефлексивного мира.

 

Перейти на страницу книги

 

Таким образом, системно-методологические основы ноосферной социологии представляют собой развернутую систему, которая предстает в свою очередь, как часть Ноосферизма.

Литература

Goodland R., Daly H., El Serafy S. (Eds). Environmental Sustainable Economics Development Building on Brundtland. Washington D.C: World Bank, 1991.

Булгаков С. Н. Философия хозяйства – М.: «Наука», 1990. – 412 с.

Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке/ Под науч. ред. А. И. Субетто. – СПб.: Астерион, 2003. – 598 с.

Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление/ Отв. ред. А. Л. Яншин. – М.: «Наука», 1991. – 271 с.

Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. – М.: «Наука», 1988–520 с.

Григорьев С. И., Субетто А. И. Основы Неклассической социологии. – М.: РУСАКИ, 2000. – 224 с.

Зубаков В. А. Эндоэкологическое отравление и эволюция: стратегия выживания (К саммиту ООН «Рио+10»). – СПб.: 2002. – 86 с.

Комаров В. Г. Правда: онтологическое основание социального разума/ Под ред. В. Я. Ельмеева. – СПб.: Изд-во С.-Пб. Университета, 2001. – 556 с.

Кондратьев Н. Д. Основные проблемы экономической статики и динамики – М.: Наука, 1991. – 567 с.

Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. – М.: 1956.

Медоуз Д. Х., Медоуз Д. Л., Рандерс И. За пределами роста/ Под ред. Г. А. Ягодина – М.: Прогресс – Пангея, 1994. – 304 с.

Осипов Ю. М. Опыт философии хозяйства. – М.: МГУ, 1990. – 382 с.

Социогенетические основания трансформации общества/ Научная монографии (отражающая основные доклады V Международной Кондратьевской конференции «Закономерности и перспективы трансформации общества»)/ Под ред. А. И. Субетто. – Кострома: Изд-во КГУ им. Н. А. Некрасова, 2004. – 464 с.

Субетто А. И. Гуманизация российского общества. – М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1992. – 156 с.

Субетто А. И. Новая парадигма исторического развития и общественный интеллект. Эскиз теории общественного интеллекта// Современная высшая школа. – 1991. – № 2. – С.81–96.

Субетто А. И. Ноосферизм: движение, идеология или новая научно-мировоззренческая система? (открытое письмо – ответ некоторым «борцам» против ноосферизма»). – СПб. – Кострома: Изд-во КГУ им. Н. А. Некрасова, Астерион, 2006. – 80 с.

Субетто А. И. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив. – М.: Исследоват. центр управл. качеством высш. образования, 1990. – 88 с.

Субетто А. И. Основания и императивы стратегии развития России в XXI веке. – СПб. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2005. – 324 с.

Субетто А. И. Проблемы фундаментализации и источников содержания высшего образования: грани государственной политики – Кострома – М.: КГПУ, Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1995. – 332 с.

Субетто А. И. Разум и Анти-Разум. – СПб. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2003. – 148 с.

Субетто А. И. Россия и человечество на «перевале» Истории в преддверии третьего тысячелетия. – СПб.: Астерион, 1999. – 827 с.

Субетто А. И. Синтетическая революция, кризис истории и человековедение// Мир человека (Периодическое издание научных трудов). – Н. Новгород: ПАНИ, Общероссийская академия человековедения, 1993. – Вып.1. – с. 22–43.

Субетто А. И. Системный анализ современного общества / Научный доклад – СПб. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2005. – 88 с.

Субетто А. И. Социогенетика: системогенетика, общественный интеллект, образовательная генетика и мировое развитие. – М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1994. – 168 с.

Субетто А. И. Творчество, жизнь, здоровье и гармония. Этюды креативной онтологии. – М.: Изд. Фирма «Логос», 1992. – 204 с.

Субетто А. И. Эпоха Великого Эволюционного Перелома. – СПб. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2007. – 88 с.

Субетто А. И. Общественный интеллект: социогенетические механизмы развития и выживания (философско-методологические основания и начала теории общественного интеллекта)/ Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора философских наук. Спец. 09.00.11 – Социальная философия – Нижний Новгород: НГАСА, 1995. – 54 с.

Субетто А. И. Сочинения. Ноосферизм: В 13 томах. Том пятый: Ноосферное или Неклассическое обществоведение: поиск оснований. Книга 1/ Под ред. Л. А. Зеленова. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2007. – 508 с.

Субетто А. И. Сочинения. Ноосферизм: В 13 томах. Том пятый: Ноосферное или Неклассическое обществоведение: поиск оснований. Книга 2/ Под ред. Л. А. Зеленова. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2007. – 628 с.

Субетто А. И., Иманов Г. М. Образовательное общество как форма реализации стратегии развития образования в XXI веке. – СПб.: Астерион, 2008. – 310 с.

Социологический витализм в системе ноосферного социального образования в России: контекст русского социокультурного пространства XX–XXI веков
С. И. Григорьев

В современных условиях актуальность рассмотрения данной проблематики в главном определяется следующими причинами:

Во-первых, лавинообразным и ускоряющимся ростом рисков для жизни, бытия человека и общества и в глобальном, и в локальном контекстах, развития современной цивилизации, что стало главным фактором, детерминирующим превращение стихийно – эксплуататорского потребительского общества в ноосферное общество «цивилизации управляемой социоприродной эволюции». Этот процесс выразился прежде всего в глобалистическом леворадикальном социалистическом эксперименте, в возникновении и последующей трансформации советского общества, его системы образования и массового просвящения [1, 2, 3 и др.].

Во-вторых, в этой связи нельзя не отметить масштабного изменения, растущей динамики развития социогуманитарного знания, его влияния на модернизацию общества, его управленческих практик, что было мощно активизировано докладами Римского клуба 1960–70-х годов, развитием движения «зеленых», анализом опыта и теории устойчивого развития, формированием практик ноосферного образования и управления [4, 5, 6 и др.].

В-третьих, констатируем тот факт, что социально – историческое развитие последнего столетия обозначило возникновение нового сочетания глобального, национального и регионального, практик интеграции универсального, стандартизированного, технологического и уникального, феноменологического. Это во многом изменило, усложнило развитие социального и гуманитарного знания, его использование на практике, в управлении.

В-четвертых, в связи со сказанным, отметим то обстоятельство, что развитие современного общества и знаний о нём еще в середине XX века было осложнено возникновением, особенно – в социогуманитарных науках, полипарадигмальности, её противоречивого взаимодействия и традиционным монизмом научного знания. На фоне развития поликультурализма, возникновения и эволюции Французской школы анналов, а также постмодернизма последней трети минувшего столетия, все это многократно усложнило, актуализировало процессы социально-исторического, личного и общественного, национально-государственного развития.

В-пятых, в этой связи можно и нужно сказать о растущем влиянии на развитии ноосферного знания и образовательных практик, рожденных у нас в стране еще великим В. Вернадским, идей и системы научных знаний, развивающихся философско-социологическим витализмом! Это стало по-существу главным вызовом времени всей системе социогуманитарного знания, что в России рубежа XX–XXI веков осложнено, актуализировано новой радикальной ломкой всего уклада общественной жизни, либерально-рыночной трансформацией, вернувшей страну в социальное время эпохи первоначально капиталистического накопления, «дикого рынка». Это не могло не обострить весь комплекс проблем воспроизводства человека, общества и государства во всем русском социокультурном пространстве и вокруг него. Вполне определенно обозначился масштабный кризис прогрессивности эволюции не только российского общества, но и всей современной практики социокультурного развития.

 

Перейти на страницу книги

Третьим заветом русской религиозной философии стало постижение творчества как бесконечного развертывания бытия. Философия конца XIX – начала XX в. принципиально изменила сущность русской религиозности. Она примирила веру с разумом, определила ему новое предназначение.

Н. А. Бердяев создал систему антроподицеи, признающей вечность творчества в тварном бытии. Человек, тварный по своему происхождению, становится богоравным по способности к творчеству, созиданию и свершению нового. Это гениально выразил М. М. Бахтин: «Мир открыт и свободен, еще все впереди и всегда будет впереди» [23, с. 193]. Тем самым человек стал освобождаться от непредсказуемости существования в мире и обрел мужество радоваться и мечтать о жизни.

 

Ныне в кризисных перипетиях XX-XXI вв. начинает формироваться новая магистральная идеализирующая триада: понимание, доверие и мир, обращенные ко всем «другим» – людям, традициям, государствам, конфессиям. В этих условиях российский опыт непрерывного духовного поиска и находок на этом пути может оказаться неизмеримо более важным и значимым, нежели следование чуждым для россиян образцам и неизбежным для их осуществления «догоняющим стратегиям».

Литература

  1. Князев В. М. Метафизика духа в русской религиозной философии конца XIX – начала XX века. – Екатеринбург, 1998.
  2. Бердяев Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX и начала XX века // О России и русской философской культуре. – М., 1991.
  3. Лихачев Д. С. Книга беспокойств. – М., 1991.
  4. Зеньковский В. В. История русской философии: В 2 т. – Т. 1. -Л., 1991.
  5. Киреевский И. В. Критика и эстетика. – М., 1979.
  6. Ухтомский А. А. Доминанты как фактор поведения // А. А. Ухтомский. Избр. труды. – Л., 1978.
  7. Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. – М., 1978.
  8. Кодин М. И. Социология трансформации российского общества. – М.: Изд. РГСУ, 2007;
  9. Жуков В. И. На рубеже тысячелетий: социология отечественных преобразований 1985–2005 гг. – М.: Изд. – РГСУ, 2008;
  10. Заславская Т. И. Социальная трансформация российского общества. – М.: Изд. «Дело», 2002;
  11. Афанасьев В. В. Социология истории. – М.: Канон, 2008;
  12. Введение в управление. Уч. пос. (ред. Гладышев А. Г., Иванов В. Н., Маслова Н. В.). – М.: Изд. ИРИАС, 2007;
  13. Ноосферное образование в евразийском пространстве (ред. А. И. Субетто). – С-Петербург, 2009;
  14. Жизненные силы русской культуры: пути возрождения в России начала XXI века. – М.: Изд. Магистр-пресс, 2003;
  15. Григорьев С. И. Основы виталистской социологии XXI века. – М.: Изд. Гардарики, 2007;
  16. Словарь виталистской социологии (ред. С. И. Григорьев). – М.: Изд. Гардарики, 2006;
  17. Князев В. М. Метафизика духа в русской религиозной философии конца XIX-начала XX века. – Екатеринбург, 1998.
  18. Бердяев Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX и начала XX века// О России и русской философской культуре. – М., 1991.
  19. Лихачев Д. С. Книга беспокойств. – М., 1991.
  20. Зеньковский В. В. История русской философии: В 2 т. – Т.1. – Л., 1991.
  21. Киреевский И. В. Критика и эстетика. – М., 1979.
  22. Ухтомский А. А. Доминанты как фактор поведения // А. А. Ухтомский. Избр. Труды. – Л., 1978.
  23. Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. – М., 1978.

Философские основы ноосферного образования: опыт вернадскианского синтеза
В. Г. Егоркин

«… Дух ткёт и развертывает покров ноосферы»

П. Тейяр де Шарден

 

Идея синтеза красной нитью пронизывает учение В. И. Вернадского о биосфере/ноосфере и является смыслообразующей, благодаря чему Вернадский смог принципиально по-иному осмыслить известное со времен Ж.-Б. Ламарка понятие биосферы, трактовавшееся французским биологом как «область биологической жизни» на Земле, а затем введенное в геологию Э. Зюссом [3, с. 304]. Это новое понимание биосферы заключается в том, что последняя «выявляется как планетное [выд. авт. – В. Е.] явление космического характера» [3, с. 305]. К такому заключению Вернадский пришел эмпирическим путем, создав новые для его времени, синтетические науки геохимию, биогеохимию, радиогеологию и, наконец, учение о ноосфере. «Все это плод огромного новаторского исследовательского синтеза…» [15, с. 285] как метода постижения действительности, адекватного самой действительности, которую исследователь видит единым синтетическим целым, где «человечество как живое вещество неразрывно связано с материально-энергетическими процессами определенной геологической оболочки Земли – с ее биосферой [выд. авт. – В. Е.]. Он не может физически быть от нее независимым ни на одну минуту» [3, с. 305].

Человечество, превратившееся в процессе эволюции в единое целое, «в ХХ веке впервые в истории Земли узнал[о] и охватил[о] всю биосферу» и, взятое в таком единстве, «становится мощной геологической силой» [3, с. 308–309], преобразующей биосферу в ноосферу – область разума – при помощи научных знаний.

Как ученый, постоянно работающий в области естественных наук, В. И. Вернадский достаточно скептично относится к разного рода умозрительным построениям, постоянно подчеркивая, что его теоретические выводы являются «эмпирическими обобщениями», т. е. закономерными результатами длительной и кропотливой опытно-исследовательской работы, верифицированными многочисленными фактами эмпирического научного познания. Таким образом, он доверяет лишь «логике знания», где каждое высказывание истинно, поскольку оно доказуемо, причем доказуемо практически [8, с. 1017].

Следствием этой гносеологической позиции является известный скепсис Вернадского по отношению к философии, в основе которой «лежит примат человеческого разума… Для философии разум есть верховный судья; законы разума определяют ее суждения» [2, с. 101]. Абстрактные философские построения не могут, по мнению Вернадского, служить мерилом научного знания, «так как современное научное знание… имеет научную эмпирическую базу, значительно более мощную и прочную, чем указанная база философии» [2, с. 101]. Но, критикуя философское знание за его абстрактность, Вернадский в то же время признает, что «под влиянием могучего научного движения ХХ века создаются новые формы реалистической философии», исходящие «из примата науки в ее области над философией и религией» [2, с. 181]. Роль такой философии, по мнению В. И. Вернадского, «связана главным образом с анализом научных понятий … Наука неотделима от философии и не может развиваться в ее отсутствии» [2, с. 181]. Как ученого, в основе деятельности которого полагается принцип синтеза, Вернадского привлекает философия холизма «с ее пониманием живого организма как единого целого в биосфере» [2, с. 182].

Такой дуализм в подходе Вернадского к философии, с одной стороны, можно объяснить привычкой ученого-натуралиста проверять теоретические умозаключения данными практики, а с другой – тончайшей интуицией высокоэрудированного исследователя, овладевшего всеми богатствами мировой философской мысли, отчетливо представляющего ее значение для науки и умеющего выбрать среди многочисленных философских течений адекватное синтетизму его учения.

Проблематика образования рассматривается В. И. Вернадским опосредованно, в контексте анализа науки как геологической силы в эволюции биосферы, но он, разумеется отчетливо осознает неразрывную связь науки и образования как института, дающего возможность получения «максимального научного знания» [2, с. 80]. Отмечая возрастающее значение народных масс в ХХ веке, объединение их в «демократические и социальные» организации интернационального характера, Вернадский не только констатировал «энергичное, широкое развитие самых разнообразных форм народного образования» [2, с. 80], но и настаивал на развитии образовательных систем «на всей планете вне рамок государства» как на «столь же необходимой предпосылке ноосферы, как и творческая научная работа» [2, с. 80].

В синтез образования и науки, таким образом, Вернадский интегрировал социальные процессы и явления, создавая тем самым онтологический императив единства ноосферного бытия, основой которого выступают наука и образование. Принципами его организации являются коллективизм и социоприродная гармония.

 

В этом смысле современная ноосферная философия образования выступает творческим развитием вернадскианского космического детерминизма в сфере образования и просвещения масс, теоретическим осмыслением феномена образования в парадигме вернадскианской революции, современной модификацией которой является ноосферизм [18, с. 94]. Причем понятие образования является одним из субстанциональных понятий в дефиниции ноосферизма как «управляемой социприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества» [17, с. 225].

Категория «образовательное общество» употребляется в философской, культурологической и политологической риторике при обсуждении проблем образования в XXI веке в логике образование центристских интенций современности. А. И. Субетто сформулировал несколько определений понятия «образовательное общество», из которых наиболее концептуальным является следующее:

«Образовательное общество – это такое общество, в котором образование становится базовым механизмом его воспроизводства и прогрессивного развития, в котором выполняются требования закона опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных (педагогических) систем в обществе, в котором образование становится базисным условием бытия человека, его жизнеосуществления в интеллектоемком, быстро меняющемся, инновационном мире» [20, с. 16].

 

Квинтэссенция этого развернутого определения – в том, что образовательным обществом можно назвать социум, способом существования которого является социально развитая и гарантированная, интеллектуально и методически высококачественная система тотального образования, которая обеспечивает опережающее развитие всех социальных сфер. По сути, в доктрине ноосферизма понятие «образование» получило статус социального абсолюта, интегрированного в космический континуум ноосферы. Ноосферизм социализирует вернадскианское понимание ноосферы: если у Вернадского последняя – это область разума, процесс и результат трансформации биосферы под влиянием экспансии научного знания, то детерминированная образованием и общественным интеллектом ноосфера в понимании А. И. Субетто – это новейшая модель социалистического общества: «Ноосферный, Экологический, Духовный Социализм», [22, с. 13].

 

Таким образом, концепт «образование» в ноосферизме базовый, универсальный. Он мыслится как механизм синтеза социальных и природных явлений и принципиально отличается от традиционного понимания образования как средства передачи знания от одной группы людей – другой.

Полисемантизм понятия «ноосферное образование» предполагает его философскую насыщенность, основы которой мы теперь попытаемся определить.

  1. Онтология

1.1. Доминирующим теоретическим положением в онтологии ноосферного образования выступает общая для всей философии космизма концепциякосмического детерминизма [18, с. 324], где космос и ноосфера синтезированы в едином универсуме – Вселенной, – а человек является органическим элементом ноосферы, следовательно, – субъектом космическим. В концепции космического детерминизма человек понимается в качестве антропо-космического существа, а человечество – как синтетическая целостность, эманирующая духовную творческую силу. Это явление П. Тейяр де Шарден именует мегасинтезом и характеризует его следующим образом:

«Срастание элементов и срастание ветвей. Геометрическая сферичность Земли и психическая изогнутость духа гармонируют друг с другом, уравновешивая в мире индивидуальные и коллективные силы рассеивания и заменяя их объединением – таков в конечном счете способ существования гоминизации и ее секрет» [23, с. 193].

1.2. В процессе антропокосмогенеза все более существенную роль играет феномен, названный Д. Д. Дана цефализацией, а Ле Контом – психозойской эрой [3, с. 307]. Это понятия, которые характеризуют один и тот же объект – возрастание роли человеческого сознания в эволюции биосферы.

П. Тейяр де Шарден идет дальше Дана и Ле Конта в своем категорическом постулате «эволюция – возрастание сознания» [23, с. 193], где он отождествляет указанные процессы. В работах К. Э. Циолковского это понятие выражено «в форме чеканных тезисов: «Влияние разумных существ на развитие Вселенной. Влияние разума на устройство Вселенной. Мысль как фактор в эволюции Космоса»» [16, с. 262].

В свою очередь, В. И. Вернадский, развивая взгляды космистов в учении о ноосфере, приходит к выводу о том, что человек в биосфере не случаен, его разум, еще далекий от совершенства, стихийно (как порождение антропокосмогенеза) воздействует на эволюцию биосферы посредством научной деятельности. Таким образом доминанта науки в ноосферогенезе имеет каузальную природу, причиной и условием которой выступает «неизбежное проявление большого природного процесса, закономерно длящегося в течение по крайней мере двух миллиардов лет» [2, с. 21].

В ноосферизме такой процесс статуирован как «закон возрастания идеальной детерминации» [18, с. 194]. Именно в силу действия этого закона становится возможным тотальное образование в социуме.

1.3. В онтологии ноосферного образования одно из важнейших мест принадлежит гелиобиологическому учению А. Л. Чижевского, согласно которому «солнечная активность оказывает влияние на все сферы Земли и все уровни организации биосферы» [18, с. 296] в соответствии с определенными циклами корреляции солнечных и земных явлений [18, с. 297]. Организованность Вселенной, взаимосвязь и взаимозависимость ее частей проявляется здесь через воздействие солнечной энергии на живые организмы, в том числе на организм (и, как следствие, на поведение) человека. «Земная органическая жизнь, – утверждает Чижевский, – испытывает на себе все эти изменения в энергетических функциях космической среды, так как живое существо по своим физиологическим свойствам является наиболее чувствительным резонатором» [25, с. 323]. Человек – «дитя Солнца» – представляет из себя существо биосоциальное, и поэтому явления его жизни обусловлены воздействием солнечной энергии не только в его биологической экзистенции, но и в социокультурной деятельности, в частности, – в образовательной. Согласно выводам Чижевского, события человеческой жизни подчинены «строжайшим качественным и количественным законам, [которые] управляют их течением …изнутри и извне» [25, с. 326]. Такой синтез космогелиобиологии и социокультурного бытия, взаимодействующих согласно определенным циклам «солнечного возмущения», актуализирован в законе квантитативной компенсации (квантитативно-компенсаторной функции биосферы), согласно которому «количественные соотношения в ходе того или иного явления на очень больших территориях имеют тенденцию к сохранению путем периодических компенсаций, давая в среднем арифметическом одну и ту же постоянную величину, или близкую к ней» [18, с. 297]. В ноосферизме этот закон интерпретирован А. И. Субетто как «закон гомеостатических механизмов Биосферы как суперорганизма, … взаимодействующий с законами Бауэра—Вернадского, в которых отражается способность живых организмов производить негэнтропию в окружающей среде» [18, с. 298].

Наполнение этого закона образовательной семантикой означает понимание ноосферного образования как механизма регулирования гомеостатичности общества, обеспечивающего движение к организации и упорядочению социальной системы.

1.4. Генетически родственна онтологическим положениям Циолковского—Вернадского—Чижевского и теория космопассионарного этногенеза Л. Н. Гумилева, однако здесь мы обратим внимание на другую онтологическую концепцию его теории – концепцию антисистемы (учитывая, разумеется необходимость гумилевской теории этногенеза для онтологии ноосферного образования). Согласно Гумилеву, «антисистема этническая – системная целостность людей с негативным мироощущением» [5, с. 496], диаметрально противоположная в своих убеждениях и деятельности этнической системе, т. е. целостности людей с позитивным мироощущением.

«Человек [системы – В. Е.] признает себя частью природы, верхним звеном биоценоза – тогда он не противопоставляет себя животным» [и биосфере в целом – В. Е.], [4, с. 253].

«Человек [антисистемы – В. Е.] противопоставляет себя природе, в которой он видит сферу страданий. При этом он обязан включить в отвергаемую им биосферу и свое собственное тело, от которого необходимо отделить «душу», т. е. сознание. Пути для этого предлагались разные, но принцип был всегда один – отрицание мира как источника зла» [4, с. 253].

Эти два типа взглядов и деятельности суть актуализация учения о ноосфере в этнической истории человечества, где системная человеческая общность мыслится как органический элемент биосферы, составляющий с ней организованную целостность, в то время как антисистема – явление дискретное, отграниченное от биосферы уже в силу своего генезиса (возникает на стыках этносов и распространяется по зонам этнических контактов, следовательно, не имеет исконной природной среды своего обитания) [4, с. 254]. Как явление, не органичное биосфере антисистема ощущает свою чуждость и приступает к ее деструкции.

Такой антисистемой в настоящее время представляется глобалистический империализм в его неолиберальном проявлении и в России, и в других странах мира. «Онтологическая критика капиталократии» в ноосферизме восходит в своих смысловых и доказательных проявлениях к гумилевской концепции антисистем, которая выступает одним из базисных положений и в онтологии ноосферного образования как раскрывающая природу деструктивных механизмов в современном социуме, альтернативой чему по сути является механизм ноосферного образования.

1.5. Сущностные черты ноосферного мировоззрения связаны также с философией евразийства, из которой оно унаследовало ряд концептуальных положений.

Первое из них заключается в онтологическом императиве «освободиться от шаблонов и ложных традиций» [7, с. 29], навязанных европоцентристски мыслящей интеллигенцией и властными кругами российского общества. Ноосферизму, позиционирующему себя в качестве наследника «вернадскианской революции в системе научного мировоззрения, постулирующему в своих теоретических построениях идеи «Синтетической Цивилизационной Революции» [20, с. 37–52] генетически родственен революционный призыв евразийцев отмести устаревшие «шаблоны и ложные традиции» для адекватного реальности самосознания и правильного целеполагания. Именно отсюда берет начало и пафос отрицания чуждых России=Евразии западноевропейских ценностей, общий для онтологии евразийства и ноосферизма [7, с. 31; 21, с. 13 и др.].

Второе выражается в самоидентификации культуры России как «совершенно особой, специфической культуры, обладающей не меньшей самоценностью и не меньшим историческим значением, чем европейская и азиатские» [7, с. 30]. Культурная специфика России синтетична: она представляет собой «срединную, евразийскую культуру» [7, с. 30] с особым складом «ее субъекта как симфонической личности» [7, с. 31]. Симфонизм субъекта российской культуры в евразийстве интерпретирован ноосферным дискурсом в качестве «целостного человека» – цели ноосферного образования [21, с. 14].

1.6. Одним из фундаментальных положений онтологии ноосферного образования можно назвать синтетическое понятие «креативная онтология мира», введенное А. И. Субетто в своем «Манифесте системогенетики» и выраженное семью формулами в логике нарастающей сложности и степени универсальности. Общий смысл этих формул передан в содержании первой: «Мир самотворящ» [19, с. 30]. Самотворящий мир является результатом и одновременно развивающимся субъектом креативной эволюции, закономерно создающей человека-творца, который, в свою очередь, посредством своего разума интеллектуализирует космический универсум, включающий в себя биосферу Земли. Созидательная деятельность человека и «онтологическое творчество» мира вне него осуществляются в соответствии с «едиными законами системогенетики и креатологии». Следовательно сущность человека креативна, космоэволюционна. Онтологический континуум творящего человека и космического креатива представляет собой дуальный биполярный геном, эволюционизирующий циклически в парадигме диалектической спирали. Творчество как главный закон бытия космоса и жизни человека и есть сущностная сторона креативной онтологии мира, делающая его живым, создающая «космический Разум» [19, с. 30–31].

Именно креативная онтология ноосферизма субстанциирует и онтологизирует образование в его отношении к современному обществу, превращая его в необходимый социальный субстрат, созидающий социоприродную ноосферную гармонию.

Таковы основные онтологические постулаты теории ноосферного образования. Вообще проблемы онтологии занимают весьма солидное место в доктрине ноосферизма, и многие их аспекты связаны либо напрямую, либо опосредованно с образованием. Здесь мы выделили и проанализировали лишь наиболее важные из них, оставляя иные за рамками нашего исследования.

Текущая страница: 8 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

  1. Гносеология

2.1. Гносеологическими источниками педагогики ноосферного образования служат произведения русских педагогов, которые в своей деятельности руководствовались принципом синтеза, выраженным в парадигме коллективизма, сотрудничества, системности воспитания, взаимной ответственности. Особое внимание в этой связи уделяется педагогическим идеям Н. И. Пирогова и А. С. Макаренко [18, с. 172–183; 377–394].

Педагогика Пирогова понимает человека как существо социальное, что, в свою очередь, выдвигает на первый план проблемы нравственности:

«Итак, словами «ищи быть и будь человеком» – выражается одна главная мысль воспитания: научите детей с ранних лет подчинять материальную сторону жизни нравственной и духовной» [11, с. 171].

Таким образов, синтетическое понятие «человек» в педагогике Пирогова – это личность нравственная, у которой духовные интересы доминируют над материальными. Образовательный процесс Пирогов рассматривает в единстве обучения и воспитания, решающих педагогические задачи в строго определенной последовательности. Прежде всего необходимо добиться «образования в ребенке ясного понимания вещей окружающего мира и преимущественно общественного, т. е. того, в котором ему со временем придется действовать. … Затем последовательным результатом такого понимания должно быть возведение добрых инстинктов детской натуры в сознательное стремление к идеалам правды и добра. И, наконец, … образование нравственных современных убеждений, … твердой и свободной воли, … воспитание тех гражданских и человеческих доблестей, которые составляют лучшее украшение времени и общества» [12, с. 173]. Синтетизм этой дидактической триады, таким образом, обозначает не только единство обучения и воспитания современной образованной и культурной личности, но главным образом – формирование человека социального, творца и носителя «гражданских и общественных доблестей». Воспитание образованного, высоконравственного, духовно богатого и социально активного гражданина – вот цель дидактики Пирогова, созвучная цели ноосферного образования – трансформации «частичного» человека в универсального, духовность которого «становится космо-ноосферной духовностью» [19, с. 58].

Креативный смысл педагогики Н. И. Пирогова выражен в том, что «человеческому духу, всецело и всесторонне развитому, присуща наклонность употреблять и применять им приобретенное без всякой насильственной подготовки. Просвещенному уму не нужны рамы, заказанные по мерке; он сам для себя создает их, убеждаемый бесконечностью и беспредельностью сведения» [13, с. 176]. Философемы «всецелость», «всесторонность», «бесконечность» и «беспредельность» суть выражения имплицитного космизма дидактики Пирогова, несущей в себе прообраз ноосферного образования.

Педагогические идеи А. С. Макаренко можно оценить как творческое развитие в ХХ веке космо-синтетических традиций предшествующей педагогики и, в частности, педагогических взглядов Н. И. Пирогова и К. Д. Ушинского. В этой связи интересна статья Ушинского «Труд в его психическом и воспитательном значении», где труд понимается как «такая свободная и согласная с христианской нравственностью деятельность человека, на которую он решается по безусловной необходимости ее для достижения той или другой истинно человеческой цели в жизни» [24, с. 11]. В понимании Ушинского труд – синтетическая категория, интегрирующая нравственные установки, цели, задачи и содержание человеческой деятельности, ее разновидности (умственную и физическую) и, что для нас особенно важно, возможность обучения труду, развития трудовых навыков. Предпосылкой такого синтеза выступает интерпретация Ушинским человека как «мирового» (космического) существа:

«Всякая школа прежде всего должна показать человеку то, что в нем есть самого драгоценного, заставив его познать себя частицей бессмертного и живым органом мирового духовного развития человечества» [выд. мной – В. Е.], [24, с. 21]. Одновременно здесь он ставит цель образования и воспитания: самоидентификацию человека как «частицы бессмертного» – космоса – и самопознание его в качестве «живого органа» ноосферы – «мирового духовного развития человечества».

Эту философему Ушинского можно назвать гносеологическим предчувствием ноосферы. Но поскольку человек – существо космическое, то и труд как способ его существования приобретает антропокосмический характер, а трудовая деятельность человека суть процесс антропокосмогенеза. Отсюда становится понятным и нравственное наполнение феномена труда: праздность не только безнравственна как мать всех пороков и причина социальных катастроф, но, в первую очередь, как нарушение антропокосмоноосферного универсума, его «креативной онтологии». Праздность, бездействие – вне– и антиноосферны. Ушинский иллюстрирует пагубность эскалации праздности в обществе многочисленными историческими примерами, и в том числе экстраполирует свои выводы на современное ему буржуазное общество Запада:

«Но не показывает ли нам и современное положение западного общества, что увеличение массы богатства не ведет еще за собой увеличения массы счастья? Не видим ли мы … на каждом шагу, что влияние богатства прямо действует разрушительно не только на нравственность, но даже и на счастье общества, если это общество своим нравственным и умственным развитием не приготовлено еще выдержать натиска приливающего богатства?» [выд. авт. – В. Е.], [24, с. 10].

В известном смысле критика Ушинским безнравственности западного буржуазного социума является гносеологическим истоком «онтологической критики капиталократии» в ноосферизмеТаким образом, мы видим, что творческая мысль К. Д. Ушинскогопреодолев ограниченность дидактики учебно-воспитательными задачами, достигла планетного и космического масштаба: в образовании он ставит цель создания универсального, нравственного, космического человека.

Педагогические взгляды А. С. Макаренко складываются в парадигме русского педагогического космизма, столь характерного для творчества Пирогова и Ушинскогопоэтому вполне естественно, что синтетическое понятие труда полагается им в основу своей методики коммунистического воспитания в трудовом коллективе, где категория труда наполняется этико-психологическим содержанием и выступает как труд-забота. «Основанием русской школы должен сделаться не труд-работа, а труд-забота. Только организация школы как хозяйства сделает ее социалистической» [9, с. 46].

Труд-забота – это труд, возведенный в ранг потребности человека, именно он детерминирует мотивацию его поведения, причем поведения коллективистского, где человек заботится не о результатах индивидуальной деятельности, но об итогах работы коллективаПедагогика А. С. Макаренко – системна, субстанциирует ее понятие коллектива как «множества элементов с отношениями и связями между ними, образующего определенную целостность» [14, с. 18], поэтому труд-забота в его системной педагогике – это основная интегративная «потребность коллектива, то есть человека, связанного со своим коллективом единой целью движения, единством борьбы, живым и несомненным ощущением своего долга перед обществом» [9, с. 80]. Последовательно доминирующие в педагогике Макаренко принципы системности, монизма и организации, понимание им коллективной трудовой деятельности как деятельности креативной позволяют квалифицировать ее как один из гносеологических источников педагогики ноосферного образования, где этос гносеологизирован через категорию «знание»: «Наше поведение должно быть поведением знающих [выд. мной. – В. Е.] людей, отдающих себе отчет в каждом поступке. Не может быть у нас этики без знания [выд. мной – В. Е.] и умения, без организации» [9, с. 90]. Этический знаниецентризм организованного коллективом и в коллектив социального бытия – вот основной постулат системной педагогики А. С. МакаренкоОнтологизированный этический императив знания через «поведение знающих людей» субстанциирован трудом-заботой индивидов, организованных в коллектив. Такова семантика педагогического синтеза Макаренко, включающего в себя все виды человеческой деятельности, в том числе и образовательную.

2.2. Необходимо отметить важную особенность учения В. И. Вернадского, которая заключается в том, что такие фундаментальные понятия, как «наука», «знание», «интеллект», «научные исследования» здесь онтологизированы: поскольку человек как генератор научного знания и субъект научной деятельности – существо биосферное, космическое, стихийное, то и научная актуализирующая мысль «есть стихийный природный процесс» [2, с. 21]. Следовательно образовательная деятельность, осуществляемая человеком, также является стихийным природным процессом. Такая онтологизация гносеологических категорий и, в частности, самой категории «образование» характерна для ноосферного образования, ибо последнее генетически родственно учению В. И. Вернадского о ноосфере.

2.3. Для гносеологии ноосферного образования органично явление, которое П. Тейяр де Шарден назвал мегасинтезом. Он исходил из того, что в условиях ноосферы человеческая «мысль становится множеством, чтобы завоевать все обитаемое пространство поверх любой другой формы жизни» [23, с. 155]. Синтез объектов живого вещества в множества, организованных в системы, обусловлен тем, что «жизнь может продвигаться вперед лишь большими множествами» с целью умножения «контактов, необходимых для своих пробных нащупываний» и накопления «полиморфного разнообразия своих богатств» [23, с. 155]. В этом смысле человечество, расселившееся по всей Земле не составляет исключения, и глобальная множественность его мышления – закономерная функция планетного множественного человечества.

Тейяр де Шарден, как уже упоминалось выше, гносеологизирует сам процесс эволюции человека, отождествляя его с возрастанием сознания. Однако этим процесс антропокосмогенеза не ограничивается, поскольку «возрастание сознания [влечет за собой] – действие к единению» [23, с. 193]. Следовательно, диалектика ноосферного сознания такова: закон доминирования организованной множественности в биосфере обусловливает возрастание множественности сознания человека одновременно с качественным его совершенствованием. Это последнее вызывает действие людей к объединению. Вот почему организованное единство, сплочение мыслящих индивидов, их коллективизм является законом существования человечества – законом «всеобщего объединения посредством совместных действий» [23, с. 193]. Такая «гигантская психобиологическая операция» и получила у Тейяра де Шардена наименование «мегасинтез» [23, с. 194]. В свою очередь, он обусловлен единством космобиосферного человечества, мышление которого изменяет биосферу. В этой связи – образование есть органическая часть мегасинтеза.

2.4. Указанный гносеологический субстрат обусловил концепцию онтологического творчества в ноосферизме. Присущее материи всеобщее свойство отражения, получившего в ноосферизме, в применении к живому и разумному живому веществу наименование «онтологической рефлексивности» [19, с. 34], трактуется им также в качестве «онтологического творчества как фундаментального свойства бытия природы» («Сверхразума, Бога») [19, с. 34]. Эта пантеистическая онтологизация космоса (принципиально противоположная последовательно материалистическим взглядам В. И. Вернадского) интегрирует «рефлексивность «разумного живого»», подчиняющуюся «законам рефлексосистемогенетики» [19, с. 35], вследствие чего возникает «космогоническая интеллектуализация» как «нарастание проективного начала в Космосе, в Природе, как своеобразного Неприродного начала, отрицающего стихийность» [19, с, 35]. Таков метафизический гносеологизм ноосферной теории управления социоприродной гармонией на основе образовательного общества, и здесь же сформулирован ее основной постулат: «Космогоническая интеллектуализация есть преодоления Стихийности в Космической эволюции, перевод ее на новый структурный уровень» [19, с. 35]. Такой постулат является гносеологическим обоснованием субстанциональности ноосферного образования.

2.5. Закономерным результатом творческого осмысления вернадскианского синтеза в области гносеологии в ноосферизме стал принцип тотальной неклассичности, согласно которому последняя понимается как сверхсинтез онтологии и гносеологии, всех социальных и природных явлений на основе разумного управления ими. «Тотальная Неклассичность … охватывает науку, культуру, образование, экономику, все формы жизни общества, человека, человеческий разум, общественный интеллект, управление» [20, с. 73]. Безусловно, принцип тотальной неклассичности гносеологически восходит к понятию мегасинтеза Тейяра де Шардена, но отличается от него, во-первых, значительно большим масштабом синтеза явлений, а во-вторых – ярко выраженной интенцией социализации.

Таким образом, гносеологическими основаниями ноосферного образования мы можем считать синтез важнейших теоретических положений русского педагогического космизма, фундаментальные постулаты ноосферного учения В. И. Вернадского и П. Тейяра де Шардена в их развитии в гносеологических новациях ноосферизма в контексте онтологического творчества и тотальной неклассичности.

  1. Аксиология

Фундаментальные ценности ноосферного образования обусловлены, с одной стороны, их генезисом в учении о ноосфере, а с другой, – их необходимостью в ценностной системе ноосферизма. Как генетически связанные с вернадскианским дискурсом, ценности ноосферного образования воплощают в себе общий для вернадскианства принцип синтеза, и как аксиологическая семантика ноосферизма, они выражают его социализированную сущность, восходящую к идеям социализма.

3.1. В этой связи необходимо выделить базовые ценности ноосферной аксиологии. Прежде всего, обратимся к работам В. И. Вернадского, где ценностный аспект определен в контексте системного дискурса автора. В качестве необходимой предпосылки «антропогенной геологической эры» Вернадский настаивает на «единстве и равенстве по существу, в принципе всех людей [выд. авт. – В. Е.], всех рас. Биологически это выражается в выявлении в геологическом процессе всех людей как единого целого по отношению к остальному живому населению планеты» [2, с. 33]. Такой биосферный монизм человечества обусловливает понимание единства и равенства людей, во-первых, как закона их бытия в биосфере, а во-вторых, в аксиологической и социальной интерпретации, возводит эти категории в ранг субстанциональных ценностей в ноосферном социуме.

3.2. Именно здесь в понимании единства и равенства людей как объективного закона биосферы, мы видим истоки ноосферного отрицания индивидуализма, обособления, любого явления, разделяющего общество, любого вида узаконенного социального антагонизма и эксплуатации человека человеком, и в первую очередь – отрицание буржуазного строя с его рыночно-конкурентными отношениями. Отсюда становится понятной оптимистическая уверенность В. И. Вернадского в крахе гитлеровского нацизма, поскольку последний «предпринял противоестественный [выд. мной – В. Е.] ход в своих идейных построениях» [6, с. 231].

Весьма конкретно и недвусмысленно по этому поводу и мнение Тейяра де Шардена: «Обособление индивида или обособление группы … порочность этих циничных и грубых теорий … Извращение великой истины … [они] ошибочны и приводят нас к заблуждению … они скрывают или искажают в наших глазах действительные контуры ноосферы и делают биологически [выд. мной – В. Е.] невозможным образование духа Земли» [23, с. 190].

Таким образом, отрицание индивидуализма и социальной несправедливости выступает также базовой ценностью в ноосферной рефлексии общественных процессов. В ноосферизме эта ценность развита до категорического отрицания современного глобалистического империализма, который является виновником Глобальной Экологической Катастрофы [19, с. 21 и др.].

3.3. В социальной интерпретации эти ценности модифицируются в понятие коллективизма, исконно присущего российскому менталитету и укладу социального бытия (в традиционной терминологии русского философского дискурса это понятие интерпретируется как «соборность», «общинность». Оно не тождественно последним, но, безусловно, генетически родственно им). Собственно, на коллективизме, кооперации, настаивают все представители русского педагогического космизма, но наиболее фундаментальную разработку это понятие получило в дидактике А. С. Макаренко (см. выше).[33] Для ноосферного образования коллективизм – не только базоваяценность, но и этический императив, способ организации образовательного пространства, адекватный антропокосмобиогенному континууму.

3.4. Оценивая все социальные явления с точки зрения их соответствия или несоответствия законам биосферы, пользы или вреда для развития науки, В. И. Вернадский осмысливает с таких позиций сущностные характеристики современных ему форм общественного строя и, несмотря на всю сложность его личного отношения к Советской власти, он все-таки делает объективные выводы в пользу социализма. «Понятие ноосферы, которое вытекает из биогеохимических представлений, – пишет он, находится в полном соответствии [выд. мной – В. Е.] с основной идеей, пронизывающей «научный социализм» … Широкое распространение социалистических идей и охват ими носителей власти, их влияние … создали удобные формы для признания значения научной работы как создания народного богатства» [2, с. 88–89].

С ним солидарен и А. Л. Чижевский, который в своей беседе с В. М. Бехтеревым подчеркнул: «Только это социальное устройство [социализм – В. Е.] в принципе дает возможность неограниченного материального роста и усовершенствования человеческого рода» [18, с. 250].

В ноосферизме социализм трактуется как «ноосферное, экологическое, духовное» общество (см. выше). В этих его характеристиках духовность выражает базовый ценностный аспект социализма и одновременно качественного отличия от его социально-экономического понимания как социума равных людей, где доминирует общественная собственность на средства производства и отсутствует эксплуатация человеческого труда. Духовный социализм как базовая ценность в ноосферизме детерминирован онтологией образовательного общества, где ноосферное образование выступает способом его существования и, собственно говоря, генерирует духовность социума.

3.5. Доктрина ноосферизма придает особо важное значение понятию «Правды», которое трактуется в нем как актуализация известной этико-эстетической триады истины, добра и красоты. «Ноосферная духовность и ноосферная нравственность, – подчеркивает автор этой концепции А. И. Субетто, – раскрывают себя исходя из принципа приоритета Правды» [19, с. 40]. В понимании А. И. Субетто «Онтологическая Правда» – не просто требование верифицированной информации, фактическое отсутствие неверных сведений о чем-либо, но некий онтологический нравственно-эстетический абсолют, антагонистичный другому абсолюту – «Онтологической Лжи». Причем Правда и Ложь вместе с тем и понятия социальные: первое выражает сущность социализма, второе – рыночного капитализма. Такой онтологический дуализм не находит своего обоснования в вернадскианском дискурсе, для которого характерна эпистемическая логика знания [8, с. 1017], обязательно верифицированного эмпирически, но восходит, скорее, к дуализму религиозных мировоззренческих систем, в основе которых полагается «логика убеждения», где мыслящий субъект «отвергает нечто, если только он убежден в противоположном» [8, с. 1018]. Именно такая эпистемическая убежденность характерна для ноосферного понимания правды как синтетической базовой ценности (включающей в себя и правду ноосферного образования, «прорыва» человека «к правде жизни и правде истории» [19, с. 40].

Следует отметить, что мы охарактеризовали здесь не все элементы ноосферной аксиологии, сосредоточив внимание только на базовых ее ценностях. Исследование других аспектов – задача ближайшего будущего.

  1. Праксеология

Генезис праксеоологических идей в ноосферизме и, в частности, в ноосферном образовании связан с русской философией хозяйства.

4.1. Прежде всего – это трактат С. Н. Булгакова «Философия хозяйства», послуживший одновременно темой его докторской диссертации. В речи на докторском диспуте по защите диссертации Булгаков обобщил проблематику и сформулировал основные идеи своей работы, в том числе и ее генеральную синтетическую идею о субъекте и объекте хозяйствования. «По вопросу о субъекте хозяйства, – утверждает Булгаков, – … точка зрения … сводится к признанию всеобщего (трансцендентального) субъекта хозяйствования, носителя хозяйственной функции. Таковым субъектом может быть только человечество как таковое» [выд. мной – В. Е.], [1, с. 303]. Вывод Булгакова в своем содержании соответствует семантике ноосферного понимания человечества как планетарной общности в биосфере Земли.

Далее Булгаков раскрывает космическую сущность человека и определяет «макрокосм» земной природы в качестве объекта его хозяйственной деятельности, восходя в своем теоретизировании и терминологии к монистическому космизму античности: «Человек есть микрокосм, распространяющий свое влияние в макрокосме. Этому микрокосму принадлежит центральная, единящая роль в макрокосме, образующем … объект хозяйственного воздействия. … На этой связи основана возможность постепенного овладения природой в научном познании и хозяйственном воздействии» [1, с. 303]. Такова антропокосмогенетическая семантика «Философии хозяйства» С. Н. Булгакова, и в этом плане мы можем говорить о ней как о философском обосновании праксеологии ноосферизма.

4.2. Созвучны ноосферной праксеологии и философские идеи Ю. М. Осипова, в частности его понимание бытия, его «целостных и обобщающих характеристик, его глобальных свойств, его неотъемлемых качеств, его основополагающих начал» как хозяйствования [18, с. 475], а «эволюциогенез» самого хозяйства, его витальную функцию как «производства жизни» [18, с. 475].

4.3. На основании анализа философских обобщений С. Н. Булгакова и Ю. М. Осипова можно сделать вывод о единстве антропокосмогенеза и созидательной деятельности человека, которая, собственно говоря, является реализацией креативности человеческого сознания в ноосфере. Такая конкретизация вернадскианского дискурса характерна для рефлексии в области ноосферного образования. 

Синтез образования и науки в университетах по принципу дополнения представляет собой парадигмальную альтернативу ноосферного образования догматике рынка образовательных услуг. В этой связи одним из базовых императивов праксеологии ноосферного образования можно назвать требование качества образования как определяющего фактора совершенствования «качества человека – главной цели стратегии развития образования России в XXI веке» [20, с. 138]. Теоретические основы формирования стратегии качества образования в праксеологии ноосферного образования являют собой детально разработанную, всесторонне осмысленную систему взглядов, актуализирующую синтез методологии, проблематики управления, разработок возможных стратегий и «концепции государственной политики качества высшего образования», включающей в себя конкретику целевых программ [20, с. 176–182].

При этом следует отметить, что основы праксеологии ноосферного образования осмыслены в логике восхождения к образовательному обществу, цель которого в парадигме формирования качества человека – создание качественно нового, духовного, ноосферного, универсального человека [19, с. 57–58].

* * *

Сущностные черты философии ноосферного образования свидетельствуют о том, что она представляет собой фундаментально разработанное учение в традициях вернадскианского научного синтеза, в общих своих чертах актуализирующее главные теоретические положения философии русского космизма и евразийства, такие как космический детерминизм эволюции человечества, трансформация челоческого сознания в геологическую силу в условиях ноосферы, самоидентификация российской культуры и цивилизации как особой, «серединной», синтетической культурно-цивилизационной эксистенции и др. В гносеологическом аспекте ноосферное образование унаследовало идеи русского педагогического космизма, в области аксиологии – базовые ценности вернадскианства, тейярдизма, учения «живой этики» Н. К. и Е. И. Рерихов, а также креативные идеи социалистических доктрин. Праксеология ноосферного образования уходит своими корнями в антропокосмогенетические идеи русской философии хозяйства и актуализируется в стратегии государственной политики развития качества образования в России, осмысленной в парадигме диалектического восхождения к образовательному обществу.

Философия ноосферного образования обладает существенными чертами: во-первых – это учение, открытое к сотрудничеству, кооперации, синтезу с креативными направлениями в науке и социальной практике; во-вторых, оно не замкнуто в традиционализме вернадскианства, евразийской философии или русской философии хозяйства. Философия ноосферного образования творчески осмысливает и адаптирует теоретические идеи прошлого, но идет далее их, развивая собственные сложные, жизнеспособные концепции, которые составляют монистическое учение, устремленное к ноосферному обществу будущего.

Текущая страница: 9 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Литература

  1. Булгаков С. Н. Философия хозяйства. Речь на докторском диспуте // С. Н. Булгаков. Сочинения в двух томах. – Т.1. – М.: «Наука», 1993.
  2. Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление. – М.: «Наука», 1991.
  3. Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере // Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: Педагогика-Пресс, 1993.
  4. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. – М.: Мысль, 1989.
  5. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: Гидрометеоиздат, 1990.
  6. Гумилев Л. Н. Вернадский. – М.: Мол. Гвардия, 1988.
  7. Евразийство (опыт систематического изложения) // Вече: Альманах русской философии и культуры. – Вып.1, 1994.
  8. Ивин А. А. Эпистемическая логика // Философия: Энциклопедический словарь. – М.: Гардарики, 2004.
  9. Макаренко А. С. Воспитание гражданина. – М.: Просвещение, 1988.
  10. Панарин А. С. Стратегическая нестабильность в XXI веке. – М.: Алгоритм, 2003.
  11. Пирогов Н. И. Ищи быть и будь человеком // История педагогики в России: Хрестоматия. – М.: Изд. Центр «Академия», 2000.
  12. Пирогов Н. И. Образование и воспитание // История педагогики в России: Хрестоматия. – М.: Изд. Центр «Академия», 2000.
  13. Пирогов Н. И. Школа и жизнь. // История педагогики в России: Хрестоматия. – М.: Изд. Центр «Академия», 2000.
  14. Садовский В., Юдин Э. Система // Философская энциклопедия: В 5 т. – Т.5. – М.: «Сов. Энциклопедия», 1970.
  15. Семенова С. Г., Гачева А. Г. Владимир Иванович Вернадский (1863–1945) // Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: Педагогика-Пресс, 1993.
  16. Семенова С. Г., Гачева А. Г. Константин Эдуардович Циолковский (1857–1935) // Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: Педагогика-Пресс, 1993.
  17. Субетто А. И. Свобода. Кн.1. Критика либерального разума. – СПб.: Астерион – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2008.
  18. Субетто А. И. Эпоха Русского Возрождения в персоналиях (Титаны Русского Возрождения). – Т.1. – СПб.: Астерион – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2008.
  19. Субетто А. И. Доктрина духовно-нравственной системы ноосферного человека и ноосферного образования. – СПб.: Астерио – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2008.
  20. Субетто А. И. Иманов Г. М. Образовательное общество как форма реализации стратегии развития образования в XXI веке. – СПб.: Астерион, 2008.
  21. Субетто А. И. Основания становления ноосферного образования в России // Ноосферное образование в евразийском пространстве. – СПб.: Астерион – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2009.
  22. Субетто А. И. Введение // Ноосферизм: Арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке. Т. II. Роль Арктики и Антарктики в стратегии ноосферного развития человечества и выхода из глобального экологического кризиса. – Кн.1. – СПб.: Астерион, 2009.
  23. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. – М.: «Наука», 1987.
  24. Ушинский К. Д. Труд в его психическом и воспитательном значении // К. Д. Ушинский. Педагогические софинения: В 6 т. – Т.2. – М.: Педагогика, 1988.
  25. Чижевский А. Л. Колыбель жизни и пульсы Вселенной // Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: Педагогика-Пресс, 1993.

Ноосферная социализация и ноосферное образование
В. И. Патрушев

Современный период многими учеными характеризуется как этап формирования целостной научно-философской ноосферной парадигмы. Ноосферная проблематика не только становится областью серьезной академической, вузовской исследовательской работы, но и получает статус практически значимой деятельности. Ноосферный контекст трансформации российского общества ставит задачу переосмысления предпринимаемых реформ, уточнения стратегического вектора развития России.

Н. Н. Моисеев, размышляя о будущей «эпохе ноосферы», писал: «Человечество подошло к порогу, за которым нужны и новая нравственность, и новые знания, новый менталитет, новая система ценностей. Кто их будет создавать»? [2]

Обостряется проблема ноосферной социализации человека, становления человека ноосферной целостности.

В общем потоке социально-гуманитарного знания все более явственно и мощно звучит одна и та же мысль: необходимо, прежде всего, измениться самому человеку, выйти на систему новых ценностей, на новые горизонты деятельности. Одним словом, нужно практически перейти к формированию ноосферного человека. Поэтому, полагаю, актуальным обратить внимание на категории «Ноосферная социализация», «ноосферные технологии».

Ключевое место в процессе ноосферной социализации занимает институт образования. По мнению Н. В. Масловой, образование – это способ ориентации общества на качественные человеческие ресурсы, передовые технологии в экономике, и, в конечном счете, на положение и роль государства в мире. [3]

Речь идет о формировании «института ноосферного непрерывного образования» как главного условия ноосферно-инновационного технологического прорыва в России. Ноосферное образование – это социокультурный процесс передачи знаний, умений и навыков путем организованного формирования необходимых единиц сознания – мыслеобразов и реализации заключенной в них энергии. Целью ноосферного образования является научение целостному динамическому мышлению через мышление мыслеобразами. Главным отличием ноосферного образования является раскрытие внутренних ресурсов личности учащегося, выявления уже заложенных в ней потенциальных возможностей. Суммируясь в личности учащегося, эти ресурсы увеличивают его творческий потенциал. Суммируясь в социуме, они увеличивают уровень пассионарности всего общества. Основной характеристикой ноосферного образования является его соответствие природе человеческого восприятия, экологическая чистота, нацеленность на раскрытие высшего «Я» учителя и учащегося через их творческое взаимодействие по всем каналам восприятия. Ноосферное образование возможно на всех этапах обучения по всем учебным дисциплинам. [4]

И первое, что мы должны сделать – преобразовать наше образование в ноосферное образование. [5] Образование – основа устойчивого развития в XXI веке. Человек сможет выжить в реалиях наукоемкого, интеллектоемкого, технологоемкого, экологоемкого, им же сформированного в этих характеристиках мира только в случае опережающей системной собственной образованности, научно-мировоззренческой ангажированности. Образование становится способом адаптации человека к быстро меняющемуся миру, способом жизни, основой социального и духовного здоровья и, соответственно, основы безопасности жизнедеятельности человечества.

Образование в XXI веке принимает форму непрерывного образования, «Образование через всю жизнь», одновременно приобретая содержание всеобщего высшего образования. Средний образовательный ценз экологического или ноосферного образования человека в XXI веке составляет 16–17 лет обучения, т. е. требует всеобщего высшего образования. Всеобщее высшее образование, непрерывное образование становится важнейшим условием устойчивого развития в XXI веке и составляют базовые характеристики образовательного общества. Передовая система образования делает возможным технологический прорыв во всех сферах жизни и переход общества на новый экономический социальный, политический, культурный уровень. Всемерное использование жизненно важных инноваций в сфере образования – это ключевая этическая, экономическая, стратегическая задача современности. [6]

Ноосферная социализация призвана обеспечить гармонизацию процессов устойчивости и непрерывной эволюции взаимодействия природы, общества и человека, такого взаимодействия, которое раскрывает жизненные силы человека, обеспечивает его самореализацию, самотворение собственной жизни.

Между тем социология представляется, на мой взгляд, все в большей мере наукой о законах и закономерностях социализации, включения социальных субъектов (человека, группы, общности, народа, государства, нации) в ценности мировой культуры, освоения этих ценностей в различных видах деятельности с целью развития индивидуального и общественного интеллекта, создания благоприятных условий жизни при сбалансированности социального и природного пространства. [10] Эта конструктивная, интегральная ноосферная социология выполняет теоретико-познавательную, социализирующую и созидательно-преобразующую функции в их органической связи.

Объектом ноосферной социологии выступает человек, социальные группы, процессы, отношения и институты, народ, государство, нация, социальное пространство, цивилизация, но не в статике, а в движении, непрерывном изменении.

Предметом ноосферной социологии являются качество социализации, интенсивность, непрерывность, гармоничность этого процесса, направленность всех социальных институтов на формирование носферного человека, на создание условий для самореализации личности, самоосуществление общественного интеллекта нации, народа, государства в экодиалоге человека и природы.

Критерием влияния ноосферной социологии на мировое сообщество, на диалог цивилизаций все в большей мере выступает уровень ноосферной социальности, гуманизма, человекотворчества, когда гуманно-коллективистское и индивидуально-личностное начала не угасают, а получают новые источники саморазвития.

Овладение методами и способами социального взаимодействия, взаимосодействия и социального действия в процессе ноосферной социализации, составляет сущность нооосферной культуры личности. Ноосферная культура – целостное явление, продукт всей совокупности научного знания и огромного жизненного опыта, исторической памяти. Она зарождается, закрепляется в процессе ноосферного образования, освоения культурных ценностей, обычаев и традиций на принципах гуманизма общинности, коллективизма, взаимопомощи, самоуправления, сотворчества, самореализации, природосообразного поведения.

Особое значение приобретает идеал духовности, поскольку действительную пользу обществу может дать только человек духовно-богатый с чувством ответственности перед обществом. А бездуховный человек может нанести вред обществу, даже если он хорошо подготовлен профессионально. Особую роль в современных условиях играет уровень культуры, поскольку только культурный человек может разобраться в глобальных проблемах современности, сознательно участвовать в общественно политической жизни и формировании гражданского общества. Именно высокий общественный идеал и является мерилом сущности человека и его человеческих качеств.

Важно подчеркнуть существенную черту того преобразования, которое претерпевает социальность как таковая в точке мирового кризиса, а, именно, ноосферную направленность и ноосферное содержание. Социальность становится ноосферной, общество получает содержание ноосферного общества, складываются ноосферные правила жизни большинства. Социальность ноосферная – это оразумленный плодородный слой человеческих взаимоотношений, культур, языков, религий, всего бытия, на котором, в пространстве и климате которого вырастает целостная личность – человек разумный и ответственный. Сегодня климат природный, экономический и социальный – неблагоприятный, разбалансирован. Человек, человечество, общество оказались в пространстве мирового экономического и финансового кризиса, первой фазы глобальной экологической катастрофы. Соединение в одной точке перехода двух векторов – экономического и экологического, означает смертельный приговор человеку – эгоисту, индивидуалисту, главным «богом» которого стал “Золотой телец” и “прибыль”, любой ценой в ущерб здоровью и благополучию природы и человеческой цивилизации. Поэтому эталоном социальности и объективного непрерывного процесса социализации становится ноосферная социальность и ноосферная социализация.

Формируется ноосферное образовательное общество, новые правила, обеспечивающие эволюцию на базе общественного интеллекта (А. И. Субетто) в противовес антиприродной, антиэкологической и антиноосферной сущности либерально – рыночной глобализации. Новые правила жизни для большинства сохраняют ценность разнообразия человечества – этнического и хозяйственного, социокультурной динамики, гармонии человека-общества-природы-космоса, на основе понимания фундаментальной функции культуры, как базиса жизненных сил человека и общества в целом. Через культуру происходит объединение планетарно – универсального, регионального, муниципального и национально-этнических начал, и изменение представлений о пространственно-временном базисе существования Космоса, Земли, Биосферы, монолита разумного живого вещества в лице человечества, общества, социальной субстанции человеческого бытия.

Как утверждает А. И. Субетто, соединение субстанциональности «пространства – времени» со спиральностью, цикличностью, – ритмом развития, создает новое осмысление сущности пространственно-временного континуума бытия, хронотопической гетерогенности. Закон инвариантности и цикличности развития по А. И. Субетто определяет вторичный Закон, как его «отклик», – закон периодической кризисности в развитии любых систем, в том числе периодической кризисности в развитии социальных систем. Как утверждает В. М. Минин, заканчивается двухтысячелетний период «тьмы», человеческая цивилизация переходит в царство света, а, следовательно, создания новых правил жизни для большинства.

Россия, как евро-азиатская уникальная цивилизация, в этом переходе объективно является точкой роста, бифуркации. Начинается эпоха развития общества на земле с перестройкой ее биосферы, в русле идеи ноосферного развития В. И. Вернадского. Появляется реальная возможность дать ответ на Гамлетовский вопрос «Быть или не быть?» человечеству в концепции Земной Ноосферы.

Нынешний переход к ноосферной цивилизации очевиден. Западноевропейская рационально-технократическая потребительская цивилизация на основе монетаризма и либерализма, превращения денег в товар, привела жизнь и деятельность человечества к непримиримым противоречиям с биосферой Земли, угрожающим взаимоуничтожением.

Именно сегодня так востребованы многовековые мечты русских космистов на рубеже 20 века: Н. В. Федорова, В. С. Соловьева, К. Э. Циолковского, А. Л. Чижевского, В. Н. Бехтерева, П. А. Флоренского, В. И. Вернадского и др.

Ноосферизм предстает как ноосферная парадигма синтеза всех наук, новая, научно-мировоззренческая система, как меганаука, если следовать терминологии П. Г. Кузнецова, и, одновременно, как идеал устойчивого развития человечества в виде управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества.

Ноосфера – это сложная категория. Она включает такие понятия как человек, человечество, биосфера (природа), вселенная (космос). Человек является основой социума и его систем, поэтому от качества сущности человека зависит состояние общества. В. И. Даль в своем толковом словаре выделял четыре типа: человека плотского, едва отличающегося от животного с пригнетенным духом; человека чувственного, природного, признающего лишь вещественное и закон гражданский о вечности не помышляющего и в искус впадающего; человека духовного, «по вере своей в добре и истине», цель его – вечность, закон – совесть, в искусе побеждающего; наконец, человека благодатного, постигающего по любви своей веру и истину, цель его – царство Божие, закон – духовное чутье, искушения презирающего. Четыре типа общества с преобладанием выше указанных типов человека в своем эволюционном развитии отражают усложнения систем социума. [11]

Ноосфера – это ассимилированная человеческим разумом биосфера в процессе социоприродной эволюции, ноосферной социализации, гармонизации отношений «человек – общество – природа – космос», с целью сохранения бисферы. Становление значимости человека, человеческого разума в самом механизме функционирования и развития биосферы реально воплощается в процессе ноосферной социализации, логики ноосферизма. В. И. Вернадский приходит к выводу, что биосфера переходит в новое эволюционное состояние, в ноосферу, перерабатывается научной мыслью социального человечества. Как происходит становление и развитие социального человечества, «царства разума»? Глубоко убежден, что только в процессе ноосферной социализации можно добиваться социальной гармонии внутри социального человечества.

Ноосферная социализация человека и общества, ноосферного окультуривания, строится на законе кооперации всего социального человечества с сохранением существующего разнообразия. Нельзя приуменьшать роль и значение кооперации, подменять конкуренцией, унификацией, американской или европейской стандартизацией основ человеческой жизни, образования, идеологии и т. п. Разнообразие этно-культурное, цивилизационное внутри человечества – важнейшая закономерность ноосферной социализации.

Главная функция и предназначение ноосферной социализации – это формирование ноосферной модели будущего человечества, ноосферной цивилизации путем управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества. В этом сущность и содержание ноосферной социализации, ее значение.

Образовательное общество включает в себя характеристику «общества знания», но не ограничивается им, поскольку здесь движущей силой выступают не знания, хотя и знания тоже, а образование и наука, как часть наукоемкого образования. Оно включает в себя непрерывное образование, как основу жизни человека в мире изменений, и ноосферное образование, являющиеся механизмом становления ноосферного человека и ноосферного общества.

Таким образом, ноосферное образование определяется как ноосферная парадигма всех видов образования, охватывающая все ступени непрерывного образования, как в личностно-ориентированном, так и в институционально-социальном аспекте. Речь идет о новом качестве образования и о новой модели качества личности и модели качества специалиста как результате, продукте образования.

П. Тейяр в книге «Феномен человека» пишет, что «Дух ткет и развертывает покров ноосферы». В этом сущность ноосферного развития как современного этапа ноогенеза, когда дух как ядро общественного сознания ведет социокультурные процессы к сближению людей на принципах тринитаризма: «взаимодействие – взаимосодействие – самодействие», «управление – соуправление (соучастие) – самоуправление», «творчество – сотворчество – самодеятельность». Это переосмысленное действие идет интенсивнее в проблемных, кризисных ситуациях, его фрактальных переходах глобальной системы «хаос-порядок», онтологически фундаментальных в развитии общества, его институтов, человека. Много сил на попытку «выткать» современными понятиями и словами “покров/ плащаницу» самого молодого ноосферного «аттрактора будущего», преодолевая многие трудности мучительного пересмотра трафаретов мышления, религиозных и прочих догматических воззрений отдали Н. Н. Моисеев, М. К. Мамардашвили, В. Н. Сагатовский, Ф. И. Гиренок, И. Т. Фролов, Э. Фромм, Ю. В. Олейников, А. А. Оносов, Ю. В. Сафрошкин, В. Н. Иванов, О. Л. Кузнецов, СИ. Григорьев, А. И. Субетто, Б. А. Астафьев, Н. В. Маслова и др.

Складывается в рамках Ноосферной общественной Академии наук, Международной академии инновационных социальных технологий новое общественное явление – «сотворчество» как «инкубатор» новых деятельностей из фрактального хаоса индивидуального творчества, природой заложенной объективности в самореализации человека, его сущности, во взаимодействии с себе подобными. Закон «взаимо» и «само» требует, чтобы социальная энергия не распылялась и не расхищалась, в полной мере питала социальную клетку, обеспечивала ноосферную социализацию. Именно трудности и дефицит сотворчества есть ныне, по мнению Ю. В. Сафрошкина из Ульяновска, «узкой калиткой», необходимой самоорганизации ноосмыслов, новых правил жизни в гармонии, в экодиалоге человека и природы.

Сотворчеству и самоорганизации подобных смыслов служат названные выше общественные неправительственные организации, а так же Международный консорциум «Глобальные Социальные Технологии», Международный клуб социальных экспертов, Московский методолого-педагогический кружок О. С. Анисимова, парламент народов России, различные экологические движения и др.

Вместе предстоит теоретически и идеологически оформить системный аттрактор будущего, новые правила жизни для большинства людей. Российское ноосферное и экополисное движение развивает ноосферную идею России, соединяет ноосферу с «Общим делом» Н. Федорова, «всеединством» и «цельным знанием» В. Л. Соловьева, ноосферизмом А. И. Субетто, социальным витализмом С. И. Григорьева. Полагаю, что всех объединяет ноосферизм – относительно юный аттрактант будущего. Теоретические и методологические основы этого естественноисторического мировоззрения достаточно убедительно представлены в трудах А. И. Субетто.

Перейти на страницу книги

Разрушительным технологиям необходимо противопоставить созидательные технологии на новой методологической базе, на новой ноосферной мировоззренческой системе. Мировоззрение определяется существующей в обществе системой обучения и воспитания и, следовательно, связано с социальным заказом государства и общества. Поэтому так важно совершенствовать государственно-общественное управление современной школой. Для повышения эффективности процесса образования появляются новые технологии и стратегии образования, вводится доктрина образования в течение всей жизни. Как правило, гибель цивилизации связана с динамикой изменчивости мировоззрений в инволюционную форму, расходящуюся с Всеобщими Законами Мира. Обращение к историческому наследию человечества показывает, что гибелью цивилизаций являлось падение нравов, вырождение личности. Примером является гибель римской империи, цивилизаций хеттов, самнитов, этрусков и других народов. Вместе с тем, в истории планеты Земля существовала и существует культура, которая победила свою неизбежную гибель, как это было в большинстве различных цивилизаций, благодаря своей исключительно высокой духовности, мировоззрению, которое синхронно Всеобщим Законам Мира. Речь идет об Индии. [12]

Для нас актуальны локальные ноосферные новации: экспериментальные энергосберегающие, образовательные, здоровьесберегающие, управленческие, информационные технологии, школы и оздоровительные центры, общины и экопоселения, экополисы и ноополигоны. Деятельность органов местного самоуправления, местных сообществ как субъектов местной власти в этом направлении имеет непреходящее значение, ибо создает ту социальность, на которой вырастает гармоничная личность. Здесь, в местном сообществе зарождается и развивается нооценоз (по аналогии с биоценозом). Элементарная субъединица земной ноосферы составляет ядро социальной клетки общества, которая успешно развивается и функционирует в условиях благоприятного социального климата, и наоборот, деградирует, если климат неблагоприятный. Социальный климат городского или сельского поселения – важнейший фактор долголетия, народосбережения, ноосферной социализации подрастающего поколения.

Функция социальных технологий не только в управлении, а главное – в сохранении в чистоте высшей Мудрости и высшего знания как условия и помощи в преодолении любых практических затруднений.

Но помощь может быть оказана лишь людям, готовым к духовному общению, изжившим эгоизм, прагматизм эгоистического типа, преодолевшим стереотипы смутного времени.

В этой связи актуально вспомнить древние русско-славянские веды, в которых даны основные ориентиры духовного бытия человека, по отношению к которым руководства прагматической самоорганизации любого уровня: местного самоуправления, корпоративного управления, общественного самоуправления и т. п., остались лишь начальными.

Если мы внимательно проанализируем все наши действия, то мы обнаружим два направления: прагматическое и духовно-прагматическое. Веды нам дают ориентиры второго типа, и этим они отличаются не только от «западных» стандартов, но и ориентации «восточного» типа. В последних не хватает любви как условия малого, а затем вселенского синтеза, направляемого вселенским «разумом». «Запомните и передайте потомкам. Будущее Родов проистекает из Прошлого Родов ваших, ибо вы сами сотворяете свое Будущее, ведомое Любовью, живущей в сердцах. И если не было любви в прошлом, то нет и будущего для Родов ваших и бессмысленно настоящее… Будет любовь в сердцах ваших, значит, будет и будущее у Родов ваших».

Семья, школа, вуз, трудовой коллектив, церковь, армия, городское или сельское поселение, СМИ, государство, его идеология – все вместе осуществляют непрерывный процесс социализации, формируют личность целостную, жизнестойкую, способную творить свою собственную жизнь и жизнь своих детей. И делается это только на принципах гуманизма, любви, добра и красоты. Поэтому технологии воспитания и самовоспитания, образования и самообразования, человекотворчества для каждого общества имеют первостепенное значение. Пифагор, Аристотель, Сенека, Сократ, Достоевский – оставили нам кладезь своих научных размышлений, исследований, наблюдений, ярких образов того, что надо, и что не надо. Они описывали технологии зарождения, развития и угасания жизни человека и социума, учили нас пройти по лезвию ножа и не свалиться в омут зла, преступления, разрушения, войны всех против всех.

Сегодня, оглядываясь на сотни и тысячи лет назад, всматриваясь в историю человеческой цивилизации, понимаешь, что люди мало чему научились. Мир такой же агрессивный, а войны за ресурсы не прекращаются.

С какой целью и для кого, в чьих интересах будут использоваться достижения нано-, био-, психо– и социотехнологий? Научно-технический прогресс в медицине, технике, новых материалах и технологий может породить как взрыв человеческой энергии, так и новый виток разрушений социума. Спрашивается, есть ли выход из системного кризиса, первый фазы глобальной катастрофы? Убежден, что теоретическая концепция ноосферной социализации в определенной мере приближает нас к ответу на этот сложный вопрос. Гуманно-коллективистское и индивидуально-личностное начала, соединенные ноосферной тканью, не должны угасать.

Иначе теряется смысл жизни. Производимая социальная энергия народов и государств в соответствии с теорией С. А. Подолинского, не должна расхищаться и распыляться, а максимально использоваться на пути к ноосферной цивилизации. Человек накапливает энергию для нормальной благополучной жизни согласно законам: каждая система стремится к сохранению энергии; каждая систем стремится с минимальными усилиями достичь своих целей; каждая система стремится накопить максимум энергии и минимум энтропии. Поэтому внимание науки и практики приковано к социальным технологиям созидания, уменьшению влияния анти– и квазитехнологий. Это очень сложная задача. Но то, что сегодня увеличивается число кафедр социальных технологий в ВУЗах, социальные технологии востребованы в государственном и муниципальном управлении, образовании, здравоохранении, экономике, политике, социологии, уже говорит о многом. В России формируется национальная российская научная доктрина инновационных ноосферных технологий, развертывается ноосферное движение, формируется социально-технологическая культура.

Новая ноосферная доктрина позволит:

  1. Консолидировать общество на единстве долговременных целей и будет способствовать росту социальной активности населения и интеграции усилий политических партий и движений вокруг действующей политической власти.
  2. Многочисленные исследования свидетельствуют о снижении воли широких слоев общества к труду и жизни в целом. Главная причина этого не экономическая, а духовная – утрата смысла жизни. Пока у власти нет убедительного ответа на главный вопрос: как достойно и ноосферно жить в своей стране сегодня и завтра? Новая доктрина дает ответ на этот вопрос.
  3. Конечно, вопросы обеспечения достойной жизни в России – это не только вопросы концептуальные, требующие разработки объединяющей российской идеологии, но правильно организуемой практики использования инновационных технологий в каждом городском и сельском поселении.
  4. Россия утверждает себя как притягательный центр для других народов мира, которые сегодня находятся в концептуально-стратегическом поиске. Идя своим путем в будущее, Россия не растворяется ни в Западе, ни в Востоке. Она – субъект исторического процесса и не желает быть объектом манипулирования мировых политических сил, предъявляет миру альтернативу для выхода из системного мирового кризиса без унификации и подавления народов, утверждает принцип многоголосия разных цивилизаций, концептуально, экономически, идеологически и интеллектуально-нравственно обеспечивает себе авторитет и новых сторонников на принципах континентальности, устойчивости и справедливости.

Считаем, что если такие ориентиры будут обсуждены и приняты в политической жизни России, можно будет более успешно решать все остальные вопросы социального программирования в области социально-экономических, политических, духовно-культурных, образовательных, экологических процессов, которые сегодня ноосферным сообществом осмыслены, обеспечивая целостное воздействие на их развитие и упреждающий характер принимаемых управленческих решений.

Научное и экспертное сообщество, объединенное в Международную академию инновационных социальных технологий, Ноосферную общественную академию наук, будет содействовать строительству многополярного ноосферного мира, проектировать и предлагать технологии ноосферной социализации подрастающего поколения.

Ноосферная социализация призвана увеличивать ноосферную креативную мощность обучения и воспитания подрастающего поколения. Для этого требуется проективное оснащение этого процесса: идеал, доктрина, цель, стратегия, прогноз, сценарий в контексте ноосферного измерения.

Ноосферная социализация формирует личность человека, обеспечивает становление его в «образовательном пространстве» не только как профессионала, «знающего человека», но и как «корневого человека» (по П. А. Флоренскому), «человека культуры», «человека достоинства». Осваивая образовательные образы научной картины мира, человек становится интеллектуалом, созидающей креативной личностью.

«Человек – малая вселенная, микрокосм – вот основная истина познания человека и основная истина, предполагаемая самой возможностью познания. Познание возможно лишь микрокосмом и макрокосмом» – писал Н. А. Бердяев [13]. В этом исключительная сложность, сегодня до конца не оцененная, ноосферной социализации. И если имеется реальное намерение осуществлять в обществе ноосферные трансформации, то все идеи следует доводить до прикладных проработок, социальных технологий, через которые они бы становились ориентиром, целью и нормой (правилом) повседневного поведения и деятельности людей. Ноосферная социализация – универсальная технология, раскрывающая способ становления ноосферного человека, его взаимодействие с обществом и природой.

Сегодня актуально проектирование ноосферной реальности. Под ноосферной реальностью понимается проявленность ноосферности (ноосферного качества) в социоприродном бытии. Ноосферность, в свою очередь, есть качество, выражающее стремление к разумному, гармоничному, справедливому, человечному устройству мира, к общечеловеческому духовному и общепланетарному цивилизационному качеству бытия, построенному на апробированных и принятых всеми общечеловеческих ценностях. [14] Идея заключается в том, что Природа – это живой и мыслящий организм. Источник жизни на планете. Вместилище Духа созидания человека. Природа совершенна и божественна и человек, уподобляясь ей, обретает совершенные качества. Если Природа – идеал, пример и образ подражания, то необходимо помнить, что Человек, его тело, сознание, свойства и возможности – вся его человеческая природа создана по образу и подобию окружающей Природы нашей планеты. Поэтому актуально исследование и научное обоснование фактов изменений, происходящих с людьми и в Природе в процессе ноосферной социализации на пути следования к ноосферной цивилизации взамен существующей технократической, потребительской и губительной для Природы и человека.

В ходе эволюционно-космической динамики человечество от невежества, характеризующего в иерархии ценностей культом силы и тела, стремлением обладать, владеть грубостью и бесправием слабого, потребительством, чрезмерным давлением на природу переходит к образованности, интеллигентности, духовности, которые являются носителями прогресса, гуманистических ценностей, самосовершенствования и самореализации, развития мышления, чуткости восприятия и тяготения к творчеству. Такой переход обеспечивает методология ноосферного образования, которая переводит человечество на уровень способности к синтезу и высшей культурности, характеризуется преображением мира внешнего и внутреннего, наличием космического мышления, мудростью и духотворчеством. [15]

Литература

  1. Субетто А. И. Эпоха Великого Эволюционного Перелома. – Спб. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2007. – 88 с.
  2. Моисеев Н. Н. Система «Учитель» и современная экологическая обстановка // Межрегиональная общественная газета в защиту культуры «Левша». – 1998. – Январь. – № 1. – С. 6.
  3. Маслова Н. В. Концепция ноосферного образования // Муниципальный мир. 2000. № 1.
  4. Маслова Н. В. Периодическая система Всеобщих Законов Мира. М.: 2005.
  5. Ноосферное образование в Евразийском пространстве. / коллективная монография под научной редакцией А. И. Субетто. – Спб, 2009. – 37,38 с.
  6. Маслова Н. В. Ноосферное образование. М.: 2000.
  7. Теория управления: социально-технологический подход. Энциклопедический словарь. / Под. Ред. В. Н. Иванова и В. И. Патрушева. – 3-е издание. М.: Муниципальный мир, 2004. – 672 с.
  8. Моторная С. Е. Современный научный базис психокомпетизации эволюционной изменчивости высшего образования. Дис. на соискание ученой степени доктора психологических наук. М.: 2009.
  9. Теория управления: социально-технологический подход. / Под. Ред. Иванова В. Н., Патрушева В. И. – 3-е издание. – М.: Муниципальный мир, 2004. – С. 437, 438.
  10. Иванов В. Н. Социальные технологии в современном мире. М.: «Славянский диалог», 1996. – С. 6.
  11. Даль В. И. Толковый словарь русского языка. Издательство «Эксмо». М.: 2009. – 772 с.
  12. Астафьев Б. А. Основы мироздания. М.: 2002.
  13. Бердяев Н. А. Смысл творчества. Опыт оправдания человека. М.: 1989. С. 295
  14. Смирнов Г. С. Ноосферное сознание и ноосферная реальность. Философские проблемы ноосферного Универсума. – Иваново: ИГУ, 1998. – 139 с.
  15. Патрушев В. И. Основы общей теории социальных технологий. М.: 2008.

В. Вернадский: русский космизм и ноосферное мышление
С. П. Позднева, Р. В. Маслов

По мнению ряда исследователей[34] русский космизм – результат 1000-летней отработки в российской культуре мировоззрения нравственного Всеединства человека, Человечества и Вселенной.

Русский космизм – это также синтез фундаментального мировоззрения, в котором традиционные ценности отечественной культуры соединяются с научными концепциями о мире. В отечественной философской мысли исторически сложились два основных направления русского космизма. С одной стороны, естественнонаучный, сциентистский космизм (В. И. Вернадский, К. Э. Циолковский, А. Я. Чижевский), с другой стороны – экзистенциально-эсхатологический (П. А. Флоренский, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, Е. Н. Трубецкой).

 

Русский космизм – своеобразный феномен, реакция на рассудочный западно-европейский рационализм. Отсюда главная проблема русского космизма – связь двух миров – космоса и внутреннего мира человека.

Естественнонаучный космизм, по мнению В. И. Вернадского, превращает человека в часть Природы, включает в систему ее законов. Природе, космосу обязан человек своим разумом. «С космическим пространством только имеет дело в своей научной работе натуралист, и избежать его он не может, так как это – та реальность, которую он изучает», – подчеркивает В. И. Вернадский.[35]

Разум выступает как космический феномен, влияющий на космос и жизнь. Энциклопедические познания В. И. Вернадского в области минералогии, химии, биологии позволили ему сделать вывод о превращении Человека в геологическую (планетную) силу, человечество принимает на себя ответственность за последующую эволюцию биосферы, за превращение биосферы в сферу Разума, то есть в ноосферу. «И перед ним, перед его мыслью и трудом, становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого».[36]

 

…де всего, история освоения человеком планеты Земля. В конечном итоге, Вернадский приходил к выводу, что на планете протекает процесс перехода верхней, занятой живым веществом оболочки биосферы в новое геологическое состояние – ноосферу, в область, преобразованную разумом и трудом человека сообразно своим целям и потребностям. Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой.

Публично Вернадский употребил термин «ноосфера» в 1937 году в докладе «О значении радиогеологии в современной геологии». Для Вернадского было очень важно выделить роль научной мысли, знаний в развитии планеты. Мысль направляет человеческую деятельность. Для Вернадского человек является, прежде всего, носителем разума. Он верил, что разум будет господствовать на планете и преображать ее разумно, предусмотрительно. А человеческий разум воспринимался Вернадским как космическое явление, естественная и закономерная часть природы: «геологически мы переживаем сейчас выделение в биосфере царства разума, меняющего коренным образом и ее облик и ее строение, – ноосферы.[43]

В ноосферной концепции Вернадского вопрос о роли науки вытекает из соотношения человечества с биосферой. Вернадский исходил из того, что наука с самого начала была ориентирована на овладение силами природы. История всей научной мысли – это история создания в биосфере новой геологической силы – научной мысли, ранее отсутствующей. «Научная мысль есть и индивидуальное и социальное явление. Она неотделима от человека. Личность не может при самой глубокой абстракции выйти из поля своего существования. Наука есть реальное явление и, как сам человек, теснейшим и неразрывным образом связана с ноосферой».[44] Человечество в своем развитии становится единым целым благодаря тому, что интересы всех, а не отдельных лиц, становятся государственной задачей.

Ноосферная концепция Вернадского пробивала себе дорогу с трудом. Его программная статья «Несколько слов о ноосфере», предназначенная для газеты «Правда» появилась лишь в специализированном журнале «Успехи биологических наук» за несколько месяцев до смерти автора.

О ноосфере вспомнили лишь в 1980 г., когда вышла в свет книга В. И. Вернадского «Научная мысль как планетное явление». Она не была опубликована при жизни автора, но в ней концепция ноосферы изложена наиболее обстоятельно.

Однако вопрос о правомерности и способе и сроках такого перехода до сих пор остается проблемой. Соответственно остается проблемной и интерпретация самой ноосферы. Единство человека и природы до сих пор осуществляется в рамках биосферы и практически за счет биосферы.

Стихийный путь развития человечества поставил его в ситуацию экологического кризиса, указывающего на неправомерность потребительского отношения к природе. Возможность дальнейшего сосуществования человека и природы находится в зависимости от формирования ноосферы как разумной формы отношения человека к природе, к обществу и к самому себе. Провозглашенный Вернадским переход биосферы в ноосферу как переход к новой форме единства человека и природы не является неизбежным, поскольку не может произойти автоматически, т. е. стихийно, хотя и остается необходимым в целях выживания человечества. Неоднозначность в трактовке понятия ноосферы подчас приводит к подмене понятия ноосферы на термины техно– и антропосферы, что переводит исследования на уровень биосферной концепции как более общей по отношению к данной терминологии.

Тип развития, свойственный современному человечеству, исчерпал себя. Поэтому необходимо переосмысление понятия прогресса, опираясь на которое Вернадский формировал понятие ноосферы. «Вопрос о плановой, единообразной деятельности для овладения природой и правильного распределения богатств, связанный с сознанием единства и равенства всех людей, единства ноосферы, стал на очередь дня».[45]

Важно подчеркнуть, что биосфера и ноосфера принципиально отличаются друг от друга по типу самоорганизации, хотя цивилизация преимущественно ориентируется на организованность биосферы. Предполагается поиск автотрофности цивилизации. Именно в этом случае ноосфера выступит как единство биосферы и ноосферы, как переход биосферы в ноосферу.

При этом может быть предложено понимание биосферы и ноосферы как различных форм единства человека и природы. Такое допущение методологически оправдано. В первой из указанных форм доминирует фактор организации по природному, т. е. объективно-стихийному принципу, а во второй – по принципу культуры.

В рамках биосферы, как эпохи, становление культуры ноосферы подчинено развитию цивилизации. С наступлением эпохи ноосферы это отношение должно поменять направление. Для русской философии противопоставление цивилизации и культуры было ключевым и принимало форму отношения внешнего и внутреннего бытия человека. Развитие человека опосредуется переходом внешнего во внутреннее. Природной необходимости противостоит случайность, которая предоставляет внешнюю возможность субъекту – в ноосфере эта возможность становится внутренней, осознанной, т. е. свободой. Процесс развития культуры переориентирует фактор причины на фактор цели – фактор объективности сменяется на доминирование субъективности как потребности и способности человека делать свое бытие осознанным и целесообразным.

Смена парадигм в науке и философии с классической на неклассическую указывает на то, что глобальные изменения в мире составляют аналогию с теми изменениями, которые представлены в развитии современного теоретического знания. Осмысление единства мира осуществляется принципом всеобщей взаимосвязи согласно общей теории систем и через понятие самоорганизации согласно принципам синергетики. Понимание единства становится не только пространственным, но и временным и исследование динамических систем переходит к исследованиям статистических систем.

В современной научной литературе соотношение понятий биосферы и ноосферы – как представлений об интегральных формах существования человека и природы – исследуется, прежде всего, в контексте экологической проблематики. И это оправдано. Вернадский, естественно, не мог представить всей остроты глобальных проблем.

Перейти на страницу книги

 

Большинство из этих проблем сопровождало человечество давно. Но небывалой остроты система этих проблем достигла сегодня. Все глобальные проблемы есть следствие социального развития человечества. Главное – возможность не физического уничтожения человечества, а потеря человеческого начала в человеке, т. е. на первый план выступают духовно-нравственные ориентиры личности.

Глубоко символично, что ноосферная концепция Вернадского при отсутствии, по существу, законченного толкования сущности ноосферы, прогностически указала возможный вариант решения глобальных проблем. Перечислим эти факторы, разбросанные по страницам цитировавшейся уже книги «Научная мысль как планетное явление».

  1. Заселение человеком всей планеты. Можно считать это условие выполненным, так как на Земле практически не осталось мест, где бы не побывал человек.
  2. Резкое преобразование средств связи и обмена между странами. Это условие также осуществлено. Радио и телевидение сообщает о любом событии в мире, а на сегодняшний день развивается глобальная телекоммуникационная сеть Интернет.
  3. Усиление связей, в том числе политических, между всеми странами Земли. Это условие выполняется ООН – Организацией Объединенных Наций.
  4. Начало преобладания геологической роли человека над другими геологическими процессами, протекающими в биосфере. Условие хотя и спорное, но важное.
  5. Расширение границ биосферы и выход в космос.
  6. Открытие новых источников энергии. Атомная энергия давно освоена и в мирных, и в военных целях. Альтернативные источники энергии (энергия солнца, ветра) развивается очень медленно.
  7. Равенство людей всех рас и религий. Не достигнуто пока, но достижимо в принципе.
  8. Увеличение роли народных масс в решении вопросов внешней и внутренней политики. Спорно и даже утопично, даже для стран с демократией в управлении.
  9. Свобода научной мысли и научного искания от давления религиозных, философских и политических построений и создание в государственном строе условий, благоприятных для свободной научной мысли. Тоже спорно. Нужны соответствующие меры, при которых государственный и общественный строй создают условия для свободной научной мысли в частности, международные фонды, чтобы ученые не уезжали за границу.
  10. Продуманная система народного образования и подъем благосостояния трудящихся. Создание реальной возможности не допустить недоедания и голода, нищеты и чрезвычайно ослабить болезни. Тоже спорно. Но Вернадский – великий оптимист предупреждал, что временные отступления неизбежны.
  11. Разумное преобразование первичной природы Земли с целью сделать ее способной удовлетворить все материальные, эстетические и духовные потребности численно возрастающего населения. Так же не выполнено. Хотя существует движение «зеленых».
  12. Исключение войн из жизни общества. Мировые войны исключены, а локальные – нет и уносят человеческие жизни.

Таким образом, очевидно, что многие идеи русского космиста В. И. Вернадского реальны, и его ноосферная концепция является действительной стратегией выживания человечества. Этот оптимизм чрезвычайно созвучен современности, духовному возрождению русской культуры.

 

Работа выполнена в рамках аналитической ведомственной программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2009–2010 гг.) Проект № 2.1.3/6499.

Развитие индивидуальной «ноосферы» человека в образовании
О. Л. Краева

В отечественной философии получил развитие ноосферный подход, открывая перспективы учению об индивидуальной «ноосфере» человека (В. И. Вернадский, В. П. Казначеев, А. И. Субетто) [1,2,3]. Согласно этому подходу индивидуальная «ноосфера» может рассматриваться как единство интеллекта и нравственности, высокий уровень духовного развития личности, сущностных сил человека, обеспечивающий гармонизацию отношений природного и социального в самом человеке и в окружающей его действительности.

Необходимость такого уровня развития человека определена современным положением человека в мире и требованиями ноосферного развития цивилизации. Соответственно, это меняет и требования к образованию, которое, несмотря на изменения, происходящие в условиях социализации личности в обществе в целом, остается главным каналом трансляции культуры и целенаправленного формирования культуры личности.

Именно сфера образования располагает наибольшими возможностями для развития тех качеств человека, которые должны быть свойственны индивидуальной «ноосфере» человека. С этой точки зрения, данная проблематика могла бы выглядеть как выявление закономерностей развития разумных потребностей личности, всестороннего развития личности, культуры личности, творческого потенциала личности, ее духовного потенциала и как их реализация в образовательной практике, в конкретных методиках и программах.

 

Вместе с тем в ходе развития разумных потребностей нужно учитывать, что они связаны не только с информационной подсистемой личности, а основываются, по мнению авторов идеи об индивидуальной «ноосфере» человека, на синтезе интеллекта и нравственности. И если интеллект представляет собой не только совокупность знаний, а и умения распорядиться ими должным образом, «умно»; если нравственные ценности образуют основу духовности человека, формируют его мотивационную подсистему, то получается, что в процесс формирования разумных потребностей личности вовлечен весь потенциал в направление развития в нем знаний, умений, установок. В условиях информационного общества и информационных технологий этот вопрос актуализируется, поскольку социализация осуществляется таким образом, что основное развитие получает информационная подсистема личности, а значит и формирование разумных потребностей, и того, что мы называем индивидуальной «ноосферой», оказывается под вопросом. Для их развития, как это уже отмечалось, требуются особые усилия со стороны методик и программ образования.

Несмотря на то, что педагогам давно известно, что нравственное и эстетическое развитие является неотъемлемой частью воспитания человека и формирования его культуры, в современную эпоху (также, наверное, как и во все иные) эти стороны развития личности требуют особых педагогических приемов. А это значит, требуется и развитие концептуальной, теоретической основы, каковой является учение о человеке, которое на современном этапе общественного развития должно учитывать и представления об индивидуальной «ноосфере» человека. В связи с этим обозначается особая роль эстетического и нравственного воспитания для ее формирования. Выше уже было отмечено, что без него немыслимо формирование разумных потребностей личности. Это определено тем, что как эстетическое, так и нравственное развитие, формируя в человеке систему ценностей, формирует тем самым системообразующее начало духовного потенциала личности, или, иными словами формирует основы духовности человека.

 

Таким образом, формирование нравственной потребности личности и системы ее ценностных ориентаций есть неотъемлемая сторона формирования того, что мы называем индивидуальной «ноосферой».

Характер функционирования нравственной потребности в потенциале человека выявляет присущую ему закономерность симметрии духовного и индивидуального, духовности и свободы, а, в контексте развиваемой нами темы, духовности и ума, которая делает возможной потребность, развитие и существование индивидуальной «ноосферы». Дело в том, что среди всех живых существ, населяющих планету Земля, человек – наиболее индивидуализированное существо, а в силу особенностей своего социального развития он является существом, наделенным большим числом степеней свободы. Именно поэтому вопрос о включении во всеобщеность мира ему приходится решать самому на основе свободного выбора. Нравственная потребность и нравственное развитие служат, как видим, ему опорой в выработке этого решения.

Эстетическое развитие также определяет стержневые тенденции развития потенциала человека, и прежде всего, его оформление. Художественные формы наряду с другими упорядочивающими формами его потенциала служат утверждению человека в мире и разрешению противоречий его сущности и существования, единичности и всеобщности. Художественные образы вследствие способности вырабатывать идеал, соответствовать универсальной природе человека, гармонизировать отношения человека и окружающей действительности, а также благодаря собственной аксиологической природе, выполняют формообразующую и культурообразующую роль в становлении духовного потенциала личности. Этим во многом определено их доминирующее значение в процессе социализации личности.

Для становления индивидуальной «ноосферы» человека роль эстетического воспитания особая, поскольку эстетическое в человеке способно развивать и интегрировать многие необходимые для этого стороны и качества человека. О системообразующей роли ценностных ориентаций выше уже было сказано, эстетическое воспитание ориентирует человека в диапазоне прекрасное-безобразное, что, как сейчас мы начинаем все больше понимать, необычайно важно для жизни человека. Важно потому, что именно правильные ориентиры в системе этих ценностей учат человека гармонизировать отношения с миром, с любой общностью, в которую включает себя человек.

Можно считать, что именно потребность гармонизации отношений человека и мира послужила главной причиной возникновения ноосферного подхода в философии и науке. По сути дела прекрасное как гармония двух мер, меры человека и меры предметного мира, не стало массовым явлением человеческой практики, не стало законом всякой человеческой деятельности. Отнюдь не всегда мы строим свою жизнь, отношения с людьми, предметный мир, который нас окружает по законам красоты. Современные исследователи, обсуждая эту проблему, часто говорят о том, что это происходит от недостаточной исследованности меры человека, отставания социально-гуманитарного знания в своем развитии от знаний о природе. Но, наверное, когда речь идет о двух мерах и о их гармонии, здесь нельзя делать односторонние выводы, тем более, что история культуры дает нам блестящие примеры проникновения в секреты этой гармонии, находящие свое проявление в произведениях искусства, имеющих ценность не только духовную, но и материальную. Общество всегда высоко оценивало гениальные прозрения художников, что, кстати, не защищало их, а, наоборот, открывало для нападок. Можно трактовать это как парадокс истории, а можно просто как то, что секреты гармонии высоко оценивались обществом материально, и здесь вступали в силу иные законы, чем законы гармонии. Так это или иначе, но в практике социального творчества, производственной деятельности, духовной деятельности цивилизация пришла к потребности гармонизации отношений с миром, а значит – и в принципах деятельности по законам красоты. Поэтому получается, что владение этими принципами и есть основа ноосферного подхода, а в формировании индивидуальной «ноосферы» – едва ли не главное.

Важной интегрирующей особенностью эстетического в человеке является также и сама природа художественного образа, художественной формы, которые вбирают в себя и чувственную художественность, и идею, чувственный образ и абстрактные формы мышления. Об этой глубинной интеграции писал еще Гегель [4, с. 13]. Тем самым уникальным образом в эстетическом сознании соединяются, поверяют друг друга идеал и идея, которые в свое время Аристотель назвал «вечными двигателями» души и таким образом определил их значение для потенциала человека. [5, с. 309] С учетом вышеизложенного приобщение к художественному творчеству в процессе образования содержит в себе большие возможности для формирования эстетического отношения к миру и развития конструктивных способностей человека в соответствии с эстетическими закономерностями. А это, как уже было отмечено, и способно составить основу ноосферной практики человека в условиях современной цивилизации.

В связи с потребностью формирования эстетического сознания с целью развития индивидуальной «ноосферы» человека в образовании и осуществления ноосферной парадигмы в развитии общества следует отметить то глубинное значение эстетического, о котором говорил еще Аристотель. Для этого нужно вспомнить, что к своим рассуждениям о четырехпринципной структуре всякой вещи и об Уме как наивысшей области бытия он добавляет принцип художественно-творческий. Наряду с принципом художественно-творческим у Аристотеля четко просматривается принцип органичности как высшая характеристика всякой вещи и ее творения. Спроецировав эти принципы на потенциал человека (что имеет под собой основания в самой логике развития этих идей), сущностью которого и является творчество, мы смело можем отнести принципы, сформулированные Аристотелем для мироздания в целом, к потенциалу человека. В этом плане его наиболее совершенное развитие будет предполагать гармоничное сочетание четырех основных принципов (материи, формы, причины, цели) с художественно-творческим и органическим принципами в процессе творчества и в его результате.

С учетом того содержания, которое вкладывает Аристотель в данные принципы и свое учение об Уме, вполне можно трансформировать их в принципы развития индивидуальной «ноосферы» в образовании.

Учение об Уме может служить как уточнению понятия потенциала человека, так и понятия индивидуальной «ноосферы». Ум, согласно учению Аристотеля, предельное понятие, «мышление мышления», вечная красота как идеальное содержание идеи и материи, абсолютное и актуальное воплощение четырехпринципной структуры, совпадение субъекта и объекта в одной абсолютной точке, принцип всеохватывающей и всемогущей закономерности бытия. В нем нет человеческой потенциальности, в нем – все действительно и актуально и раскрывает то, что должно содержаться в потенциале человека, хотя бы и относительно, условно, ограниченно разными другими менее совершенными типами души. Следует напомнить, что согласно Аристотелю, человеческаядуша – это смешение разных душ: растительной, ощущающей и разумной. Очевидно, что уровень разумной души является для Аристотеля сущностным. Человек для него это, прежде всего, разум, и этой своей сутью он соотнесен с Умом.

В соответствии с вышеизложенным важно, как Аристотель мыслит природу человеческого ума. Он видит ее в возможности, которая становится действительностью в процессе развития, обучения и приобретения знания. Возможность, соединяясь с действительностью, потенция, соединяясь с формой в процессе размышления и обучения, образуют «действительную» возможность, оформленный потенциал, готовый к осуществлению деятельности [5, с. 434]. В соответствии с этим можно сформулировать представление о потенциале человека, имеющее системогенетический характер, что, на наш взгляд, чрезвычайно важно для понимания индивидуальной «ноосферы» человека и, на этой основе, ее развития, что связано с той большой ролью, которую играют принципы органичности, гармонии, эстетичности в становлении этого нового качества человека.

Поскольку системогенетический подход предполагает не только построение системы, но и определение закономерностей развития, именно он в полной мере отвечает задачам исследования индивидуальной «ноосферы». Представляется, что такой подход присутствует и в наших рассуждениях.

В частности, это касается отмеченного выше единства мотивационной и информационной составляющих потенциала человека, которое можно рассматривать как диалектику потербности и способности в их различных проявлениях. Это означает, что принцип движения, развития рассматривается как изначально присущий потенциалу, а на этой основе можно выделить и закономерности его динамики [6]. Исследования показывают также, что по мере построения его системы выявляется его преемственность от блока к блоку, от уровня к уровню, базирующаяся тоже на идее развития: формы возвышаются, усложняясь, превращаясь из определения человеком своих возможностей в мире в уверенность и утверждение, действительность. Эти особенности, на наш взгляд, определяют закономерности развития потенциала человека в целом. Мысль Аристотеля об идее и идеале как «вечных двигателях» души помогает понять, что в развитии потенциала человека есть внутренний (преемственный) круг, и траектория его имеет спиралевидный характер, осуществляющий возвышение от идеала – к идее – к ее реализации. Закономерности «раскручивания» этой спирали, цикличности, процессы развертывания и свертывания должны стать предметом дальнейшего изучения. В важную роль могут сыграть законы системогенетики, сформулированные А. И. Субетто [7].

Рассмотрение потенциала человека с учетом этих законов могло бы углубить наши представления об индивидуальной «ноосфере» человека и путях ее формирования в сфере образования.

С учетом вышеизложенного можно утверждать также, что очень плодотворным в этом отношении является диалектический подход в целом. Именно он, раскрывая закономерности функционирования и развития потенциала человека, раскрывает возможности принципа органичности и принципа гармоничности, значимых, как это было отмечено выше, для формирования индивидуальной «ноосферы». Особую роль в этом вопросе играет диалектический взгляд на природу человека, так как гармоничным образом он может быть решен именно в русле индивидуальной «ноосферы» как органического сочетания природного и социального в человеке. Диалектический взгляд на природу человека главным образом развивается в отечественной марксистской литературе [8] и состоит в том, что движение природного бытия человека постоянно «снимается» общественными условиями его жизни. Его природные силы «обрабатываются» социальными силами, очеловечиваются, обретая черты сущностных сил человека. Социальная сущность человека и обусловливает его выход за пределы биологической формы движения, возможность подчинять себе свою биологическую природу, и одновременно освобождать ее в качестве родовых сущностных сил. Это главная особенность природы человека, которая отражена нами в определении: природа человека – трансформирующаяся социальность [9]. Задача формирования индивидуальной «ноосферы» человека в образовании максимально гармонизировать этот процесс, способствуя расцвету сущностных сил человека, способных осуществлять его гармоничное существование с окружающей действительностью, что входит в задачи ноосферного развития.

Следовало бы отметить, что понятие сущностных сил, сформулированное в свое время К. Марксом, содержит в себе широкие возможности для исследования человека в аспекте потребности и способности как интегральных составляющих потенциала человека, их исторического развития и трансформации природного в человеке в социальное, а, соответственно, и индивидуальной «ноосферы» человека. Сущностные силы можно определить как исторически сложившиеся созидательные силы людей, которые присваиваются и интегрируются ими в форме их деятельных способностей или творческих потребностей и способностей. Данный подход имеет в виду, что сущностные силы человека так же, как и его сущность, развертываются только в истории общества и могут иметь отчужденные формы существования. Соответственно, в потребности и способности надо уметь отделять их исторически преходящую отчужденную форму от их действительной сущности.

Развитие индивидуальной «ноосферы» в образовании предполагает движение человека к своей сущности и развитие потребности и способности как сущностных сил человека.

Вышеизложенное не может, конечно, претендовать на исчерпывающий анализ путей развития индивидуальной «ноосферы» в образовании, но намечает наиболее плодотворные методологические подходы к ее исследованию и определению направлений развития, которые апробированы в практике многолетних исследований потенциала человека.

Текущая страница: 12 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Литература

  1. Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. – М., 2002.
  2. Казначеев В. П. Проблемы человековедения. – М., 1997.
  3. Субетто А. И. Ноосферный социализм как форма бытия ноосферного человека. – СПб., 2006.
  4. Гегель Г. В. Ф. Эстетика: В 4-х т. Т.1. – М., 1968.
  5. Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т.1. – М., 1976.
  6. Краева О. Л. Диалектика потенциала человека. – М.; Н.Новгород, 1999.
  7. Субетто А. И. Бессознательное. Архаика. Вера. Избранное. Фрагменты неклассического человековедения. – СПб., М., Луга, 1997.
  8. Дубинин Н. П. Что такое человек. – М., 1983.
  9. Зеленов Л. А. Методология человековедения. – Н.Новгород, 1991.
  10. Орлов В. В. Материя, развитие, человек. – Пермь: 1974.
  11. Краева О. Л. Природа человека – трансформирующаяся социальность// Природа человека и гуманизм: антропологическое измерение техногенной цивилизации: материалы Международной конференции, Владимир, 28–29сентября 2007 г. – Владимир: ВГПУ, 2007. С. 63–68.

Ноосфера образования в символическом круге Российской истории
Л. А. Гореликов

Прощай, немытая <ныне «унылая» – Л. Г.> Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

М. Ю. Лермонтов

 

…. Спасение человечества от исторической катастрофы возможно лишь на путях духовного преображения людей, посредством культивирования обществом всемирного, «ноосферного» разума, представляющего глобальную целостность бытия, утверждающего способность саморазвития мировой целостности объективным основанием социального проектирования гуманистического будущего человечества. «Единственной моделью спасения человечества в XXI веке, – заявляют прогрессивные круги российского интеллектуального сообщества, – является именно «ноосфера будущего» – управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта и образовательного общества» [10].

Действительной реализацией творческой полноты человеческого разума служит язык, живое слово межличностного общения людей. Поэтому именно творческая сила и красота родной речи является главным истоком созидательной деятельности людей, служит средоточием всемирного разума человечества, первоосновой его вечного бытия. Следовательно, генеральным направлением в развитии ноосферного разума современного человечества является мегалингвистическая стратегия духовного самоопределения общества. Реальным выражением стратегии духовного преображения общества служит социальная сфера образования как разумно организованная система воспроизводства идейного потенциала социума в новых поколениях людей на основе их приобщения к нравственным идеалам и интеллектуальным достижениям мирового сообщества.

  1. Главная дилемма образовательной стратегии в духовном преображении современного социума

Однако сегодня человечество напрямую столкнулось с глобальной проблемой собственного выживания, самосохранения родового существа. Поэтому было бы безумием ждать прироста новых проблем как ориентиров дальнейшего интеллектуального поиска людьми возможностей по их разрешению. Следовательно, надо переходить в стратегическом планировании путей выхода из глобального кризиса современной цивилизации от концептуальных ресурсов частичного разума к идейному потенциалу цельного, ноосферного разума, владеющего знанием качественно единых вечных параметров бытия как универсальной основы продуктивного саморазвития общества. Частичный разум, прежде определявший прогресс мирового сообщества, исчерпал свои созидательные возможности и все более превращается в разрушительный Анти-Разум современной цивилизации, увлекая своим инерциальным движением человечество к гибели [11]. Необходимо ускоренное замещение в системе образования губительной стратегии частичного Разума цельным созидательным настроем ноосферного Разума.

Частичный разум в силу ограниченности своей содержательной целостности выступает в образовательном процессе как догматический способ обучения, предназначенный в основном для передачи наличной интеллектуальной традиции новым поколениям граждан, нацеленный на количественное приращение информационного ресурса учащихся новыми поступлениями «социально значимых» знаний.

В этом плане коренным качеством ноосферного разума является его целостный, самобытный и потому креативный потенциал, обеспечивающий становление человека как творческой индивидуальности, направленный в образовательном процессе прежде всего на развитие творческих способностей человека. Поскольку творчество всегда носит личностный характер, постольку система ноосферного образования центрируется вокруг проблемы воспитания личности и является по своей сути гуманистической. Она стремится к целостному, всестороннему развитию человека, формированию у него навыков самостоятельного мышления и потому принципиально руководствуется диалогическим способом социального общения, когда в процессе обучения учитель и ученик различаются лишь количественными объемами знаний, но не качественно, обладают равным правом в критической оценке поступающей информации. В отличие от гуманистической природы ноосферного разума частичный разум развивает в образовании технократический стиль мышления, культивирует монологический способ общения, который разделяет учителя и ученика качественно, когда учитель «дает» знания, а ученик их «усваивает». В ходе такого механического общения учитель может быть вообще исключен из образовательного процесса, заменен техническими средствами трансляции «интеллектуальных ресурсов» общества и «объективированными формами» контроля успеваемости учеников по типу Единого Государственного Экзамена. Экзамен играет определяющую роль в итоговой аттестации обучаемых, в их ранжировании в системе социального воспроизводства. Поэтому механическая аттестация учеников по системе ЕГЭ, исключающая субъективный опыт учителя в оценке творческих потенциалов ученика, означает глобальное подавление творческого начала образовательного процесса. Дорвавшиеся ныне до власти над страной господа Скалозубы стремятся поставить процесс воспитания новых поколений россиян под жесткий полицейский надзор.

Борьба прогрессивных кругов российского образованного общества с бездушной, безумной идеологией технократического консерватизма, провозглашенной «партией власти», за утверждение в духовном воспроизводстве российского социума концепции ноосферного гуманизма – это борьба за интеллектуальное будущее России, за гуманистический путь развития страны, за насыщение образовательного процесса креативным ресурсом философско-лингвистических дисциплин.

Короче говоря, ноосферное образование – это идеально-гуманистическая научно-философская стратегия воспроизводства духовного потенциала общества.

  1. Мегалингвистические параметры ноосферного разума в духовном самоопределении российского социума

В реализации ноосферной стратегии духовного воспроизводства российского социума сфера лингвистических дисциплин выступает как конкретно-предметное ядро, содержательная гуманитарная основа образовательного процесса. Но в таком случае лингвистика должна самоопределиться в идейных приоритетах предметной целостности, в универсальных возможностях саморазвития. Можно выделить, по крайней мере, четыре ракурса мегалингвистического самоопределения российского социума.

Во-первых, утилитарно-практический, связанный с устранением деформаций русской речи как базовой структуры в духовном самоопределении российского общества.

Во-вторых, абстрактно-практический или системно-типологический, направленный на уяснение фундаментальных особенностей русского языка во всемирном пространстве естественных языков современного человечества.

В-третьих, конструктивно-теоретический, направленный на логическую реконструкцию самобытной природы языка в целостной теоретической модели ее функциональных способностей.

В-четвертых, креативно-логический, определяющий на фоне идеальной модели символической природы языка закономерности исторического развития форм языковой деятельности человечества, в том числе и российского общества. Поскольку язык есть одухотворенная целостность, а дух человеческий един по своей внутренней сути, постольку законы языка всемирны [7: 227].

Главный корень всех деформаций русской речи – это тотальное господство в общественной практике России технократического стиля мышления, подавляющего творческое начало в людях и подчиняющего их жизнь внешнему диктату, разделяющего население на правителей и исполнителей, на властную элиту и трудящиеся массы.

Лишь распространение в обществе гуманистического стиля мышления, а значит развитие гуманитарно-ноосферной системы образования, устранит из жизни народных масс нынешний языковой нигилизм и преобразит русский мир в собрание творческих личностей. Качественной основой особенностей русского языка в символическом пространстве естественных языков современного социума является, по нашему мнению, «креативно-синтетическая» природа его функциональных способностей. Наша реконструкция содержательного разнообразия естественных языков в целостной модели их функциональных способностей привела к построению «ортогональной модели» речевой структуры Языка [9, с. 206–244]. В контексте реализации мегалингвистической стратегии ноосферного проектирования глобального социума следует установить исторические закономерности функционального развития вербальных оснований общественной практики, то есть выявить историческую логику самообразования человеческого духа, саморазвития его символических модификаций как действительную основу продуктивного развертывания системы ноосферного образования.

Перейти на страницу книги

… категорическим императивом образовательной стратегии Ноосферного Разума в интеллектуальном воспитании российского социума должен стать принцип красоты как генеральный ориентир его творческого самоопределения в мире. Завет великого Достоевского о том, что мир красотой спасется, должен стать сегодня путеводной звездой российской общественной практики.

Литература

  1. АристотельМетафизика // Сочинения в четырёх томах. Т. 1. М., 1976.
  2. Бердяев Н. АФилософия свободы // Сочинения. М.: Республика, 1994.
  3. ГегельЭнциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. М., 1975.
  4. ГегельЭнциклопедия философских наук. Т. 3. Философия духа. М., 1977.
  5. Гореликов Л. А., Лисицына Т. АРусский путь. Опыт этнолингвистической философии. Ч. 1. Символика смысла в структурах бытия. – Великий Новгород, 1999. – 100 с.
  6. Грибоедов А. С. Горе от ума // Сочинения. М., 1988.
  7. Гумбольдт В. фонО различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества // Избранные труды по языкознанию. – М., 1984.
  8. Жуков В. Н. О некоторых особенностях русской философии // Философские науки. 2004. – № 12.
  9. Лисицына Т. А., Гореликов Л. А. «Язык образования и образование языка» – инновационный императив России XXI века. – Великий Новгород, 2008. – 404 с.
  10. Обращение ученых ноосферного крыла к мировому сообществу: разрушение мировой цивилизации в двадцать первом веке еще можно предотвратить // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77–6567, публ.15371, 01.07.2009.
  11. Субетто А. ИРазум и Анти—Разум (Что день грядущий нам готовит?). – СПб.; Кострома, 2003. – 148 с.
  12. Франк С. ЛС нами Бог // Духовные основы общества. – М., 1992.
  13. Хайдеггер М. Бытие и время. – М., 1997.
  14. Чаадаев П. Я. Философические письма // Избранные сочинения и письма. – М., 1991.
  15. Ясперс КИсток истории и её цель. – Вып. 1. -М., 1991.

Нообиогеосфера образовательных систем: топотемпомерные код и лаг
В. Б. Самсонов, И. И. Колисник

Философско-образовательная интерпретация категории нообиогеосферы сводится авторами к синергетике трёх операциональных показателей человеческого потенциала – качество образования (ноосфера), уровень дарования (биосфера) и креативная уместность (геосфера). Триединая синергия качества образования, уровня дарования и уместности человеческого креатива образует, по авторской гипотезе, информационно-коммуникативную матрицу топотемпомерного кода илага нообиогеоценоза, который В. С. Даниловой понимается как совокупность всех взаимодействий системы, состоящей из биогеоценоза и антропоценоза, обеспечивающих устойчивость этой системы благодаря безотходному круговороту вещества энергии и информации.[47]

Правда, В. С. Данилова трактует нообиогеоценоз не в контексте модусов (прошлое, настоящее, будущее) исторического времени. Самым ценным, на авторский взгляд, в трактовке В. С. Даниловой является оперирование категорией «гетероциклов», что позволяет выйти на путь установления универсальных закономерностей пространственно-временной организации кода и лага нелинейного динамического развития в истории мировых цивилизаций нообиогеосферы образовательных систем. В. С. Данилова отмечает основную особенность нообиогеоценоза: «… В его пределах сознание и процессы, обусловленные всеми остальными земными оболочками, образуют принципиально новое динамическое равновесие. Он также включает в себя самоорганизационные процессы, затрагивающие все геосферы, объединяет их в гетероциклы. Тем самым обеспечивается появление «ноосферной духовности» и возможность ее существования в течение длительного отрезка времени».[48]

Авторам импонирует в даниловской трактовке и глокальный императив («взаимосвязи, имеющие место в биогеоценозах, должны быть гармоничным образом дополнены процессами мышления и рефлексии в пределах как отдельного человека, так и ноосферы в целом»). И геокосмический масштаб позиционирования проблемы: «В качестве модели нообиогеоценоза можно рассматривать совокупность циклических процессов, охватывающих участок земной поверхности, начинающийся в недрах Земли и замыкающийся в ближнем космосе (геокосмосе). В его пределах отдельные устойчивые природные процессы когерентно связаны между собой, а их ритмы формируют единую гармонию». И топотемпомерный, по сути, подход к анализу устойчивых, не разделённых существенными границами ноосферных структур (социальных, информационных, культурных) нообиогеоценоза: «В пределах нообиогеоценоза и всей ноосферы в целом уравновешиваются космические ритмы, планетарные процессы, рефлексия человеком окружающей среды».

.Перейти на страницу книги

 


В. А. Чумаков

Конференции по вопросам ноосферы, проводимые с недавнего времени в Петербурге, вскрывают огромные пласты предвидения будущего, того, чего например не сделали классики марксизма, оставив решать практические вопросы построения социализма будущим лидерам революционного движения.

Однако, участники конференций, рассматривая какие-то особенности ноосферы, практически не уделяют внимания той социальной основе, которая порождает ноосферу в полном объёме, как духовно-нравственную составляющую определённого социального устройства общества. А это является одним из главных вопросов становления, образования ноосферы. Только немногие докладчики указывали на принципиальную связь ноосферы с социалистическим укладом общества [1, 2]. В докладе организатора конференций, заслуженного деятеля науки РФ, доктора философских наук А. И. Субетто упоминается, что: «Ноосферный социализм или ноосферизм – единственная стратегия и единственный путь выхода человечества из экологического тупика истории». В конце доклада автор подводит итоги, основанные и на работах других исследователей, которые можно частично привести. «Земля способна прокормить 10–12 миллиардов людей при сохранении Биосферы – только при условии ликвидации строя мировой финансовой капиталократии и рынка, «общества потребления», культа безумной роскоши и бездумного расхищения природных богатств. Выживает человек социалистический, человек общинно-соборный, для которого смысл жизни – в жизни для другого – который будет жить с космопланетарным пространством сознания. Выживает человек, чьё творчество будет сгармонизировано с творчеством природы» [1]. Хотелось бы знать мнение и других авторов на характер социальной основы будущей сферы разума. Наличие этого вопроса в докладе может стать критерием участия автора в работе последующих конференций.

 

Приняв за основу положение о связи ноосферы с социалистическим устройством общества, надо понять, что она будет проявляться на планете постепенно, по мере отпадения стран от капиталистического мира. В этом случае можно говорить о выстраивании кусочно-мозаичного, развития ноосферы.

…. Индивидуалистическое общественное устройство, с детства воспитанная погоня за деньгами слишком глубоко проникает как в общественное, так и в индивидуальное сознание жителей этих стран. Первыми переходить на путь построения социализма, а значит и достижения состояния мозаичной ноосферы будут бедные, развивающиеся страны, в которых высока роль общины, роль коллектива, что и показала социалистическая революция в России 1917 года.

Следует остановиться на спорной роли Арктики и Антарктики в процессах становления ноосферы. В этих регионах находятся небольшие части разных государств с малым количеством населения, слабо оказывающих влияние на трансформационные процессы общества. Рассуждая о сфере разума, следует брать в расчёт жителей всей планеты, поскольку пока неясна очерёдность развития процессов становления ноосферы на Земле.

При обсуждении проблемы становления социальной основы ноосферы главным становится политический вопрос о завоевании власти трудящимся большинством, которое невозможно без наличия организованной, идейно воспитанной, подготовленной к самым высоким самопожертвованиям партии левого толка. Политическая трансформация общества возможна в двух формах: революционной и эволюционной. История развития капитализма показывает практическую невозможность эволюционной смены власти. Общество, развращённое золотым тельцом, индивидуальной погоней за материальным благополучием принципиально разделено, делая невозможной социалистическое переустройство. На это указывает пример США, где развита демократия и свобода, правда буржуазная, но нет никакого движения к справедливому обществу.

Создателям биотической регуляции, вероятно, известно положение о ноосфере, которая является духовно-нравственным состоянием человечества, обеспечивающая поступательное развитие совместной системы: человека и его природного окружения. Общественный разум ноосферного человечества создаёт благоприятные условия существования обоих составляющих – человека и «естественных экосистем». Сфере разума соответствует бесклассовое общество, первым этапом которого является социализм, переходящий по мере накопления материальных возможностей в коммунизм. Это общество, где нет частной собственности на средства производства, где интерес не в получении финансовой прибыли, а в гармоничном развитии каждого члена общества, где природа не рассматривается как источник извлечения прибыли, а видится как некая основа для поддержания глобального, геофизического равновесия на Земле.

Перейти на страницу книги

Литература

  1. Субетто А. И. Ноосферизм как научно-мировоззренческое основание взгляда на роль Арктики и Антарктики в управлении социоприродной эволюции //НООСФЕРИЗМ. Арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в 21 веке. Том 2. Роль Арктики и Антарктики в стратегии ноосферного развития человечества и выхода из глобального экологического кризиса. Материалы международной научной конференции. С-Петербург, 2009. Книга первая, с. 45.
  2. Чумаков В. А. Ноосфера – несбыточная утопия или неизбежное будущее человечества? //Там же. с. 200.
  3. Чтоб не обрушить мирозданье //Наука и жизнь, 2009, № 8, с. 2.
  4. Мы живём в самом тесном городе мира //Советская Россия, 2010, 18 февраля, № 17, с. 1.

Ноосферная миссия образования
Л. Н. Засорина, К. В. Засорин, Л. А. Рыбина

Центральное место в программе конференции 2010 года занимают проблемы ОБРАЗОВАНИЕВЕДЕНИЯ, которые устойчиво прописаны в междисциплинарной области ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЯ. Активная разработка этих проблем последние два десятилетия велась в Петровской Академии Наук и Искусств и получила признание во многих российских и международных общественных академиях на рубеже XXI века. Опережающее развитие исследований этого направления принимает на себя Ноосферная общественная академия. Идеологом этого содружества ученых выступает академик А. И. Субетто, чьи широко известные труды занимают едва ли не первое место в информационном пространстве «ноосферизма».

Выступая в роли сочувствующих «ноосферному образованию», авторы данного сообщения ограничивают свои задачи обсуждением некоторых методологических аспектов «ноосферной парадигмы».

  1. Проблемное поле: осмысление терминов

Формирование новой научной и образовательной парадигмы XXI века сопровождается усиленной рефлексией категориальных понятий, закрепляемых языковым узусом. В настоящее время терминологическая мода на продуцирование сложений и словосочетаний с речевой единицей ноосфера выходит за пределы допустимой разумности. В поисковых системах ресурсов Интернета (Рунета) информация по заглавному слову распределена по 37 ступеням. Свобода «словотворчества» приводит некоторых авторов к словосочетаниям парадоксального типа (ноосферная трансформация языка, космоноосферный аспект проблемы здоровья и др.). Подобная речевая агрессия угрожает превратиться в тенденцию «забалтывания» исходного термина, выхолащивания и опустошения его понятийного смысла. Аналогичные процессы терминотворчества наблюдаются и в других отраслях гуманитарного знания, что характерно для периода становления новой предметной области науки (ср. акмеология, космо-антропоэкология, эндоэкология и др.).

 

 

Важнейший вопрос о том, КАКОГО ЧЕЛОВЕКА МЫ ВОСПИТЫВАЕМ, остается открытым на сегодня. Гипотетически названы: ноосферный человек (человек эпохи ноосферы?), универсальный человек и др. Одним из продуктивных решений в этом направлении представляется концептуальная разработка «ПРОЕКТИВНЫЙ ЧЕЛОВЕК» (ПЧ) [6]. (Человеческий капитал)

1.3. Проективный человек: восхождение к целостности

«Мы живем в трех мирах, в вечности. Наша забота должна быть в том, как продуктивнее, как красивее завершить свою земную жизнь».

Е. Рерих.

 

Представленная схематизация послужат дальнейшему углублению и изучению взаимодействий универсалий живого (биосферы), космической соизмеримости начал жизни (сферы духа, пневмосферы по П. Флоренскому), проецирования качеств человека в инфосфере (ноосфере). В этом плане ПЧ подобен Ивану Стотысячному, которому суждено спасти мир.

  1. Понятие ноосферы в образованиеведении

Сделанное для России сделано и для мировой культуры духа

(Живая Этика)

 

Ноосфера (греч. νόος – «разум» и σφαiρα – «шар») – сфера взаимодействия общества и природы, в границах которой разумная человеческая деятельность становится определяющим фактором развития. В Интернет-энциклопедии это понятие обозначается также терминами «антропосфера», «социосфера», «биотехносфера».

Учение о ноосфере возникло в контексте идей Русского Космизма – философского учения о неразрывном единстве человека и Космоса, человека и Вселенной, о регулируемой эволюции мира. Сам термин «ноосфера» появился в 1924 году на семинаре Бергсона в Париже, во время обсуждения доклада В. И. Вернадского, в котором он изложил свою концепцию развития биосферы. Авторство принадлежит французскому исследователю Э. Леруа. Впоследствии данный термин широко использовал П. Тейяр-де-Шарден, который рассматривал ноосферу как обтекающую земной шар идеальную, «мыслящую» оболочку, формирование которой связано с возникновением и развитием человеческого сознания.

В. И. Вернадский начал работать над концепцией ноосферы с начала 30-х годов, после разработки учения о биосфере. Ноосферу следует истолковывать как единство «природы» и «общества». Сам Вернадский говорил о ней двояко: либо как о реальности будущего, либо как о действительности наших дней, что неудивительно, поскольку он мыслил масштабами геологического времени.

Биосфера перешла или, вернее, переходит в новое эволюционное состояние – в ноосферу – перерабатывается научной мыслью социального человечества» [2].

Ноосфера – новая, высшая стадия эволюции биосферы, становление которой связано с развитием человеческого общества, оказывающего глубокое воздействие на природные процессы. Согласно Вернадскому, «в биосфере существует великая геологическая, быть может, космическая сила, планетное действие которой обычно не принимается во внимание в представлениях о космосе… Эта сила есть разум человека, устремленная и организованная воля его как существа общественного». Ноосфера – это такое состояние биосферы, когда развитие происходит целенаправленно, когда Разум имеет возможность направлять развитие биосферы в интересах Человека, его будущего. Осознавая огромную роль и значение человека в жизни и преобразовании планеты, он употреблял понятие ноосфера в разных «смыслах»:

1) Состояние планеты, когда человек становится крупнейшей преобразующей геологической силой;

2) Область активного проявления научной мысли как главного фактора перестройки и изменения биосферы.

Сегодня в научном сообществе принято ограничиваться только вторым из предложенных Вернадским «смысловых» понятий ноосферы. Нам представляется целесообразным акцентировать внимание именно на первом.

 

При этом необходимо рассмотреть вопросы об условиях становления и взаимопроникновения биосферы и ноосферы с учётом современных достижений развития научной и технической мысли.

 

С появлением человеческого разума произошло «оразумление» планеты и переход её в новое состояние, именуемое ноосферой. Ноосфера в меньшей мере зависит от капризов абиотической среды, чем биосфера.

Не исключено, что в основе возникновения структурной и функциональной асимметрии полушарий лежит сферическая асимметрия ускорения расширения нашей Метагалактики. Это ещё раз подтверждает тесную связь ноосферы с Космосом [17]. Развитие у человека, одного из представителей «мутовки разумных существ», самосознания, воображения, творческого начала и эмоций вызвало не только «оразумление, но и «одушевление» Земли.

 

Перейти на страницу книги

 

Основания для такого вывода «контурно» уже были сформированы: это концепты единого образовательного пространства как фактора стабилизирующего эволюционное развитие человека в единстве физического начала (включая биосистемы) и духовного (включая спирали ноосферы и глобальной экологии).

По прогнозам ряда ученых, следует ожидать мощного «прорыва» в ближайшие 5 лет в становлении духовной бионоосферной идеологии как ведущей доминанты сознания человечества в XXI веке. Биоинформационный подход к образованиеведению вызывает «шлейф» новых интерпретаций и осмыслений понятийно-методологического аппарата. Среди них главенствующим является категория роста качества Человека, и на этой основе – роста качества жизненных сил и жизнеобеспечения (см. аргументацию А. И. Субетто).

 

Ноосферная направленность самоорганизации должна быть осознана и практически проявлена большинством населения, всеми участниками непрерывного образования, именно при условии Водительства Духа.

 

Литература

  1. Брунов Н. А. Тернерология 2007. – СПб., – 168 с.
  2. Вернадский В. И. О науке. Т.1. Научное знание. Научное творчество. Научная мысль. – Дубна: «Феникс», 1997. – 576 с. – (Часть 3. Научная мысль как планетное явление. – С. 303–538).
  3. Галимов Э. М. Феномен жизни. – М.: «Едиториал УРСС», 2001. – 256 с.
  4. Засорина Л. Н. Проблемы метанауки (информационный свод века).//Биоинформационный ресурс человека: резервы образования. – СПб., 2004, c.15–28.
  5. Засорина Л. Н. Живая этика как биоресурс и информационный резерв образования.//Биоинформационный ресурс человека: резервы образования. Вып. 3, – СПб., Вып.2,2005, С.67–72
  6. Засорина Л.Н, Горина И. В. Проективный человек на перекрестье эпох. //Биоинформационный ресурс человека: резервы образования. Вып. 3, – СПб., -2006, С.71–79.
  7. Засорина Л. Н. Концепция современного естествознания: о структурной самоорганизации метанауки. // «Акмеология» – 2007. Вып. 11. Теоретические и прикладные проблемы. – СПб., 2007, С. 49–57.
  8. Засорина Л. Н. Cознание на пути к целостности: биоинформационный подход./ «Миссия интеллектуала в современном обществе». Материалы конференции. Секция 1. Философский реализм как путь к интеллектуальному возвышению. Под ред. В.л. Обухова. – СПб.,2008, С.84–89.
  9. Засорина Л. Н. Непрерывное образование: квантово-волновой подход./ Младший школьник: образование первоклассное. /Электронный док./ – СПб,2008.
  10. Засорина Л.Н, Золотухин И. В. «РАШ-культура» в самообразовании человека./ Материалы международной конференции «Философия в диалоге культур: взгляд из Петербурга». Секция: Реалистическая философия в диалоге культур. – СПб. – Пушкин, 2009, С.167–170.
  11. Засорина Л. Н. Проективный человек: восхождение к целостности./ Иллюзии целостности человека в психологии: от частичного подхода к истинной системности. Материалы международной научно-практической конференции студентов, аспирантов, преподавателй.26 ноября 2009 года. / Под ред. Ю. А. Шаранова. – СПб.: СПб институт психологии и акмеологии, 2009, С.150–153
  12. Камшилов М. М. Факторы эволюции биосферы Земли. // Вопросы философии.1979, № 3, С.128–137.
  13. Калашников М. Третий проект. Погружение: книга – расследование. – М.,2006, с. 60).
  14. Николаенко Н. Н. Творчество и мозг. – СПб.: Институт специальной педагогики и психологии, 2001. – 344 с.
  15. Николаева Е. И. Психофизиология. Психологическая физиология с основами физиологической психологии. Учебник. – М.: ПЕР СЕ; Логос, 2003. – 544 с.
  16. Рыбина Л. А. О сознании и функциональной асимметрии мозга (аспект биоинформационного программирования)./ Биоинформационный ресурс человека: резервы образования. Вып. 3, – СПб., Вып.2, 2005, С. 74–81.
  17. Хайтун С. Д. Феномен человека на фоне универсальной эволюции. – М.: КомКнига, 2005. – 536 с.
  18. Lovelock J. Healing Gaia. – NY: «Harmony Books», 1991.

Философская концепция «эгоистического гена» и ее значение для гендерной педагогики
В. Б. Сапунов

 По мере формирования биосферы включаются механизмы, обеспечивающие устойчивость и самовоспроизведение жизни последовательно на все более и более высоком уровне организации. Клетка отстаивает себя, отбрасывая отдельные входящие в ее состав молекулы. Организм выживает, отбрасывая отдельные клетки и, иногда, органы. Популяция выживает и самовоспроизводится, жертвуя отдельными (порой многочисленными) особями. Биосфера сохраняется в условиях постоянного развития, отбрасывая недостаточно приспособленные виды и экосистемы (Вернадский, 2002).

Именно этим стремлением можно объяснить формирование в недрах биосферы сферы социальной деятельности – ноосферы. Биосфера эффективно осваивает поверхность Земли, гидросферы и противостоит любым катаклизмам как земного, так и космического характера, на что неоднократно указывал создатель учения о биосфере – В. И. Вернадский (2002). Но выйти в космическое пространство биосфера не может. На эту тему существует лишь слабо обоснованное предположение американского астронома К. Сагана о том, что мельчайшие споры некоторых микроорганизмов, поднятые в верхние слои атмосферы, могут разогнаться солнечным ветром до космических скоростей (Населенный космос, 1972). В то же время сознательный, ноосферный выход человечества в космос – факт свершившийся и имеющий продолжение.

Будущему поколению придется жить в более сложной ноосфере, чем предыдущим. Поэтому понимание основных социо-биологических закономерностей, закодированных на молекулярном уровне, проявляющихся на уровне социума, им необходимо знать. Пусть современная наука познала эти закономерности не в полной мере. Донести до подрастающего поколения пути, по которым движется наука, познавая эти закономерности – функция ноосферной педагогики.

 

Перейти на страницу книги

 

«Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том 2. Книга 2«

 

Текущая страница: 1 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том второй. От ноосферного образования – к ноосферной России. Книга 2

Под научной редакцией:

Субетто Александра Ивановича,

Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, Президента Ноосферной общественной академии наук.

Егоркина Владимира Георгиевича,

Почетного работника высшего профессионального образования Российской Федерации, Председателя Ленинградского областного отделения Ноосферной общественной академии наук

 

Ноосферная академия наук

Смольный институт Российской академии образования

Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова

Государственная полярная академия

Крестьянский государственный университет им. Кирилла и Мефодия

Вологодский государственный педагогический университет

Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов

Европейская академия естественных наук. Санкт-Петербургское отделение

 

Рецензенты:

доктор социологических наук, профессор

Григорьев Святослав Иванович (Москва);

доктор наук, профессор

Зеленов Лев Александрович (Нижний Новгород);

доктор философских наук, профессор Егорычев Александр Михайлович (Москва);

 

© Коллектив авторов

© Субетто А. И., Егоркин В. Г. Введение, редакторы Субетто А. И., Егоркин В. Г.

Часть III
Проблемы формирования ноосферной валеологии и акмеологии

Ноосферное образование и семья в сохранении здоровья поколений
О. А. Рагимова

Современное российское общество переживает глубокую модернизацию, в стратегических целях которой необходим учет последствий эколого-демографического перехода и причин депопуляции, адекватный обеспечению национальной безопасности и переходу к устойчивому развитию. Нельзя не учитывать, что модернизация происходит в условиях нарастания глобальных угроз, рисков, вызовов глобализации сферам жизни народонаселения, в том числе и здоровья.

По данным Института питания РАМН растет число беременных женщин, страдающих анемией[1] и бремя болезней их детей. Снижается и количество женщин репродуктивного возраста (20–29 лет). Если в 2009 году их насчитывалось 8,9 %, то в 2010 демографы насчитывают их всего их 4,8 %.[2] Имеет отклонения в состоянии здоровья каждый третий новорожденный. Выросло количество детей с различными заболеваниями: дефекты речи – в 1,7 раз, нарушения осанки – в 2 раза, болезни системы кровообращения – в 2,57 раз, болезни нервной системы и органов чувств – в 1,42 раза, новообразования – в 1,68 раза.[3]

Только 10 % выпускников школ могут считаться здоровыми, 75 % школьниц имеют хронические заболевания, которые могут сказаться на репродуктивной функции, у 25 % подрастающего поколения отмечаются нарушения формирования скелета, у 12 % – артериальная гипертензия и гинекологические заболевания, у 10 % – эндокринные расстройства.[4]

Растет инвалидность населения. Все больше молодых семей не решаются заводить детей. Поэтому вопросы здоровья нации, связанные с ростом рождаемости, сокращению смертности, а, самое главное, росте здоровья и его качества становятся основными для повышения жизнеспособности отечества. Президент России Д. А. Медведев на заседании Президиума Совета по национальным проектам (25.12.2007) отметил, что «Свободный, образованный и здоровый человек – главное, что определяет сегодня перспективу развития страны».

В эпоху глобализации наиболее полный учет комплекса приоритетных проблем безопасности, целей устойчивого развития России и всего человечества возможен в научной парадигме политической философии Ноосферизма, построенной на мировоззренческом понимании ноосферной природы (высших ценностных оснований, сущности бытия) человека в биосфере Земли и институциональном признании ноосферного статуса поколений Homo sapiens institutius отечеств в стратегии жизнеустройства государств в регионах планеты. В данной проблеме мы выделяем приоритетные аспекты сохранения биосферно-экологических основ и формирования условий социального здоровья молодого поколения в институтах развития общества.

Философия ноосферного реализма знаний о биосферно-экологических условиях и эколого-генетических основах здоровья здоровых позволяет соединять накопленные в разных науках знания о социальном здоровье для перехода от стереотипов болезнецентричной философии к здоровьецентричной, здоровьесберегающей парадигме охраны здоровья в поколениях семей.

С позиций ноосферного подхода к формированию концепции охраны здоровья гармония (греч. harmonia – связь, соразмерность), гармонизация сфер жизни выражают достижение в реальности «согласия, соответствия эстетическим законам, согласованность частей в расчлененном целом».[5] Идеи гармонии заложены в философских поисках. Еще пифагорейцы высказывали идеи гармонизации сфер. Эта идея существовала в преобразованной форме в новой философии Шефтсбери, Кеплера, Джордано Бруно, Лейбница, в немецком идеализме. В рамках антропоцентризма и природоцентризма Гете определял «воспитание гармонически свободного человечества» в природе, где также господствовали гармония силы и границ, произвола и закона, свободы и меры, подвижного порядка, достоинств и недостатков.[6]

А. И. Субетто определил гармонию одной из важных категорий ноосферизма. Он определяет ее как «симметрию во всем ее смысловом многообразии».[7]

Шевелев И. Ш. отмечал, что это обязательный признак существования и организации целого (Красота как показатель гармонии фундаментальное свойство онтологии мира). Возникает тождество между здоровьем и гармонией. Гармония есть отражение здоровой системы. Таким образом, гармония проявлений здоровья и социального здоровья в сферных представлениях отражает норму его проявлений. Поэтому здоровье (А. И. Субетто, В. П. Казначеев) рассматривается проявлением эволюционной нормы.

С семьи начинается ноосферное воспитание поколений, отношение к окружающему миру, себе, жизни в биосфере. Гармонизация и адекватизация всех составляющих здоровья в поколениях определяется образом жизни семьи в поколениях. Развитие представлений о здоровом образе жизни связано с работами Ю. П. Лисицына, Д. У. Нистряна, А. Я. Иванюшкина[8] и других.

Здоровый образ жизни – это оптимальный (гармоничный) образ жизнедеятельности, который обеспечивает оптимальное существование, онтогенез и деятельность человека, поколений в биосфере, это максимальное количество биологически и социально целесообразных форм и способов жизнедеятельности, адекватных потребностям и возможностям человека, осознанно реализуемых им, обеспечивающих формирование сохранения и укрепления здоровья, способность к продолжению рода и достижению активного долголетия. Здоровый образ жизни базируется на культуре здоровья, которая развивается в поколениях и поддерживается институционально. Формирование здорового образа жизни связано со знанием многих наук о жизни и здоровье, природе, человеке и обществе, мотивацией и деятельностью по его развитию. В западной цивилизации отмечаются разнонаправленные тенденции по формированию здорового образа жизни, в целом его показатели невысокие. В России, еще в 70–80 годы ХХ века образ жизни народонаселения характеризовался экологическим, социальным и бытовым дискомфортом.

Трудовая деятельность не была в полной мере обеспечена нормальными жилищными условиями и сбалансированным питанием. Человек ценился ниже результата труда. Но охрана здоровья населения была социально направленной, приоритетно развивалось и социально ориентированное здравоохранение советской цивилизации.[9] Кризис глобализации, либеральная перестройка обострила экологические проблемы в России; ухудшилось социально-экономическое положение большинства населения. 60–70 % населения имели доходы от прожиточного минимума и ниже.[10] Попытка переложить ответственность за свое здоровье на индивидуума и семью не увенчалась успехом и нуждается в переориентации на формирование ноосферного потенциала не только личности, но и в ядре института семьи сообществ человечества.

Для сложившегося в России образа жизни граждан характерно безответственное отношение к соблюдению санитарно-гигиенических норм, массовое распространение курения и алкоголя; незнание основ здорового образа жизни и отсутствие его массовой пропаганды; резко ослабло духовно-нравственное воспитание. На фоне убывающего прироста народонаселения (депопуляционной катастрофы) снижается и качество здоровья поколений. То есть здоровье подрастающего поколения ухудшается с каждым годом. Каждый третий новорожденный заболевает после рождения. Почти все дети, поступающие в школу, имеют отклонения в состоянии здоровья – здоровы только 3–5 %. С 1-го по 8 класс у детей в 6–12 раз нарастают изменения органов слуха и зрения; в 10 раз – нарушения опорно-двигательного аппарата; в 15 раз – центральной нервной системы. В результате 75 % школьников имеют существенные отклонения в состоянии здоровья, 84 % призывников армии не могут выполнить нормы даже общей физической подготовки.[11]

Исследование образа жизни в студенческой среде (1999–2009 гг.) показало, что только треть опрошенных что-то целенаправленно делают для своего здоровья. В основном это те, кто имеет хронические заболевания; студенты же продуцируют обычно нездоровый образ жизни семьи; причем положительные моменты копируют у матери, а отрицательные – у отца. Отмечены существенные нарушения в режиме жизни, неполноценное питание. У многих отсутствуют знания о здоровом образе жизни, о профилактике различных болезней. Так, например, о проблеме «пьяного зачатия», как причины рождения детей с фатальным отставанием в психическом развитии, снижении интеллекта. Из опроса 200 молодых супружеских пар 95 % никогда не читали о «пьяном зачатии», хотя за последнюю четверть ХХ века на эту тему написано больше, чем за все предшествующие столетия.

Молодежь не знает, а иногда пренебрегает знаниями о вреде курения, алкоголя и других неблагоприятных факторов на свое здоровье, а самое главное – на будущие поколения. Они не знают об опасности рождения неполноценных детей и потому, что об этом не знали их родители. Так ошибки незнания о здоровом образе жизни могут накапливаться из поколения в поколения. Опросы родителей детей с различными отклонениями показали, что более 90 % не представляли, что вредные воздействия (химическое, производство, алкоголь, курение) может повлиять на основы здоровья их потомства.

Часть населения, студентов имеют информацию о сохранении здоровья, но не используют ее. Так в 30 % курящих студентов знают, что это вредно.

Это выражает низкий уровень осознания ценности основ здоровья, превращения знаний о здоровом образе жизни в социальное поведение, формирование культуры здоровья личности. Это значит, что основы ноосферного потенциала сохранения здоровья поколений, имеющие внутренний – личностный и внешний – социальный вектор – должны формироваться с зачатия и рождения ребенка в семье. Понимание о ноосферной природе поколений, об элементарных основах воспроизводства ноосферного потенциала жизни Homo sapiens institutius – субъектов ноосферы отечеств – нужно формировать на всех этапах жизни, развития и образования личности. Без этого невозможно сохранение ноосферных основ здоровья семьи и здоровых поколений.

Внешний ноосферный вектор развития культуры здоровья – это приток знаний, информации, культурных практик в социализации индивидуумов, где приоритетны функции институтов семьи, образования и здравоохранения в накоплении, передаче основ здоровья и здорового образа жизни поколений. Необходима переориентация всех институтов общества на ноосферные ценности концепции здоровья здорового в поколениях человека. В решении проблем здоровья поколений нации необходимы общее развитие ноосферного общественного и индивидуального сознания граждан и членов их семьи; глубокая переориентация самих институтов отечества и государственных служб на создание ноосферной социально-этической доминанты охраны здоровья здорового поколения, обеспечение гармоничного развития поколений.

 

В центре внимания государства должен находиться здоровый народ, здоровые поколения, здоровая семья. Необходимо создать условия недопущения, предупреждения развития болезненного состояния, путем активного и превентивного восстановления его психофизических и духовных резервов, обеспечивающих адаптацию и развитие поколений в окружающей среде: социосфере, биосфере, ноосфере, активное и творческое реагирование на смену стереотипов, угроз глобализации здоровью поколений.

Положительная мотивация на сохранение здоровья пока не обеспечивает здоровый образ жизни, так как еще не осознана самоценность здоровья для жизни человека, роль его как ноосферного субъекта в управлении здоровьем поколений. Воспроизводство ноосферного потенциала жизни Homo sapiens institutius – субъектов ноосферы отечеств – это главная социальная цель развития личности в обществе, приоритеты которой должны определять здоровый образ жизни членов семьи в поколениях. И здесь особенно актуален ноосферно ориентированный положительный опыт ценностей жизни старших поколений предков, родителей, позволяющий вытеснять стереотипы и последствия отрицательного опыта жизни больных людей.

Развитие культуры здоровья в ноосферной парадигме, непрерывное образование родителей, членов семьи в поколениях, продолжение эстафеты ноосферного университета здоровья доступно любому человеку. Воспитание ребенка в обществе, где нормой является здоровье – условие утверждения ноосферных ценностей здорового образа жизни. Для маленьких детей в процессе социализации большое значение играет ноосферный потенциал здоровья родителей, бабушек, дедушек, так как они усваивают их образ жизни. Сказки и игры, воспроизводящие нормы формирования здоровья, имеют важное значение в определении стратегии здоровьесохраняющего поведения.

Таким образом, семейные и общественные ценности сохранения ноосферного потенциала жизни Homo sapiens institutius являются ключевым условием соблюдения и развития ноосферных критериев охраны здоровья поколений. А семейно-личностные критерии потенциала поколений обеспечивают его дальнейшее развитие – нормы здорового образа жизни родителей – детей – внуков – правнуков. Так более 50 % студентов педвузов считают, что знания, полученные в университете по проблемам здоровья, будут использованы в педагогической работе; 45 % уже используют; 35 % иногда используют, и только 12 % пока не используют для сохранения своего здоровья.

Ноосферные императивы здоровья поколений человечества становятся показателем потенциала жизнеспособности народов, его ноосферной природы;[12]социальное же здоровье – это механизм и вектор ноосферного развития. Поэтому становление ноосферного мировоззрения поколений граждан – это главная цель развития институтов ноосферного образования в России, ключевое условие перехода отечеств человечества к ноосфере, становления социоприродной гармонии[13] по биосферосовместимым ценностям жизни людей.

Н. Н. Моисеев отметил ключевую роль системы «Учитель» в смене ценностно-мировоззренческих установок человечества в своей сознательной эволюции. Он писал (1990), что «в системе «Учитель» центральной фигурой является сам учитель. В эпоху ноосферы его личность станет играть решающую роль.[14] Ноосферная личность учителя определит становление ноосферного образования поколений, развитие приоритетов ноосферной культуры жизни и здоровья, становление ноосферной педагогики и ноосферного человека.

 

Ноосферно-образовательное движение в России опирается на мощные духовные, культурные, научные потенциалы в лице Русского Космизма, учения о ноосфере Вернадского, его развитие в парадигме ноосферизма, становлении направлений фундаментальной и прикладной ноосферологии, в том числе ноосферной педагогики, здравоведения и медицины.

Ноосферная философия жизни человечества учитывает мировоззренческие основания бытия поколений, выражает закономерности взаимодействия различных сфер жизни с природой планеты. По мнению Н. Н. Моисеева, в ноосферной философии бытия человечества выражены законы адекватности, регулирующие развитие систем любого рода во взаимодействии с миром.[15] Т. е. для спасения человечества от экологической гибели профессионализм должен стать универсальным, адекватным сложности проблем экологического кризиса планеты. Проблема ноосферной перестройки образования связана с качеством образования и качеством ноосферной личности, которая есть мера, источник и результат этого процесса.

В научной литературе обозначаются основные качества ноосферной личности в поколениях семьи – субъектов ноосферы человечества в регионах жизнеустройства отечеств биосферы планеты: это духовно-нравственный человек (принцип благоговения перед жизнью А. Швейцера); это гуманист ноосферного измерения (воспитания ноосферных ценностей). От производства вещей к «производству» человека,[16] становление ноосферной коллективности:

  • это человек с фундаментальным и прикладным ноосферным образованием (в естественных и социально-гуманитарных науках), способный адекватно реагировать на вызовы глобальных проблем жизни человечества;
  • это творческий акмеологизированный человек, способный к постоянному самообразованию и самосовершенствованию (акме-человек);
  • ноосферный потенциал разумности субъекта биосферы связан с развитием научного знания, проникновение его в основы культуры и образования. Субъектами ноосферы являются ученые, педагоги, наставники, институты и организации, развивающие ноосферные основы, принципы образования.[17]Ноосферное образование включает императивы экологического образования, опережающего образования и образования для устойчивого развития.

Основные ноосферные императивы развития ноосферных оснований образования личностей, субъектов общества эпохи глобализации включает в себя:

  1. Ноосферное мировоззрение, выраженное пониманием ноосферной природы, ноосферного статуса личности – субъекта Homo sapiens institutius отечества (приоритет духовного и социального здоровья поколений).
  2. Непрерывность и универсальность ноосферного образования на уровне семьи и в поколениях (опережающий учет обществом биосферно-экологических условий, эколого-генетических основ воспроизводства психофизического, духовно-нравственного, иных факторов благоприятного развития ноосферного потенциала интеллекта индивидуумов и личностей).
  3. Учет ноосферных подходов в акмеологизации потенциала личности.

Развитие акме-теории связано с именами М. К. Мамардашвили, Б. Г. Ананьева, Н. В. Кузьмина, А. А. Бодалева, А. А. Крылова и др. Ноосферное образование личности акме-типа развивают А. А. Понукалин, Т. А. Молодиченко.[18]

Само понятие «акме», считаем, выражает ноосферный потенциал индивидуума, так как рассматривает высший уровень развития личности – зрелость, т. е. достижение человеком своей «вершины». Акмеологическая теория является комплексно-синергетической, где ядром становится психологическое знание основ развития человека с использованием философских, медико-биологических, социологических и педагогических подходов.

Понимание вершины развития человека (Homo sapiens) на основе полного учета ноосферной природы, ноосферного статуса личности в поколениях индивидуумов – потенциальных и реальных субъектов ноосферы своего времени жизни народа, то есть Homo sapiens institutius отечества, – вносит в акмеологию ноосферные императивы, принципы, ценности жизни. Это особенно актуально в условиях обострения угроз глобализации сферам жизни народонаселения регионов биосферы, необходимости преодоления угроз депопуляции в России, перехода от болезнецентричной к здоровьесберегающей философии и психологи жизни поколений. В основу акмеологии заложены ноосферные по целям установки ценностей и качества жизни личности: истина, добро, любовь, красота, целостность, единство противоположностей, жизненная активность, уникальность, совершенство, необходимость, завершенность, справедливость, порядок, простота, личность, самодостаточность.[19]

Для акмеологически ориентированной личности эти ценности являются не только объективными, но они интериоризируются и становятся частью личности, ее достоянием.

Вектор развития акме-личности – это стремление к ноосферному идеалу, самоактуализация потенций, способностей и талантов, развитию всех сторон социального здоровья в биосфере Земли. Мотивацией самоактуализирующейся ноосферной личности становится осознание своей роли в семье, обществе, государстве, человечестве, и это доминирует в личности. Интуитивное стремление к ноосферной самоактуализации – признак социального здоровья, нормального, счастливого человека; удовлетворяется в биологической безопасности, общественных контактах и любви, в признании, уважении и самоуважении. Нездоровая личность определяется другим вектором – регрессионного развития, в основе которого страх, враждебность, праздность, безволие. Это признаки невротизации и патологизации.

В этом смысле считаем необходимым подчеркнуть вклад акмеологии в определение ноосферного потенциала, выявление основных факторов акмеологизации личности субъекта ноосферы – Homo sapiens institutius отечества. Научные обобщения Акме-теории,[20] учитывающие различные области знаний, как естественно научных, так и социально-гуманитарных дисциплин, позволяют соединить их для ускоренного и приоритетного развития ноосферных основ образования личностей, субъектов общества эпохи глобализации.

Выделим, например, важность психогенетического фактора индивидуально-личностного основания социального здоровья – без него нет предпосылок индивидуально-личностного развития. Только человек с нормальной психикой и развивающимся потенциалом интеллекта может продвигаться в этом направлении. В этом основании социального здоровья существенное влияние оказывают факторы физического возраста, уровень психофизического развития, личностные факторы: мировоззрение, идеология жизни, ее смысл, многомерный образ «Я», отношения личности, ценности, интересы, направленность.[21] Социальные факторы, условия социализации, образа жизни также влияют на социальное здоровье и развитие потенциала субъекта ноосферы. Это биологическое созревание, воспитание, самовоспитание, просвещение, образование, самообразование, профессионализация, реализация способностей в самоактуализации и самосовершенствовании и условия бытия.

 

Особое значение в развитии интеллектуального потенциала субъекта ноосферы приобретает ноосферная направленность целей жизни и образования, которые характеризуются:

желанием изменить действительность,

построить ноосферу,

верой в вектор развития,

специальными знаниями, воображением,

планированием решений,

настойчивостью, сублимацией, активностью подсознания,

ориентацией на интеллект, интуицию, коллективное творчество.

Осознающий себя, своей интеллектуальный потенциал субъект ноосферы, Homo sapiens institutius отечества, имеет смыслообразующие начала (основания) жизни, деятельности, которые определяет вопросы смысла жизни, смерти, любви и страдания, императивы свободы, ответственности, гуманизма перед поколениями, детьми, внуками, правнуками.

Таким образом, личность, осознающая себя субъектом ноосферы, имеет показатели акмеологизации; они становятся и критериями социального здоровья поколений:

  1. Ноосферное стремление к непрерывному физическому и психическому развитию с целью снижения зависимости от материальной среды.
  2. Ноосферное стремление к совершенствованию интеллектуально-творческого потенциала, наиболее полной социальной активности.
  3. Ноосферное стремление к непрерывному профессиональному росту, достижению выдающихся результатов в профессиональной деятельности.
  4. Ноосферное стремление к гармоничному развитию[22]в реальностях бытия: ценности ноосферы, потребностно-смысловая сфера – сохранение себя, основ своей жизни, своей и отечественной биосферы, духовность, социальное здоровье, здоровый ноосферноориентированный образ жизни.

Ноосферный подход к формированию целей, ценностей, принципов социализации личности позволяет выявлять ее носферный потенциал, соединять с ценностями культуры, нормами поведения во взаимодействии с партнерами в системе социальных связей. Ноосферно ориентированная личность сумеет полнее реализовать свои способности, задатки, умение жить в социальном отношении комфортно и благополучно. Осознание индивидуумом, личностью ноосферного потенциала и статуса субъекта Homo sapiens institutius отечества в условиях нарастания угроз, рисков, вызовов глобализации сферам жизни новых поколений не только повышает потенциал естественноисторической жизнеспособности общества в поколениях, но многократно умножает его цивилизационную конкурентоспособность.

Жизненный путь Homo sapiens institutius человечества, как реализация матрицы развития и охраны здоровья, простирается во времени и пространстве жизни поколений семьи отечеств, аккумулируя в себе воспроизведение жизни на разных этапах онтогенеза (поколения индивидуумов), интегрируют биологическую, психологическую и социальную составляющие жизни человека (индивидуально-личностное основание социального здоровья). Поколения Homo sapiens institutius, субъекты ноосферы в регионах биосферы, действуют в определенных условиях внешней среды (поселенческое ядро жизни семей в экотехнополисных структурах техно-, социо-, биосферы). С позиций ноосферной личности граждан в сохранении основ качества, ценностей социального здоровья в эпоху глобализации на первое место выдвигается духовный смысл своей жизни, проявляющейся в саморазвитии, способности к социальному и гражданскому нормотворчеству и самоорганизации жизненной судьбы.

Ноосферный подход к осознанию человеком своей статусно-функциональной роли позволяет наиболее полно учитывать интерактивные основания социального здоровья, выраженные «сочетанием сил, способных осуществить определенное достижение» (А. А. Ухтомский); адекватно реальной ситуации разрешать напряжение между сегодня и завтра, между возможностью и наличностью, между образом жизни и образом мира. Переживая реальность собственного бытия, человек осознает чувство реальности и действительности своего бытия,[23] составляющие культурно-исторического кода народа и изменяющиеся культурные ценности в обществе реальных угроз и опасности потери здоровья (социокультурное основание социального здоровья). Только критически осознающий это человек начинает свой путь к формированию в себе ноосферной личности. Еще Сократ во времена античности приходил к выводу о том, что почти все люди тратят свои жизни впустую, пытаясь во имя исполнения своих желаний и прихотей, добиваться самых разных целей, но совершенно не задумываясь над тем, насколько на самом деле эти цели важны. Таким образом, формируется целеполагание ноосферной личности – гармонителя своей жизни в природе и обществе.

В социокультурном пространстве существования Homo sapiens institutius мышление использует для познания мира, а само мышление связано и определяется духовной атмосферой эпохи (К. Мангейм).[24] Необходимость изменить мышление в плане формирования социального здоровья поколений связано также и с традиционными формами в виде научения элементов социального здоровья, но уже без специальных мыслительных операций. То есть в развитии ноосферного потенциала общественного интеллекта Homo sapiens institutius по сохранению социального здоровья поколений присутствует конвергентный и дивергентный пути. Первый отражает собрание традиционно наработанных исторических форм сохранения здоровья здоровых поколений, апробированных веками их жизни, выраженных в общих закономерностях и связях социо-антропо-биосферы (общества – человека – природы). Это так называемый «золотой фонд социального здоровья» поколений – ноосферный потенциал жизнеспособности Homo sapiens institutius в биосфере Земли.

Второй путь дивергентного развития характеризуется расширением пространства здоровья «веером» определенной активности Homo sapiens institutius в виде возможностей, инновационных подходов, творения конкретных форм жизнедеятельности для сохранения социального здоровья.

Формирование здоровья в онтогенезе поколений Homo sapiens institutius в ноосферном ключе связано с восходящей линией жизни, повышением ее качества, совершенствования и развития (С. Л. Рубинштейн).[25] Имеет значение дискретность существования личности, специфика этапов жизненного пути, возможности новых ситуаций, периоды подъема и спада активности.

Основным механизмом понимания освоения культуры здоровья Homo sapiens institutius для подрастающего поколения становится культурно-историческая концепция Л. С. Выготского,[26] которая определяет способы овладения человеком знаковых, информационных систем и деятельностью посредством общения со взрослыми и передачей ребенку социокультурных ценностей, культурных образцов сохранения здоровья, выработки у него социально и жизненно важных значимых умений, которые постепенно интериоризируются и становятся достоянием будущих поколений. В процессе развития ноосферной личности культура здоровья все больше становится субъектом развития.

Наиболее значимые в юные годы детства семья и образование становятся факторами реализации знаний Homo sapiens institutius о здоровье и здоровом образе жизни, продуцируя активное отношение к самотворчеству здоровья и своей жизни.

Идея становления человека в человеке (М. Мамардашвили) – это путь к осознанию личностью своего ноосферного потенциала и его реализации в жизненной судьбе. Философско-антропологические представления актуализируют многие факторы, детерминанты и специфику формирования социального здоровья поколений, но основным механизмом в этом процессе остается культура здоровья. Ее низкий уровень подтверждается обострением угроз глобализации, экодемопереходом и кризисом депопуляции.

Роль институтов образования в осознании роли Homo sapiens institutius для передачи культурного кода, синергетических знаний о социальном здоровье происходит с особенностями в трех основаниях как едином целом.

В индивидуально-личностном аспекте охрана социального здоровья Homo sapiens institutius выражена осознанием роли здоровья в жизнеспособности поколений; его ноосферные критерии-ценности проявляются в выборе образа жизни, в котором должны гармонично учитываться основы биологической (природные основы здоровья Homo sapiens), психологической (ноопсихологический потенциал индивидуума) и социальной природы. Их единство выражено в универсальном ноосферном статусе Homo sapiens institutius.

Интерактивное основание социального здоровья учитывает ноосферную природу, статус и функцию Человека разумного институционального в жизнеустройстве граждан отечества, сообществ регионов планеты, вообще государств человечества в биосфере планеты.[27] Специализация ноосферного потенциала и статуса Homo sapiens institutius и его деятельность отвечает гармонизации социоприродных взаимодействий в политике, экономике, идеологии, образовании, семье и т. д.

Текущая страница: 2 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Культура здоровья, духовные ценности, приоритет духовного над материальным, специфика социокультурных кодов также выражена в отношениях, в связях и взаимодействиях различных сфер жизни Homo sapiens institutius:

  • между антропосферой и биосферой (этнобиосферогенез);
  • между техносферой и биосферой (технобиосферогенез);
  • между психосферой и биосферой (психобиосферогенез);
  • между социосферой и биосферой (социобиосферогенез).

«Сама культура в своей гомеостатической функции выступает гармонизатором отношений между человеком и природой со стороны человека – гармония есть отражение здоровой системы»,[28] она же гармонизирует и другие среды жизни. Экотехнополисная гармонизация взаимодействий выражается в умении создавать условия здорового, устойчивого развития семей поколений в регионах поселений государства (экологическое знание об угрозах здоровью человека – осознание ноосферного статуса Homo sapiens institutius – соблюдение основ социального здоровья в ценностях жизни); формирование ноосферных критериев и основ культурных традиций, разумных инноваций в ее развитии.

Развитие знаний о ноосферной природе поколений Homo sapiens institutius отечеств позволяет строить прогнозы устойчивого развития регионов планеты, сохранение и развитие здоровья, направлять деятельность не на разрушение биосферы, человека и жизни на Земле, а на ее созидание.

Вектор сохранения социального здоровья поколений должен быть направлен на:

  1. Индивидуально-личностное развитие ноосферного потенциала Homo sapiens institutius (матрица единства духовного, психического, физического).
  2. Ноосферный подход к сохранению здоровья семьи и поколений.
  3. Экотехнополисное развитие поселений сообществ в регионах.

Молодые люди считают, что основой жизни является интересная работа, почет и уважение в обществе – так ответили 85 %. Достижение такого социального статуса невозможно без хорошего образования, как и возможность заниматься любимым делом: 84,2 % молодых людей считают это целью жизни. Это подсказывает молодым их ноосферная интуиция поиска высшего критерия социальной статусно-функциональной самоидентификации входящих в жизнь личностей, выражающей по сути необходимость осознания ноосферного потенциал субъекта Homo sapiens institutius отечества, ноосферного статуса гражданина России. Следовательно, ноосферные приоритеты жизни – семьи и здоровья детей, хорошего российского государства. Волгоград, 2008. С. 5. образования могут быть использованы для формирования основ социального здоровья поколений. Универсальными ценностями в России остаются: семья (93,2–96,3 % респондентов); здоровье (от 91,3–94,9 % опрошенных), дружба (91,6–91,7 % молодых людей), безопасность (88,3–90,5 %), любовь (88,7–89,7 % опрошенных) и творчество занимает от 30,1–31,9 % у молодых людей.[29]

Молодое поколение неоднородно, примерно половина – верят в Бога. Современные экономоцентристские реалии жизни граждан определяют их основной акцент – установку на материальные ценности. Но российская молодежь не потеряла основные базовые ценности, характерные для России (М. К. Горшков).

Социальное здоровье проходит институтализацию в трех основных институтах – здравоохранения, семьи и образования. Если здравоохранение граждан обращено в прошлое – в основном лечат, оказывают помощь населению, у которого «худое» здоровье, пытаются его восстановить (острые и хронические заболевания, травмы и т. д.), то институт семьи в охране социального здоровья поколений выполняет ключевую функцию: его жизнь, деятельность должна учитывать прошлое в настоящем и ориентацию на будущее народа.

Понимание гражданами значимости института семьи, ее роли в воспитания здорового потомства, показывает мониторинг института социологии РАН, исследующего универсальные ценности молодежи и их приоритеты. Так современное молодое поколение на 1 место среди приоритетов в 94,0 % случаев поставила воспитание хороших детей; 93,5 % – жить не хуже других; создать счастливую семью (91,8 %); честно прожить свою жизнь (90,9 %). Это выражает интуитивное понимание ноосферного потенциала жизнеспособности молодежи – еще сохранен культурно-генетический код российского этноса. И это обнадеживает в плане решений проблем социального здоровья нынешних и будущих поколений. По данным общероссийских опросов 2005–2006 годов очень хорошим считают свое здоровье только 2 % населения страны, хорошим – 30 % респондентов, 54 % – удовлетворительным, 13 % населения плохим и 2 % опрошенных – очень плохим. В структуре ответов гендерного характера наблюдаются следующие диспропорции: если мужчины как хорошее и очень хорошее определяют в 40 % случаев, то женщины только в 25 %; как плохое и очень плохое мужчины отметили в 10 % случаев, а женщины в 18 % случаев.[30] То есть разное понимание мужчинами и женщинами своего ноосферного потенциала в статусно-функциональных ролях в семье и обществе позволяют по разному оценивать и свое социальное здоровье. Образование как институт должно соединить знания об охране здоровья прошлого, настоящего и будущего, что позволит прогнозировать развитие социального здоровья поколений в определенных условиях экотехнополисов регионов.

Анализ данных по институциональным механизмам охраны основ социального здоровья в русле философии ноосферного реализма определяет:

  1. Развитие и охрана социального здоровья осуществляется в рамках основных институтов общества – здравоохранения, семьи и образования.
  2. Развитие здоровьецентрического подхода позволяет определить интегральные показатели социального здоровья – ноосферный потенциал здоровья, качество здоровья, образ жизни поколений, социокультурный код жизнедеятельности и продолжительность жизни народонаселения поколений.
  3. Глобализация угроз сферам жизни и основам здоровья народонаселения отечеств в поселениях регионов биосферы Земли определяет социальное здоровье важнейшим критерием устойчивого развития, качества жизни и ноосферного вектора развития сообществ государств человечества.

Рефлексия социального здоровья человека – общности (поколений) – Человечества в современных условиях кризиса цивилизации приводит нас к понятию социального здоровья как ядра микро-мира и космо-мира человека в рамках: здоровье – болезнь – жизнь; космос – природа – человечество; человек – здоровье – цивилизация, а также незнание – знание – сознание, знание – сознание – здоровье.

Пересечение векторов жизни человека (антропосферы) со всеми остальными сферы жизни общества определяют основные узлы пересечения. И социальный (социально-экономический, социально-политический, социально-экологический, социокультурный аспекты) уровень становится тем праксиологическим вариантом, который, развиваясь в ноосферной парадигме, определяет решение вопроса охраны жизни и здоровья народонаселения планеты.

Для учета ноосферных функций науки об основах социального здоровья поколений на уровне института семьи, в целом общества необходима экологизация взаимодействия поколений общества с природой в экотехнополисах регионов биосферы. В ноосферных функциях науки необходимо учитывать

  • естественнонаучные аспекты экологической безопасности поселений Homo sapiens institutius в биосфере ради устойчивого развития нынешних и будущих поколений отечеств единой семьи человечества;
  • научно-технические аспекты экологической безопасности и устойчивого развития поселений в регионах планеты. Здесь определяются техногенные и антропогенные воздействия на качество различных сред жизни, качество здоровья, влияние техногенных воздействий на ритм и образ жизни;
  • социальные аспекты безопасности, которые связаны с общественным сознанием и осознанием роли Homo sapiens institutius в биосфере, с определением роли экологического статуса поколений в охране социального здоровья.

Ноосферную формула здоровья, а, значит, потенциал жизнеспособностит поколений Homo sapiens institutius в регионах поселений биосферы[31] определяет вектор решения проблем социального здоровья в России. 50 % в этой формуле отводится формированию здорового образа жизни, отвечающего вызовам взаимодействия субъектов сфер жизни человечества с регионами биосферы; 20–25 % разработке индикаторов социального здоровья – сохранению основ экологической безопасности и социального здоровья поколений государств; 20 % – профилактической работе по охране и повышению генофонда поколений, их иммунного статуса, т. е. выживаемости и резистентности человека; 8–10 % – функциям институтов медицинской науки, системы здравоохранения, определяющих доступность и качество медицинского обслуживания поколений граждан государств в поселениях регионов биосферы Земли.

Эта формула должна действовать в программах, упреждающих нарушения биосферно-экологических основ социального здоровья граждан при формировании субъектов ноосферы (физические лица, юридические лица, власть, личность, социум, общество, государство, человечество и т. д.). Территориальным ядром повышения институциональной роли системы охраны основ социального здоровья поколений становятся экотехнополисы поселений граждан государства в регионах биосферы. Здесь и необходим переход от болезнецентричной к здоровьесберегающей стратегии функций управления, учитывающей ноосферный потенциал основ здоровья здоровых, качество, образ жизни граждан, определяющий ее продолжительность в поколениях.

Развитие ноосферизма как мировоззренческой системы связано с развитием образования, которое начинается со становления основ ноосферного образования в России, определяется переходом человечества к ноосфере, социоприродной гармонии[32] в результате смены ценностей на биосфероцентричные.

Приоритетный учет единства ноосферной природы поколений Homo sapiens institutius в ноосферном статусе ценностей жизни, охраны основ здоровья граждан государств должен определять ноосферные функции науки, а значит, ноосферные принципы Доктрины российского образования.[33]

Основные положения:

  • образование является ведущим механизмом развития российского общества и российской цивилизации как уникальной Евразийской цивилизации;
  • образование – главный механизм воспроизводства общественного интеллекта России;
  • образование – основа устойчивого развития России;
  • образование становится базисом современной экономики;
  • образование – основа национальной безопасности России;

Эти положения соотносятся с нашими положениями о роли образования в сохранении социального здоровья, раскрывают роль образования для решения проблем социального здоровья человека в обществе и поколениях граждан. Основой развития, формирования субъекта ноосферы – ноосферного гражданина отечества – могут быть следующие принципы (А. И. Субетто).[34]

  1. Ноосферный принцип народности системы образования, всеобщности ее целей. Он позволяет воспитывать поколения граждан в русле здровьесохраняющей – здоровьецентрической парадигмы качества и образа жизни.
  2. Ноосферный принцип государственности образования граждан, позволяющий транслировать основные социо-духовные ценности личности: семьи, Родины, среды жизни в формировании основ социального здоровья.
  3. Ноосферный принцип непрерывности образования, который должен охватывать все поколения в их соразвитии и позволит осваивать инновационные и традиционные достижения сохранения основ социального здоровья.
  4. Ноосферный принцип воспитания личности, выражаемый в приоритете гуманитарных знаний над их информационной функцией (информационная парадигма). Здесь на первом месте – ценностно-духовные качества (трудовое воспитание, духовно-нравственное воспитание, патриотическое воспитание, воспитание для сохранения ценностных традиций семьи, материнства и отцовства, уважения старших), принципы гармонизации отношений людей во всех сферах жизнедеятельности для сохранения жизни и здоровья здоровых.
  5. Ноосферный принцип единства науки, культуры и образования в воспроизводстве основ общественного интеллекта и духовного здоровья поколений. Это триединство выражает основные направления развития ноосферного интеллекта человека, синтез научных знаний в естественнонаучной и социально-гуманитарной сферах жизни, гуманизацию и экологизацию сознания, превращение знаний в социокультурные практики. Это необходимо для повышения творческого потенциала личностей, усиления деятельности граждан по сохранению основ жизни и социального здоровья в поколениях.

Особое внимание должно быть обращено на высшее образование как базы воспроизводства кадрового потенциала всего образования, науки и культуры. Развитие вузовской науки, университизация высшего образования – условие повышения качества высшего образования.

  1. Распространение ноосферных подходов на приоритеты отраслевой организации высшего образования, нужное для учета особенностей, специфики образования для различных видов, форм и научных уровней знаний. Усиление ноосферных приоритетов в системе и институтах образования позволяет преодолевать узкоотраслевой (одномерный) и компетентностный подход в реформе образования, снизить его вредные профессиональные последствия для сохранения основ социального здоровья здоровых в поколениях.

Соединение выделенных принципов происходит в мировоззренческом понимании единства ноосферной природы поколений Homo sapiens institutius, осознании ноосферного статуса ценностей жизни, основ охраны здоровья граждан, реализуемых в ноосферных функциях наук, формировании критериев профессиональных знаний субъектов жизни общества эпохи глобализации.

Ноосферный анализ становления механизмов здоровья, исторического здоровья, здоровья нации, здоровья российского этноса определяет гармонизацию отношений внешней (экосфера) и внутренней среды (человек, его уровни организации), то есть здоровье как на индивидуально-личностном уровне, так и на уровне здоровья этноса (а это уже другой этнологический уровень, для которого характерно преемственность и развитие биологических, физических и психических способностей в поколениях, их совершенствование). В. П. Казначеев, А. И. Субетто сравнивают здоровье этноса с нормой развития эволюции, репродуктивного потенциала этноса.[35] С позиций ноосферного реализма знаний Homo sapiens institutius о среде жизни этноса в условиях региона биосферы (Л. Н. Гумилев) в здоровье поколений (от личности до здоровья этноса) объединяются все уровни исторического здоровья, охватывающие различные уровни организации общностей. Это определяет ноосферный потенциал жизнеспособности этноса в биосфере.

Ноосферный подход в этнологии расширяет понимание многомерности социального здоровья здоровых поколений в естественноисторической системе «человек – общество – культура».

Развитие ноосферной философии образования, ее становление связано с философией Ноосферизма и становлением ноосферной образовательной парадигмы, т. е. со становлением образования как важнейшего социального института, социогенетического механизма опережающего развития общественного интеллекта и производства всесторонне гармонично развитого, универсального, творческого, «целостного человека», «хомо креатора.[36] С позиций мировоззренческого понимания ноосферной природы, ноосферного статуса, ноосферной функции человечества и человека (Homo sapiens) в биосфере Земли, понятия «субъект ноосферы», «Хомо креатор» и «Homo sapiens institutius» совпадают. В понятиях ноосферологии и ноосферного здравоведения они – синонимы.

Отставание знаний о человеке, патологизация субъектов поколений российского этноса на фоне экологодепопуляционного кризиса требуют разумных шагов от государства для решения этих проблем. Они должны быть адекватны ноосферной природе, ноостатусу, ноосферной функции Homo sapiens institutius в жизнеустройстве поселений территории. Тем более, в них с опережением нужно учитывать проблемы общего повышения качества жизни граждан (всех, а не избранных) и сохранения основ социального здоровья. Образование, просвещение рассматриваются учеными как механизмы исторического здоровья, здоровья этноса и социального здоровья, позволяющие наращивать популяционное здоровье, здоровье семьи, социальное здоровье. Образование формирует стойкий иммунитет к разрушению социо-культурного кода[37] – ноосферной матрицы жизни российских поколений.

Ноосферные критерии образования социального здоровья базируются, как отмечал Н. Н. Моисеев, отражают развитие биосферы в ноосферу. Это развитие происходит целенаправленно, «когда разум имеет возможность направлять развитие биосферы в интересах Человека, его будущего».[38] Это требует синтеза наук, прогнозирования будущего в рамках развития ноосферы. Гармония всех сфер жизнедеятельности должна быть сначала отражена в виде знаний об этом (наука). Т. е. должен быть осуществлен переход от незнания к знанию, затем эти знания должны быть осознания субъектами ноосферы и приведены в действие (образование). Ноосферная целостность, коэволюционная устойчивость системы «человечество – биосфера» реализуются в ноосферном потенциале культуры, науки, образования субъектов ноосферы своего времени – то есть в понимании поколениями ноосферной функции Homo sapiens institutius в жизнеустройстве поселений территории, охране основ их социального здоровья. Образование реализует ноосферную функцию науки человечества через осознание высших ценностей знаний в формуле действия «ноосферное знание поколений отечества – ноосферное осознание гражданами своего статуса в жизни отечества – ноосферные (биосферо-экологические, экологичные, биосферосвоместимые) критерии деятельности».

По ноосферной функции науки в институте знаний человечества в пределах ноосферной парадигмы образования, в условиях эпохи глобализации развитие образования, образование должно становиться механизмом восходящего воспроизводства общественного интеллекта граждан ноосферного уровня, когда наука становится основным институтом, инструментом, механизмом опережающего учета угроз, рисков, вызовов глобализации в сферах жизни народонаселения государства в регионах биосферы Земли. Следовательно, ноосферные критерии знаний должны стать основой качества культуры по охране и формированию социального здоровья, качества научных (и профессиональных) знаний, качества управления территориальными основами развития социального здоровья поколений на уровне поселений общества, регионов государств человечества.

Ноосферное образование приоритетно для молодого поколения, потому что в нем закладываются основы безопасности будущих поколений России, ее естественноисторическая жизнеспособность в регионе биосферы. В соответствии с приоритетами ноосферной функции наук, знаний в обеспечении биосферно-экологической и популяционной безопасности России, модернизация российского образования в ноосферном ключе должна выполнять следующие ноосферно ориентированные социальные функции:

  1. Сохранять и развивать биосферно-экологические основы качества жизни граждан России и социальное здоровье подрастающего поколения.
  2. Определить ноосферные императивы и критерии формирования поколений Homo sapiens institutius основной моделью образования граждан.
  3. Обеспечить приоритетное развитие наук о человеке и его взаимодействия с природой в целях безопасности и устойчивого развития России.

Поэтому мировоззренческими критериями ноосферного образования как основы социального здоровья становятся следующие принципы:

  1. Биосфероцентристский (сохранение среды жизни отечества).
  2. Гармониосферный (достижение социального комфорта жизни).
  3. Здоровьецентрический (сбережение основ здоровья здоровых).
  4. Ноосферно-институциональный (ноосферные функции науки).
  5. Ноосферно-субъектный (воспроизводство ноосферной личности).

Ноосферный императив биосферосовместимого подхода граждан к решению жизненных проблем на уровне семьи и общества – это критерий реализации любых проектов, программ по сохранению социального здоровья.

Ноосферный императив учета экотехнополисных основ безопасности жизни поколений Homo sapiens institutius позволит гармонизировать взаимоотношения всех сфер жизни – техносферы поселений, антропосферы этноса с регионом биосферы, определяя общий потенциал жизнеспособности России.

Ноосферный здоровьецентрический подход определяет экотехнополисный учет основ здоровья здоровых в поколениях Homo sapiens institutius. В условиях роста угроз глобализации сферам жизни это позволяет с опережением решать любые проблемы сохранения основ жизнеспособности человечества, разрабатывать методы преодоления болезнецентричных стереотипов социального здоровья, преодолевать депопуляцию в регионах России.

Ноосферно-институциональный подход позволяет наиболее полно учитывать ноосферные функции науки, образования в организации системы охраны социального здоровья поколений и воспитании субъектов ноосферы.

Ноосферно-субъектный принцип подхода к системе образования позволяет выделить приоритеты воспроизводства ноосферной личности в функциях институтов развития основ культуры, науки и образования России.

Модернизация образования в России началась с 1988 года и еще не закончена. Она совпала с системным и экологическим кризисом, что отразилось на состоянии здоровья учащейся молодежи. В 2000 году в региональном социуме только 4 % младших школьников были здоровы, остальные имели хронические заболевания или отклонения. В 2005 г. студенческая молодежь только в 29,8 % случаев была удовлетворена своим здоровьем, 48,1 % учащихся были не удовлетворены и 22,1 % респондентов затруднились с ответом. Каждый второй студент имел хронические заболевания.[39] Исследования причин ухудшения социального здоровья школьников и молодежи с 1988 по 2010 годы выявили основные факторы нарушения здоровья, вызванные последствиями реформ в социально-экономической, социокультурной и экологической сферах жизни граждан и семей России. Ухудшения социально-экономических и экологических факторов-условий жизни народонаселения в регионах имеют свою специфику в общностях, но наиболее пострадавшими являются пожилые и дети.

Мы оценивали ключевые индикаторы социального здоровья.

  1. Показатели рассогласованности психофизического развития (дисгармоничность) у большинства школьников России.

Дети младшего школьного возраста с 1996 по 2002 год отставали по биологической зрелости от таковых нормативов 1988–89 годов на 2–3 года, а к 2006–10 году на 1 год – 1,5 года.

  1. Показатель снижения темпов интеллектуального развития школьников, так же на несколько лет. Ранняя интеллектуализация, информатизация, компьютеризация исказила взаимоотношения различных форм мышления (наглядно-образное, наглядно-действенное и словесно-логическое), что влияло на формирование норм и ценностей подрастающего поколения.
  2. Показатель искажения стадийности психофизического и морального развития молодого поколения. Выявленные тенденции повлияли и на здоровье подрастающего поколения в будущем. Студенческая молодежь 2005–08 года по своим психофизическим параметрам отличалась от таковой 1990–91 годов: она быстрей уставала, в морально-нравственном аспекте соответствовала более раннему возрасту; была в общем инфантильнее; количество хронических заболеваний продолжало нарастать у молодого поколения.

Автор применяла индикатор школьной зрелости индивидуума, в котором в учитывается ноосферный подход к учету статусно-функционального триединства биологического, психологического и социального состояния в стратегии образовательного развития потенциала личности.[40] Понятие школьной зрелости индивидуума находит свое выражение оценке устойчивости развития школьника на биологическом, психологическом и социальном уровнях жизнедеятельности, обеспечивающее школьную адаптацию, и рассматривается нами как индикатор оценки самопроявления потенциала субъекта, особенностей его деятельности, уровней и форм общения в школьной жизни индивидуума.

На наш взгляд, ноосферный подход помогает учитывать основы ноосферной природы, ноосферного потенциала Homo sapiens institutius на всех этапах образовательного развития индивидуумов, формирования и социализации личностей, в том числе в школьном и вузовском возрасте. Было установлено, что для оптимальной ноосферной социализации, получения качественного образования, развития ноосферных основ интеллекта индивидуума необходимо, чтобы школьник был целостно зрелым – в гармоническом единстве биологического, физического и духовно-психологического развития. Снижение любых показателей здоровья (в личностном, интерактивном и социокультурном основаниях качества, образа жизни члена семьи, субъекта общества) говорит о снижении социального здоровья. В социокультурном аспекте это выражается снижением уровня освоения знаний, их осознания; проявлением нездорового образа жизни. Причем децелерация, астенизация, депривация жизненных стратегий в этом случае более выражена у мальчиков, чем у девочек.[41] Это, на наш взгляд, объясняет большую уязвимость и смертность мужчин, чем женщин в поколениях, наряду с другими факторами.

 

Глобальный экологический кризис планеты, эколого-демографический переход и катастрофическая депопуляция в России подтверждают стратегическую слепоту либеральной политики государств. Чтобы привести стратегию развития человечества в соответствие с ноосферной природой, ноосферным потенциалом жизнеспособности поколений Homo sapiens institutius в регионах биосферы, необходимо не только мировоззренческое осознания ноосферной ценности статуса граждан государств, но наиболее полное использование ноосферной функции институтов, наук, системы образования в институтах власти и управления. Особенно актуальна эта проблема в сохранении биосферно-экологических условий, эколого-генетических основ качества жизни, социального здоровья поколений в регионах Земли. Это требует соблюдения принципов ноосферного реализма знаний поколений человечества в действиях органов власти государств, институтах ООН и системы ВОЗ.

Текущая страница: 3 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Ноосфера, акмеология и женское образование
Г. М. Иманов, М. И. Потеев

Вступление человечества на ноосферный путь развития, согласно учению В. И. Вернадского [1], сопровождается тем, что человеческая деятельность становится основным геообразующим фактором, а человеческая мысль, как порождение разума, превращается в основной инструмент эволюции. В связи с этим, необходимо рассматривать человечество не только как часть природы, но и как открытую систему.

Имеются основания полагать, что главным звеном ноосферного перехода является ноосферное образование [2]. Такое образование представляет собой наукоемкую социальную технологию и обеспечивает природосообразное, здоровьесберегающее обучение и воспитание, раскрытие уникального потенциала человека [3].

Педагогические эксперименты, основанные на идеях ноосферного мировоззрения, планируется провести на базе создаваемого в Санкт-Петербурге Научно-образовательного комплекса “Смольный институт Российской академии образования“. Эти эксперименты предполагают также использование технологий открытого образования, гендерного (женского) образования, обеспечения здоровья и высокой работоспособности обучающихся и обучающих, технологий дистанционного обучения и акмеологических технологий, достижений культуры и экономики народов стран СНГ и ближнего зарубежья.

Отметим некоторые характеристики Смольного института Российской академии образования и перспективы его развития. Поясним основные термины, содержащиеся в исходном тезисе. Опишем практические подходы, которые предполагается использовать при формировании первого в России негосударственного высшего учебного заведения открытого женского ноосферного образования.

Смольный институт Российской академии образования занимает, среди негосударственных вузов Санкт-Петербурга, особое место. Он является единственным вузом в системе этой государственной академии и имеет свою предысторию: именно он сегодня выступает преемником Смольного института – Воспитательного общества благородных девиц. Осенью 2009 года Президент Российской академии образования Н. Д. Никандров утвердил Программу создания и развития Научно-образовательного комплекса «Смольный институт Российской академии образования» на период 2009–2014 гг. [4].

Цель Программы состоит в осуществлении культурно-образовательной инициативы, имеющей существенное значение для модернизации отечественной системы образования, реализации основных положений Федеральных программ развития образования и планов научных исследований Российской академии образования, экспериментально выверенного женского образования, методик формирования у обучающихся ноосферного менталитета, демократических установок, гражданской ответственности, способности к самоопределению и саморазвитию.

Стратегия достижения цели состоит в формировании в Смольном институте социальной среды, объединяющей граждан различных национальностей, конфессий и возрастов для сотворчества в образовательной, воспитательной, научно-исследовательской, просветительской, культурной, спортивной сферах деятельности и деятельности по сохранению и укреплению здоровья участников образовательного процесса на базе ноосферных мировоззренческих ценностей.

Задачи Программы связаны с созданием на базе Смольного института инновационного образовательного учреждения начального, среднего и высшего профессионального женского образования, представляющего собой комплекс научных, образовательных, производственных, коммерческих, спортивных и зрелищных подразделений, объединённых в Федеральную экспериментальную площадку в системе образования Российской Федерации.

Программа предполагает выполнение 12 инвестиционных проектов и охватывает четыре из семи приоритетных направлений научных исследований, которые в настоящее время проводят ученые РАО. В частности, раздел “Новые модели и содержание образования” включает такие проекты, как Женское образование, Образование и информационное общество, Образование и воспитание творчеством, Образование и культура. Раздел “Образование и развитие личности в гражданском обществе” представлен проектами: Образование, наука и бизнес, Образование и студенческая жизнь, Образование и детское миротворчество.

Особое место в программе занимает раздел “Физическое, психическое, духовное здоровье человека и образование”. Он включает такие проекты, как Образование, здоровье и безопасность жизнедеятельности, Образование и спорт, Образование и автомобиль. Наконец, раздел “Образование как средство развития региональных общественных систем” предполагает выполнение проектов: Образование и соседи России, Образование и мир на Кавказе.

Учитывая, что история Смольного института началась с Воспитательного общества благородных девиц, планируется на базе Смольного института Российской академии образования сформировать Научно-образовательный комплекс открытого ноосферного женского обучения и воспитания, имеющий статус Федеральной экспериментальной площадки в системе образования Российской Федерации.

С этой целью в Смольном институте РАО планируется выполнение комплексных экспериментальных исследований по проблемам образования, реализация инновационных проектов и авторских программ, создание новых моделей содержания образования и системы воспитания, в том числе моделей ноосферного образования и воспитания. Деятельность Научно-образовательного комплекса будет направлена на развитие системы высшего профессионального образования, разработку и внедрение в практику технологий открытого образования и акмеологических технологий, разработку сопряженных профессионально-образовательных программ различного уровня, обеспечение единого культурного и образовательного пространства России и стран СНГ, осуществление федеральной стратегии модернизации образования, разработку методик формирования у обучающихся общечеловеческих ценностей, демократических установок, гражданской ответственности, способности к самоопределению и саморазвитию.

Предполагается, что федеральная экспериментальная площадка на базе Научно-образовательного комплекса “Смольный институт Российской академии образования“ будет иметь форму инновационного образовательного учреждения высшего профессионального образования. Это позволит использовать в образовательном процессе экспериментальные программы, разработанные самостоятельно, вносить изменения в цели, содержание, способы, систему средств воспитания и обучения, формы подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов, режим функционирования образовательного учреждения и систему управления им.

К базовым понятиям, с использованием которых формируется Научно-образовательный комплекс “Смольный институт Российской академии образования“, относятся понятия: открытое образование, женское образование, ноосферное образование, акмеологические технологии. Поясним значение этих терминов, приведём примеры их использования, отметим перспективы их внедрения в практическую деятельность Смольного института РАО.

Открытое образование определяется как непрерывное, личностно-ориентированное образование, организованное с использованием мировых информационных образовательных ресурсов, согласованной на международном уровне базы данных, автоматизированных обучающих и тестирующих систем [5].

Открытое образование строится на базе следующих основных принципов:

  • предоставление любому члену общества права на достижение и подтверждение любого образовательного ценза, удостоверяемого соответствующим документом при единственном ограничении, связанным с требованием соблюдения принятых образовательных стандартов;
  • прием гражданина в высшее учебное заведение для освоения интересующей его образовательной программы без каких-либо ограничений, в том числе по возрасту, принадлежности к стране, академической успеваемости на предыдущих этапах обучения, уникальности специальности, времени начала обучения и т. п.;
  • предоставление каждому обучающемуся возможности обучения по индивидуальному плану, предусматривающему необходимый ему набор учебных дисциплин, удобную ему последовательность и доступный ему темп их освоения, желательную ему общую продолжительность обучения;
  • обеспечение условий, при которых обучающийся может освоить любую образовательную программу, находясь практически в любом месте планеты (исключение составляют образовательные программы, связанные с приобретением каких-либо уникальных навыков, например проведения хирургических операций);
  • предоставление любому члену общества условий для непрерывного образования, повышения квалификации на регулярной основе, получения им дополнительной квалификации, переподготовки и т. п.

Из этих принципов следует, что основной целью открытого образования является свободное развитие индивидуума. Современная же широко распространенная модель образования строится на нормах, которые приводят к таким нежелательным последствиям, как унификация членов общества. Индивидуализированный подход к обучению в системе открытого образования обеспечивает, с одной стороны, овладение обучающимся комплексом нужных ему знаний, умений и навыков, приобретение им необходимого ему личностного трудового потенциала, а с другой стороны, его комфортное во всех отношениях существование в условиях окружающего общества.

Основой системы открытого образования является создаваемое в настоящее время единое мировое образовательное пространство [6]. Предполагается, что оно объединит в себе следующие составляющие:

1) множество образовательных учреждений различного типа и множество наиболее крупных библиотек разных стран;

2) множество компьютерных сетей образовательных учреждений, подключенных к глобальной компьютерной сети;

3) электронные библиотеки, каталоги и средства поиска первоисточников;

4) единую базу данных и единую базу знаний;

5) согласованные на международном уровне образовательные стандарты и образовательные программы;

6) стандартизованные инструментальные средства разработки учебных, учебно-методических и диагностирующих материалов.

Единое мировое образовательное пространство позволит поднять все существующие формы получения образования на принципиально новый уровень. Оно предоставит каждому члену общества практически неограниченный выбор образовательных программ, последовательности их прохождения, места, времени и темпов обучения, возможность приобретения знаний в соответствии со стремлениями, целями и способностями индивидуума, снимет ограничения, связанные с возрастом, наличием конкурсного отбора, элитарностью специальности или учебного заведения, сроками обучения и т. п.

Форму образования, реализующую подобные возможности, в отличие от традиционных форм: очной (дневной и вечерней), заочной, дистанционной, экстерната, – и называют открытой.

Система открытого образования, функционирующая на основе современных информационных образовательных ресурсов, включает в себя порталы ведущих (базовых) образовательных учреждений, а также их виртуальные представительства. Под этим понимают учебные заведения, которые, используя свои серверы, проводят обучение по соответствующим специальностям или отдельным учебным дисциплинам. Виртуальные представительства предоставляют обучающимся необходимые им образовательные услуги и подтверждают освоение ими образовательных программ или же отдельных учебных дисциплин соответствующими сертификатами.

Для обеспечения функционирования виртуальные представительства накапливают на своих серверах соответствующие информационные образовательные ресурсы: текстовые, аудио– и видеоматериалы, гипертекстовые учебные пособия, графические иллюстрации, компьютерные обучающие программы, моделирующие системы, автоматизированные лабораторные практикумы дидактические тесты и т. п. Понятно, что чем больше виртуальных представительств входит в систему открытого образования, тем выше его образовательный и экономический эффект.

В нашей стране имеются два вуза открытого типа: Российский государственный открытый университет и Российский государственный институт открытого образования (оба – в Москве). В Западной Европе это Британский и Голландский открытые университеты, в США – Государственный университет губернаторов, Калифорнийский виртуальный университет, Университет западных губернаторов. Имеется также Канадский открытый университет.

С целью вхождения Смольного института РАО в систему открытого образования, в нём создаётся центр дистанционного обучения, виртуальное представительство системы. Начато наполнение виртуальной библиотеки. Уже функционирует виртуальный лекторий.

Несомненно, что открытое образование соответствует ноосферному переходу нашей цивилизации. И следом за первым этапом развития ноосферы уже наступает второй этап – основным его признаком является формирование информационного общества. Представляет интерес вывод, к которому в связи с этим приходят некоторые специалисты. Так, действительный член РАО, директор Института ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании, министр образования Российской Федерации в 1993–1998 гг. В. Г. Кинелёв одну из своих публикаций заключил следующими словами: “Совершенно новые возможности для преподавателей и учащихся открывают Интернет и телекоммуникационные технологии, содержащие в своей основе глобальные телекоммуникационные сети и интеллектуальные компьютерные сети. Объединение таких систем и сетей уже сегодня составляет основу новой инфраструктуры планеты – инфосферу. Хочется верить, что в наступившем тысячелетии человечество сумеет осуществить наполненные высоким звучанием девизы, провозглашенные ЮНЕСКО: Образование для всех! Образование через всю жизнь! Образование без границ!”

Второй особенностью организации учебно-воспитательного процесса в Смольном институте РАО является то, что в нём особое внимание уделяется женскому образованию. Как известно, оно начало формироваться в нашей стране с создания в Петербурге в 1764 году при Воскресенском Смольном Новодевичьем монастыре Воспитательного общества благородных девиц. Это первое в России женское среднее образовательное учреждение вошло в историю российского образования под названием Смольный институт [4].

В становлении методики обучения и воспитания воспитанниц Смольного института выдающуюся роль сыграл К. Д. Ушинский, который в начале 60-х годов XIX века работал в нём инспектором. Он по праву считается основоположником отечественной педагогической мысли [7] и в своих работах сформулировал, в частности, чёткую позицию относительно женского образования. Женщина… – писал он [8], – многими невидимыми нитями, в качестве матери, дочери, жены, воспитательницы, просто гражданки действует на все стороны жизни. Воспитание женщины, кроме индивидуального и семейного значения, имеет еще огромное значение в народной жизни, через женщину только успехи науки и цивилизации могут войти в народную жизнь”.

Женское профессиональное образование начало развиваться в России в конце XIX века [7]. Это было связано с вовлечением в производство большого количества женщин, потребностью их соответствующей предварительной профессиональной подготовки. К началу ХХ века в России насчитывалось около 130 женских профессиональных школ и курсов. В них проходили подготовку к профессиональной деятельности около 10 тыс. учащихся. Эта деятельность охватывала, прежде всего, белошвейное, вышивальное, вязальное, кружевное, портновское и некоторые другие ремесла. В то время они считались в России чисто женскими.

В начале ХХ века проблемы обучения граждан и подготовки квалифицированных специалистов волновали многих мыслителей. В частности, Д. И. Менделеев в своей работе «Заметки о народном образовании в России» писал: «Многие формы жизни стали иными, а формы обучения до того обнищали, что пришло время подумать об их усовершенствовании» [9]. Об этом же говорилось в пояснительной записке к проекту закона о женских профессиональных учебных заведениях, представленному в Государственную думу страны Министерством народного просвещения России в 1914 году. В записке отмечалось: «Женское профессиональное образование в России не организовано и развито в весьма недостаточных размерах. Законоположения, касающиеся народного просвещения, не предусматривают ни общих руководящих начал, ни способов для распространения и правильной постановки сего образования. Существующие в значительном числе учебные заведения для профессионального образования женщин обязаны своим учреждением преимущественно частной инициативе: открываясь и развиваясь без определенного плана, они остаются не объединенными и, в большинстве случаев, не имеют ни ясно выраженной цели преподавания, ни твердо установившегося учебного курса, ни соответствующей организации, ни прав, ни преимуществ».

В двадцатом веке грань между женским и мужским образованием постепенно была ликвидирована. Очевидно, это было связано с огромными изменениями в общественной жизни, а также с достижениями в науке и технике. В ответ на изменения в жизни общества, рост промышленности, реформирование сельского хозяйства, появились новые типы образовательных учреждений. В них девушки и юноши стали обучаться, как правило, по одинаковым образовательным программам. Но природа человеческого общества такова, что женщины выполняют не только одинаковые с мужчинами производственные функции, но и функции, свойственные только им. И ответственность людей за продолжение рода диктует необходимость внесения в обучение и воспитание девушек существенных по отношению к обучению и воспитанию юношей дополнений. Эти дополнения и составляют основную суть женского образования.

Как известно, характер человека формируется в первые годы его жизни, причём то, что закладывается в него в это время, сохраняется достаточно прочно, становится второю природою человека. Но так как ребёнок в свои первые годы находится главным образом под влиянием матери, то в его характер может быть передано только то, что имеется в характере матери. Следовательно, для развития общества необходимо полное и всестороннее образование женщин, причём не только для семейного очага, но и для того, чтобы передать и сохранить в народной памяти достижения человеческой мысли в науке, искусстве, поэзии и т. п.

Современная педагогика возвращается к идее раздельного обучения девушек и юношей. Так, в США школы с раздельным обучением мальчиков и девочек имеются в преобладающем числе штатов, а их количество уже давно перевалило за 200. В ряде вузов России организованы Высшие женские курсы. Например, в Уральском государственном университете им. А. М. Горького они нацелены на мобильную образовательную и профессиональную подготовку девушек, реализуют принципиально новый тип высшего образования и осуществляют подготовку специалистов двух уровней:

а) неполное высшее образование, обеспечивающее общую гуманитарную и естественнонаучную подготовку;

б) высшее профессиональное образование по одному из гуманитарных направлений.

После окончания Высших женских курсов слушательницы могут продолжить образование по специальностям: Государственное и муниципальное управление, Дизайноведение, Документоведение, Искусствоведение, Историко-архивоведение, Культурология, Межкультурные коммуникации (туризм и сервис), Политология, Психология, Социология, Социальная работа.

В дополнение к основным образовательным программам, студентки изучают дисциплины: Новые информационные технологии, Имиджеология, Мода и стиль, Фитодизайн, Основы гендерных исследований, Валеология, Медицинская генетика, Химия в быту и косметическая химия, Женщина и армия.

С целью реализации идей женского образования, в структуре Смольного института РАО предполагается сформировать факультет и сеть колледжей женского образования. Один из первых таких колледжейпредполагается создать в Кронштадте. Этот район Санкт-Петербурга выбран в связи с тем, что в нём в ближайшее время будет создан Государственный федеральный учебный центр Военно-Морского Флота России.

Согласно предварительной договоренности, Администрация Кронштадта выделяет здание для создания факультета, а также берёт на себя расходы по перепланировке и ремонту помещений. Мы надеемся, что создание вблизи этого центра колледжа женского образования будет содействовать семейному воспитанию детей в условиях информационного общества, созданию прочных семейных пар, вкладу в решение демографической проблемы, трудоустройству будущих жен военнослужащих, формированию более комфортной среды для военнослужащих, обучающихся в Центре.

Ещё один колледж женского образования Смольного института РАО предполагается создать в г. Дербенте (Республика Дагестан). Его задачей будет обучение студентов (прежде всего, студенток), проживающих на Северном Кавказе и в Центральной Азии, по образовательным программам системы высшего профессионального образования России. На актуальность реализации такого проекта обратил внимание Президент Российской Федерации Д. А. Медведев, который в своём Послании Федеральному Собранию Российской Федерации в ноябре 2009 года отметил: “…один из сдерживающих факторов экономического развития Северного Кавказа – низкое качество образования, особенно вузовского. Северный Кавказ – это регион, в котором исторически проживают люди многих национальностей. И сегодня особенно важна планомерная работа в семье и школе, на местном и региональном уровне по формированию добрых межнациональных отношений и зрелого гражданского общества. Это особенно важно для воспитания подрастающего поколения. Считаю, что молодые люди разных национальностей и конфессий должны иметь возможность и для совместной учёбы, и для совместного отдыха”.

В настоящее время исключительно важное политическое значение приобретает развитие доминирующей роли России в области науки и образования в научном пространстве Содружества независимых государств. Одним из главных факторов, способствующих дальнейшему упрочению Содружества, является возрождение традиции по подготовке групп специалистов разных направлений, входящих по базовому образованию в российскую языковую и поведенческую орбиту. Смольный институт намерен эффективно использовать имеющиеся и создавать новые возможности для подготовки в рамках российской системы образования высокопрофессиональных кадров для зарубежных стран, с приоритетным курсом на углубление связей между ними.

Важным направлением научной и образовательной деятельности Смольного института является подготовка специалистов для стран СНГ, которые смогут претендовать в обозримом будущем на роль лидеров в своих странах и способствовать поддержанию и развитию дружеских, добрососедских отношений с Россией. Эта деятельность осуществляется в соответствии с основными положениями «Концепции государственной политики Российской Федерации в области подготовки национальных кадров для зарубежных стран в российских образовательных учреждениях», одобренных Президентом Российской Федерации в октябре 2002 года.

Смольный институт намерен стать одним из центров дружбы народов Содружества независимых государств и стран Евразийского экономического сообщества.

На факультете женского образования СИ РАО предполагается организовать обучение по таким специальностям, как Лечебное дело; Профессиональное обучение (по отраслям); Психология и акмеология; Сервис. На систему женского образования, естественно, будут работать и другие факультеты. На них будут обучать девушек специальностям: Бухгалтерский учет, анализ и аудит; Государственное и муниципальное управление; Декоративно-прикладное искусство; Дизайн; Коммерция (торговое дело); Маркетинг; Менеджмент организации; Сервис; Финансы и кредит; Художественное образование; Экономика и управление на предприятии по отраслям; Экономика труда.

Предполагается, что обучение студенток в системе женского образования по основным образовательным программам будет дополняться освоением ими дисциплин, связанных с медициной, воспитанием детей, семейной экономикой, домоводством и т. п.

Выше было отмечено, что ноосферное образование представляет собой наукоемкую социальную технологию, обеспечивающую природосообразное, здоровьесберегающее обучение и воспитание, раскрытие уникального потенциала человека [3]. Но повседневный опыт показывает, что обучение и воспитание девушек, по определению, должно отличаться от обучения и воспитания юношей. Именно им в дальнейшем приходится заботиться в семьях, растить детей, быть их воспитательницами, работать гувернантками, исполнять функции семейных экономок. А для этого в программу их обучения необходимо включать элементы педагогики и психологии, экономики и социологии, акмеологии и медицины. В процессе обучения девушки обязательно должны проходить педагогическую и медицинскую учебные практики.

Следовательно, образовательные учреждения высшего профессионального женского образования должны иметь базу для их проведения. Такой базой могут быть общеобразовательные школы, дошкольные учреждения и медицинские подразделения, входящие в структуру вуза. Согласно реализуемой программе создания и развития Научно-образовательного комплекса “Смольный институт Российской академии образования“, предполагается, что в его структуру будут входить (и уже частично входят) колледж, лицей, общеобразовательная школа, детский сад, медицинский центр, детский миротворческий образовательно-оздоровительный лагерь. Последний расположен в посёлке Лемболово Ленинградской области и уже функционирует.

Таким образом, идея женского образования полностью соответствует ноосферному мировоззрению и органично укладывается в ноосферный переход нашей цивилизации в качестве одного из его основных компонентов.

Для развития общества существенно, чтобы раскрытие личности происходило максимально эффективно, чтобы каждый член общества достигал в своём развитии (особенно, профессиональном) максимума. Научное направление, изучающее закономерности вершинных достижений специалистом в профессиональной сфере его деятельности, называется акмеологией (от др. греч. Akme высшая точка) [10]. Предметом акмеологии является состояние взрослого человека в период его творческой и производственной активности и условия достижения им наивысшего уровня развития его личностных качеств и профессионализма.

В общей педагогике различают следующие уровни образовательных программ:

  • ознакомление (знакомство с основными понятиями и процедурами в изучаемой предметной области);
  • освоение основ (приобретение способности их пояснять);
  • овладение (приобретение умения применять их на практике);
  • полное овладение, или мастерство (приобретение умения применять их на практике и обучать этому других).

Способы достижения индивидуумом мастерства и являются предметом акмеологии. Эти способы основаны на использовании акмеологических технологий. Последние представляют собой один из видов технологий обучения.

Под технологией обучения понимают совокупность методов, средств, форм и приемов обучения, позволяющая любому преподавателю при любых начальных условиях достигать заранее заданных целей обучения и убеждаться в этом измерением существенных характеристик знаний, умений, навыков, сформированных у обучающихся в процессе обучения [11].

При проектировании акмеологических технологий используются модели вершинного решения профессиональных задач. Эти модели включают в себя многоуровневый цикличный мониторинг качества образования. Одной из разновидностей используемых моделей являются инвариантные идеализированные модели. Последние нацелены на обучение студентов созидательной деятельности, связанной с овладением ими основами мастерства и обеспечения результативности в решении практических задач.

Акмеологические технологии включают деловые игры и тренинги. Они базируются на том, что путём к успеху в профессиональной деятельности является осознание обучающимися своего потенциала, опора на него при принятии решений, упорство в преодолении затруднений. Акмеологические модели включают в себя признаки для диагностики и прогноза в решении образовательных задач. В частности, признаки успеха и неудач в профессиональной деятельности формулируются с помощью инвариантных идеализированных шкал-подсказок.

К сожалению, акмеологические подходы пока еще недостаточно широко внедряются в образовательную практику высшей школы. Это отчасти связано с процессом становления акмеологии как науки, уточнением ее предмета, а также непониманием частью преподавателей высшей школы специфики акмеологического знания.

В Санкт-Петербурге проблемы акмеологии изучаются на кафедре акмеологии Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена и кафедре акмеологии и психологии Ленинградского областного института развития образования. Для примера остановимся на опыте работы первой из этих кафедр.

Кафедра акмеологии РГПУ им. А. И. Герцена была организована в 1996 году на базе кафедры педагогики и психологии профессионально-технического образования. Она является выпускающей и готовит учителей технологии и предпринимательства для общеобразовательной школы.

Учитель технологии и предпринимательства, как специалист, должен обладать фундаментальными общенаучными знаниями, знаниями в области современных технологий и в сфере предпринимательской деятельности. Он должен владеть методами социальной психологии, профессиональной ориентации, педагогического и методического мастерства, культуры и компетентности преподавателя, профессионального обучения и трудового воспитания, знать историю отечественной психологии и профессионального образования. Особенно важно, чтобы он владел методами акмеологии, то есть методами достижения обучающимися высшей ступени профессионализма.

На кафедре разработаны и преподаются дисциплины: Ведение в педагогическую акмеологию, Основы самопознания и саморазвития личности, Акмеология образования, Педагогическая акмеология, Профессиональная акмеология, Школьная акмеология, Акмеологический тренинг, Акмеография, Социальное проектирование, Педагогический менеджмент, Психология взрослых, Психология профессиональной деятельности, Психология управления персоналом, Экспериментальная психология.

В результате проведенных научных исследований, сотрудниками кафедры выделена и проанализирована акмеологическая линия психолого-педагогической профессиональной подготовки подготавливаемых специалистов; в содержании дисциплин, преподаваемых кафедрой, определены ключевые понятия, используемые для раскрытия акмеологических идей, составлен акмеологический глоссарий; в содержании профессиональной подготовки специалистов в целом выделены акмеологические модули, соответствующие разным ступеням высшего педагогического образования; разработана методология и спроектированы процедуры акмеологической диагностики будущих специалистов.

Текущая страница: 4 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Продолжая эти исследования, сотрудники кафедры проводят эксперименты по акмеологическому сопровождению образовательного процесса; разрабатывают методы диагностик успешности учебной и профессиональной деятельности студентов; формируют банк научной информации по проблемам акмеологии.

В Смольном институте РАО акмеологические подходы предполагается использовать при реализации образовательных программ специальности “Профессиональное обучение (по отраслям)”. Она предполагает присвоение выпускникам квалификации “педагог профессионального обучения” и их трудоустройство в качестве преподавателей в учреждениях начального и среднего профессионального образования.

С целью развития продуктивной компетентности будущих педагогов профессионального обучения планируется в рамках вузовского компонента изучение ими дисциплин: Основы акмеологии, Акмеологические технологии, Конфликты и их преодоление, История акмеологии. Изучение всех этих дисциплин будет сопровождаться акмеологическим тренингом.

Специальность охватывает 19 образовательных отраслей. К их числу относятся, в частности, отрасли, родственные другим специальностям, на которые Смольный институт РАО имеет лицензии. Это касается, например, отраслей:

  • Дизайн;
  • Информатика, вычислительная техника и компьютерные технологии;
  • Охрана окружающей среды и природопользование;
  • Производство товаров широкого потребления;
  • Автомобили и автомобильное хозяйство;
  • Экономика и управление.

В России имеется два вуза, которые специализированы только на подготовке педагогов профессионального обучения: Российский государственный профессионально-педагогический университет (в Екатеринбурге) и Волжская государственная инженерно-педагогическая академия (в Нижнем Новгороде). В Санкт-Петербурге подготовку педагогов указанной специальности ведут Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики и Северо-Западный профессионально-педагогический институт Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна. В этих вузах представлены образовательные отрасли: Дизайн, Информатика, вычислительная техника и компьютерные технологии, Охрана окружающей среды и природопользование. В то же время в Санкт-Петербурге и Северо-Западном федеральном округе имеется острая необходимость в педагогах профессионального обучения. По данным Министерства образования и науки Российской Федерации, численность и состав руководящих и инженерно-педагогических работников учебных заведений системы начального профессионального образования в Санкт-Петербурге и Северо-Западном федеральном округе на 01.01.05 характеризовались следующей таблицей:

 

 

С учётом явной нехватки преподавателей системы начального и среднего профессионального образования и отсутствием у половины из них высшего образования, организация подготовки педагогов профессионального обучения могла бы найти поддержку Правительства Санкт-Петербурга. Кроме того, имеются основания полагать, что специальность “Профессиональное обучение (по отраслям)” достаточно привлекательна для системы женского образования.

Принципиально важно, чтобы на нынешнем этапе развития цивилизации женское образование носило ноосферный характер. Конечно, образование юношей тоже должно соответствовать требованиям ноосферного уровня развития жизни на Земле, но женское образование должно быть ноосферным по определению.

Термин ноосфера (от греч. noos разум) ввели в научный оборот сначала французские ученые П. Т. де Шарден и Э. Леруа, а затем наш соотечественник В. И. Вернадский [6]. К настоящему времени этот термин закрепился достаточно устойчиво. В частности, ноосферные подходы в обществознании уже позволили сформулировать предпосылки для изменения негативных тенденций развития человеческой цивилизации [7]. Несомненно, их развитие приведет к формированию мировоззренческих ценностей, реализации императива совместной с биосферой социоприродной эволюции человечества. В связи с этим, например, В. В. Путин, будучи Президентом Российской Федерации, в одном из своих выступлений отметил: «Наш соотечественник В. И. Вернадский ещё в начале XX века создал учение об объединяющем человечество пространстве – ноосфере. В нём сочетаются интересы стран и народов, природы и общества, научное знание и государственная политика. Именно на фундаменте этого учения фактически строится сегодня концепция устойчивого развития».

Ноосферное мировоззрение положено в основу концепции организации образовательного процесса в Смольном институте РАО. Это проявляется в проектировании всех образовательных программ на базе ноосферных подходов. Прежде всего, студенты всех специальностей будут изучать дисциплину “Концепции современного естествознания” [12], причём предусмотренная в ней государственным образовательным стандартом дидактическая единица “Ноосфера и самоорганизация” будет освещаться наиболее подробно. Для обеспечения этого подготавливается к изданию учебное пособие “Концепции современного естествознания: Ноосфера и самоорганизация”.

Кроме этого, студентам всех специальностей будет преподаваться дисциплина, связанная с применением методов соответствующих отраслей знаний, основанных на ноосферном мировоззрении. Примерами таких дисциплин являются: Ноосфера и экономика, Ноосфера и управление, Ноосфера и образование, Ноосфера и искусство, Ноосфера и информационное общество, Ноосфера и развитие техники.

Наконец, рабочие программы преобладающего числа дисциплин всех реализуемых образовательных программ будут содержать разделы, связанные с ноосферными подходами в соответствующих отраслях знаний.

Особое внимание в программах Смольного института уделяется экологическому воспитанию. Оно предполагает ознакомление студентов (независимо от дальнейшей специализации) с характеристикой окружающей среды и такими ее отдельными компонентами, как атмосфера, океан, криосфера, поверхность суши, биосфера, с историей их формирования, эволюцией в естественных условиях и условиях воздействия антропогенной деятельности. Ставится задача получения общих понятий о правилах взаимодействия общества с окружающей средой в условиях антропогенного воздействия с целью обеспечения экологически безопасного развития.

В основе философии формируемого Научно-образовательного комплекса лежит идея, что каждое образовательное учреждение в цепи непрерывного образования не только обучает, но и подготавливает учащегося к самостоятельной жизни, в том числе, трудовой. Каждый уровень образования призван не только поддерживать и развивать способности человека, но и добиваться укрепления здоровья учащегося. Поэтому предполагается в процессе обучения значительное внимание уделять вопросам укрепления здоровья студентов и их психологическому сопровождению. Это направление деятельности объединяется термином валеология.

Спорт, физическая культура, здоровый образ жизни, а также психологическая установка на самосовершенствование и успех – надежная защита, способная помочь студентам адаптироваться к новым условиям жизнедеятельности, противостоять непрерывно ухудшающейся экологической обстановке. Физическое воспитание и систематические занятия спортом в процессе обучения формируют у студентов ценностные ориентации и потребность сознательного укрепления своего здоровья и физического совершенствования. В пределах национально-регионального и вузовского компонентов образовательных программ предусмотрено изучение дисциплин, которые направлены на воспитание здорового образа жизни и жизнестойкости.

Вузы нового типа должны быть центрами ноосферного образования, центрами культуры, здоровья, нравственного и физического воспитания, центрами здорового образа жизни и спорта. Для решения этих задач в составе нашего вуза создаются крупнейшие на Северо-западе спортивно-оздоровительный и медицинский центры.

Мы надеемся, что нам удастся успешно реализовать все намеченные планы, к 2014 году выйти в своём развитии на принципиально новый уровень и тем самым отметить 250-летие со времени основания Смольного института (Воспитательного общества благородных девиц).

Литературы

  1. Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление. – М., 1991. – 271 с.
  2. Маслова Н. В. Ноосферное образование: Технология, методология, методика. – М., 1998.
  3. Субетто А. И., Иманов Г. М. Образовательное общество как форма реализации стратегии развития образования в XXI веке. – СПб., 2008. – 310 с.
  4. Иманов Г. М., Никандров Н. Д., Потеев М. И. Смольный институт: Прошлое, настоящее и будущее: Изд-е второе, дополненное и исправленное. – СПб., 2009. – 180 с.
  5. Основы открытого образования / Андреев А. А., Каплан С. Л., Краснова Г. А. и др./ Отв. ред. В. И. Солдаткин. В 2-х т. – М., 2002. – Т. 1. – 676 с. Т. 2. – 680 с.
  6. Потеев М. И., Хлопотов М. В. Мировые информационные образовательные ресурсы: Учебное пособие. – СПб., 2009. – 164 с.
  7. Рослякова А. И. Российские женщины и европейская культура // Материалы V конференции, посвящённой теории и истории женского движения / Отв. ред. Г. А. Тишкин. – СПб., 2001. С. 149–157.
  8. Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения, т. 1–2. – М., 1974.
  9. Менделеев Д. ИЗаметки о народном образовании в России. СПб.,1901.
  10. Кузьмина Н. В. Предмет акмеологии. – СПб., 2002.
  11. Кларин М. В. Инновации в обучении: Метафоры и модели: Анализ зарубежного опыта. – M., 1987. – 223 c.
  12. Потеев М. И. Концепции современного естествознания: Учебник. – СПб., 1999. – 350 c. (Рекомендован Минобразованием России)

Диалектика единичного и общего в эволюционном движении ноосферной валеологии
Л. Г. Татарникова

Научным еретикам всегда приходится испытывать давление сложившихся научных стереотипов, часто применение злословья.

Ключевые слова: ноосферная валеология, педагогическая валеология, космическая антропология, биоэтика, лингвоэкология, валеологическая культура, валеологическое образование.

 

В эпоху интенсивного развития ноосферизма человечество вступило в стадию своего развития, которая наиболее ярко проявила противоречия между сущностью и существованием.

Ученые подчеркивают, что поистине универсальные, космические качества оказались отчужденными от индивидов, эгоистичных в отношении к окружающему миру, его реальности, равнодушными к развитию рода.

Данные особенности человеческого существования, как и сто лет том назад, выдвигают на первый план проблему безопасности и выживания, заставляют искать пути решения этой ее. В период, когда разрушаются традиционные основы человеческого существования, возникают предпосылки такого измерения человеческой телесности, которое связано с осознанием единства человеческого рода и его телесной организации.

Философ Б. Г. Акчурин отмечает, что отечественная экзистенциональная традиция проявила поразительную способность к соединению сущности и существования индивида в реальном социальном бытии [1].

Традиция эта связана с таким пониманием человека, которое не только возвышает, но и мыслит его высшей ценностью, поскольку он наделен универсальной чувствительностью или духовностью изначально.

Именно в эту эпоху бурного развития ноосферы культура здоровья, индивидуальность образа жизни приобретают особое значение среди глобальных проблем современности, определяющих будущее человечества. Человек оказывается внутри (между) «двух миров» – природы и социума, – которые культивируют не только личностные качества, но и его телесность.

Первое. Исследование проблемы – потенциал человека – невозможно, без анализа его духовности, духовности в философском и бытийном контексте.

Вместе с тем, даже самый беглый экскурс в прошлое человеческой мысли показывает, что такой взгляд на отношения между «научной» истиной и нравственным благом существования не всегда и не везде, если конечно понятие «наука» трактовать в широком смысле – как упорядоченную систему знаний о мире и человека в мире.

На Востоке и, в частности, в Индии, Китае, Египте, Вавилоне – основных «научных центрах» Древнего мира, где был достигнут существенный уровень научных знаний во многих областях наук, – знание само по себе рассматривалось как нравственная ценность, не имеющая никакого отношения собственно к человеку. Использование же знания подвергалось высокому критерию, являлось условием самой нравственной жизни личности, а не только ее нравственного совершенствования.

Знание о мире и о себе считалось необходимым условием самой нравственной жизни личности, а не только ее нравственного совершенствования.

В буддизме, например, невежество – авидья – определялось как величайший грех и причина всех человеческих страданий. Во многих религиозных системах высшая ступень нравственной осуществимости связывалось с совершенством всевидения, точнее неограниченного знания, когда человек может (если хочет) узнать все, что только пожелает.

В Европе после Пифагора и Сократа единство Знания и Добра (нравственности) продолжало декларироваться (неопифагореизм, герменевтические традиции и т. д.), но они (Знание и Добро) никогда не были господствующими. Произошло разделение. Это разделение основывалось на очевидном факте существования злой воли человека, которая знает очень многое, и даже то, что «поступаешь плохо», но всё равно предпочитают зло.

Возникла необходимость своего рода синтеза науки и этики. Союз такой инициирован целым рядом причин: чисто внешняя причина – угроза от развития научного знания, когда движение науки грозит «смести с лица Земли не только человека, но и все живое. Появилось четкое требование: Научная работа должна быть нацелена не только на Истину, но и на Добро».

 

Второе – внутренняя логика развития самой науки. Древние утверждали: «подобное познается подобным». Однако Знание – это действие не только в акте познания, эксперименте, но и в акте передачи знания, обучения.

Но это, безусловно, незнание в виде информации (И) и не содержит в себе ни действия, ни побуждения какому-либо действию. Однако это не значит, что информация «неподвижна». Она может измениться и перемещаться в пространстве времени со скоростью мысли.

Вместе с тем, информация не несет импульса побуждения к действию, в отличие от энергии. Информацию можно использовать по своему усмотрению, во благо или во зло, а можно просто принять к рассмотрению, размышлению» или игнорировать. Важнейшее свойство информации – безличность, «интерсубъективность»: предполагается, что любое разумное существо, понимающее научный язык, может получить любую информацию, выражающую на этом языке.

В отличие от энергии, информацией можно делиться до бесконечности, и она не уменьшится (хотя уменьшится ее ценность). Информация – необходимое условие любого знания, средство для ориентации в реальности. Но научное знание не исчерпывается информацией. Информация лишь проекция подлинного научного знания в плоскости чистого рассудка, само знание гораздо богаче: оно динамично, есть усилие, преодолевающее сопротивление. Возникает вопрос: какое, чье сопротивление?

Еще Гераклит утверждал: «Природа любит прятаться», «она сопротивляется» познанию, потому, что познание – это не просто получение Информации: самим актом познания Природы Человек «очеловечивает», Природу ставит в отношения и связь с собой как познающим субъектом. Поэтому Знание – это всегда действие, превозмогающее стремление природы – даже в самом человеке – остаться непознанной. Знание – это одухотворение материи, и хотя стремление к этому заложено в самой материи, в ней же заложена и огромная инерция сопротивления всему новому, что может стремится привнести человек.

Резюме: Знание – действие не только в акте познания, эксперимента, но и в акте передачи Знания. Даже простое высказывание, суждение, даже молчаливая уверенность – все это действия познающего субъекта, требующее усилий. И поскольку любое знание есть действие конкретного познающего субъекта, то у него есть вектор, направленность – либо в сторону эволюции, либо против нее. Таким образом, любое знание на определенном этапе является либо эволюционным («благим»), либо неэволюционным и естественно «злым». К сожалению, этого парадокса не избежала наука «Валеология» как ноосферный компонент нового знания.

В «классическом определении истина как «соответствие» мыслей вещам» и то, что есть другое знание. Оно – другое – может быть «истинным» для одного и «ложным» для другого, однако проекция его (знания) в область рассудка может давать информацию, нравственно нейтральную. Важно ее принять и осмыслить. Но, вместе с тем, есть разница: «Знание эволюционное» и в этом смысле истинное его нельзя свести к информации, а при попытке такого сведения, оно выхолащивается, теряет смысл, а зачастую – извращается.

Знание же неэволюционное охотно прячется под марку нейтральной информации, которая скрывает его нравственное убожество и пустоту его сущности. После синтеза «знания» и «добра» такое знание будет оцениваться как ложное, а «истинность» будет синонимом «нравственности» и «эволюционности». Но научное знание, отнюдь, не исчерпывается информационной составляющей.

Являясь действием в каждой своей части, в каждом проявлении знание науки включает в себя: ученых – не только их рассудок и Разум, – но и их самих как живых существ со всеми их достоинствами и недостатками, а также с их окружением. «Жизненным миром» (по Гуссерлю[42]).

Таким образом, что-то чтобы узнать, необходимо целиком измениться, изменить самого себя, свое миропонимание.

Именно эта тотальность научного знания дает человеку силу и право менять мир и себя. Вероятно, именно эта тотальность знания стоит на пути нового и ценится в Восточных научных концепциях. Интерсубъективным знание становится тогда, когда осуществлен синтез науки и этики, хотя все субъективно, и даже один и тот же субъект не может войти в одну реку дважды.

Однако главный принцип истины в экспериментальной науке – воспроизводимый (хотя бы одним ученым) эксперимент с предсказуемыми последствиями. Определив противоречия прошлого, мы попытаемся ответить на вопрос: в чем же состоит противоречие сегодня?

  1. Несовершенство человеческой личности.
  2. Сопротивление со стороны ревнивой посредственности.
  3. Сопротивление может быть усилено, если с этим будет увязан научный и общественный статус.
  4. Нравственное возвышение даст мощный импульс к научному объединению, ибо люди всегда объединялись вокруг высоких идеалов, и наука дает человечеству такие идеалы.

В настоящий момент особенно остро стоит проблема Здорового человека, Здраво творящего собственную жизнь, отвечающего за семью, род, народ, государство.

Решить эту задачу и оказать помощь Человеку может новая метапредметная наука – валеология, обеспечивающая не только развитие экзистенциональных идей, но интеграцию их в педагогику, психологию средствами педагогической валеологии (ПВ). Методология ПВ базируется на основополагающих идеях философской антропологии и АВЭ – знаниях (акмеология, валеология, экология), раскрывающих природу сущности человекознания, человеческой деятельности нового (ноосферного) человека – Homo valiens, – здравотворящего индивидуальную жизнь.

Метаметодология ПВ базируется на холистической основе, этике взаимодействия с Природой и человекознанием, обеспечивающих новое видение реальности, что, в свою очередь, инициирует преобразование педагогической реальности – перевод в Ноосферную педагогику, активизирующую (признаки единства, сходства и различия) генетического и конкретного исторического, общего и особенного, объективного и субъективного, теоретического и эмпирического, биоэнергетического и информационного. Этот процесс связан с развитием образования как высшего императива устойчивого движения России и Человечества в направлении космопланетарного человековедения.

Синтез науки и этики означает скорее всего осмысление научным сообществом сущностного единства знания и добра, которое осознавалось на Востоке всегда, а в Европе во Времена Пифагора и Сократа. Сегодня в концепции, функциях, логике и метатехнологиях системно-интегрированных знаниях.

Данный синтез является необходимостью как для самой науке, так и для Человечества и Планеты в целом, и будет условием их сохранения.

На пути этого сиснтеза стоит ряд важнейших проблем, как «объективных», так и «субъективных», и осуществление его (синтеза) может породить непредсказуемые последствия, вызванные не самим синтезом, а реакцией на него инертного человеческого сознания. И вместе с тем, именно этот синтез будет знаменовать собой новую веху в развитии науки, сравнимую по значимости с возникновением современной науки в конце XVI – начале XVII веков, открытие широчайших новых областей и методов познания, которые будут изменять жизнь на Земле, не только внешне, но и внутренне.

Этот синтез будет аспектом или этапом более широкого синтеза науки философии и религии, который откроет новую эпоху и будет сопоставим по масштабам с «Основным временем мировой культуры» (К. Ясперс) – VI–IV веков до н. э.

Современная наука оживила вакуум и его возбуждение («мир есть вакуум и его возбуждения») и наметила линию создания живого (биологического) и неживого, Космоса и истории.

Однако это совсем не означает, что векторы развития этики, эстетики и науки когда-нибудь сойдутся. Но и выходят они всегда из одной точки, имя которой – человек и смогут вновь пересечься в этой точке, а именно человек, его образ жизни, стиль жизни, как залог жизни, – в целом – новые знания о взаимодействии человека с миром.

В контексте выдвинутого тезиса необходимо особое внимание уделить интеграции знаний в образовании для учителя – эдукологии. Представим структуру этого знания: педагогическая картина мира как идеальная модель природосообразного учебно-воспитательного процесса, включающего в себя наиболее общие понятия. Введение в образовательную реальность валеолого-педагогической теории и практики обучения, применение природосообразных теоретических принципов расширило границы информационной педагогики нового времени. Переход к интенсивно фундаментальной системе обучения, в том числе и в области педагогики, предполагает изменение стиля мышления. Оно приобретает новое качество – научно-педагогическое, развивающее понимание природы самого знания:

  • повышение компетентности преподавателей;
  • улучшение качества преподавания, особенно в начальной школе;
  • повышение общепедагогической информационной культуры, так как современный учитель не всегда в состоянии осмыслить современную информационную картину мира, определить место человека в ней и, в целом, – в ноосфере. Причина этой проблемы проста и сложна: бывший социальный заказ, невостребованность личности как индивидуальности. Возникла острая необходимость в появлении метаидеи – попытке ума подняться над конкретным знанием. к знанию общему о конкретном, что предполагает синтез цельного (на основе синергийности) из разрозненной картины мира.

Цельность (холизм) инициирует изменение языковой культуры, проявляющейся в чистоте языка, лингвоэкологической культуре взаимодействия со словом, его чистотой и классической целесообразности.

 

Научному сообществу, обеспокоенному состоянием образования современного человечества, необходимы и новые личности, способные взаимодействовать с Природой, в том числе и природой языкового самосознания, обеспокоенные потребностью самовыражения, как способом продвижения к цели.

Речь идет о космопланетарном Человековедении и концепции валеологии в ее интерпретации, включающем в новую концепцию как неотъемлемое направление – космоантропологию (В. Казначеев, Е. Спирин, А. Мелуа, Л. Михайлова, Г. Васильева, А. Субетто и др.). Данное направление академик А. Субетто называет «российским духовно-культурным ренессансом», особой синтетической духовной деятельностью, которая развивает идеи научно-культурологической школы B. Иванова, В. Розанова, П. Флоренского, А… Лосева, М. Бахтина, Р. Якобсоиа, Я. Голосовкера, Проппа, Ф. Щербатского, архиепископа И. Санкт-Францисского (Шаховского) и Ю. Линника и др.

Речь идет о развитии антропного принципа и принципа дополнительности («принцип космологического дополнения»), который А. Субетто рассматривает через соотношение с соответствующими исследованиями живого вещества и человека как разумной формы жизни (А. Субетто, В. Казначеев – «Титан эпохи русского возрождения, мыслитель космопланетарного универсального самовыражения». – СПб. – Кострома, 2009).

Инициируется еще один принцип интеграции знаний на основе синергетического подхода. Такой подход позволяет рассматривать структуру знания как развернутую картину мира, как идеальную модель природосообразного учебно-воспитательного процесса, включающего основные постулаты психодиагностики Э. Стоунса, детерминационной теории медицины, доктрины адаптивного реагирования (Ю. Лисицын, В. Петленко, С. Гроф и др.), предполагающих переход к интенсивной фундаментальной системе обучения, изменяющей стили мышления, философские подходы человека к знанию.

Под стилем мышления автор понимает ноосферный подход к природе самого знания; повышение общепедагогической информационной культуры, так как образование современного педагога не обеспечивает ему свободу мышления, наличие ассоциативных и межпредметных связей, что, в свою очередь, блокирует когнитивные процессы, связанные с информационной картиной мира, определяющей место человека в нем и – в целом – в ноосфере.

Практически сформирована новая идея для современной педагогики: «подняться над конкретным знанием, к знанию общему о конкретном – синтезу целостного из разрозненной картины мира».

 

Идея современной педагогики выдвигает новое требование: образование должно стать безвредным. Подходы к реализации этой идеи связаны с осмыслением дефиниции «здоровье», в частности: здоровье человека (философские, социогуманитарные и медико-биологические аспекты). В рассматриваемых концепциях осуществлена попытка проанализировать дефиницию «здоровье» как в познавательной, так и в философско-аксиологической проекции и рассматривать его как комплексный объект, обеспечивающий устойчивое развитие и реализацию человека в различные кризисно-валеологические возрастные периоды.

В связи с этим «здоровье» как проблема экзистенциального знания занимает умы ученых разных научных отраслей, особенно в области философии, биологии, биоэтики, валеологии, интегрирующей возможности Восточной (эмпатийной) и Западной (реалистической) медицины; исследовать здоровье как социокультурный феномен. Он проявляется в чистоте языка, языковой культуре.

Здоровьесозидающая информация (биоадекватная) – адекватна жизненным процессам, жизненным ресурсам, что, в свою очередь, обеспечивает возможности использования и осмысления человеком любой информации: природа информации, разнообразие ее носителей, способов и механизмов приема, передачи и осмысления.

Способствуют решению этой проблемы четырехэтапный канал информационного потока: сенсорно-моторный, символьный, логический и лингвистический. Действуя на телесном уровне, информационный поток способствует вовлечению всех сенсорных каналов тела, следованию природных моделей взаимодействия живого с живым.

На этом этапе ноосферного перехода «оразумления человечества» важнейшее значение приобретает самоорганизация мозговой деятельности человека, проявляющейся в свободе выбора ассоциаций, кодирования и перекодирования символов в процессе решения интеллектуальных задач; аккомодация мнемообразов с участием эмоций. Таким образом, человек не только становится способным решать свои проблемы в области здоровья, но и управлять его потенциалами.

 

Категория «здоровье» в философском контексте.

На протяжении всей истории существования человечества и человека и, особенно на перекрестье XX и XXI веков, огромное внимание уделено категории «здоровье», являющейся не только постоянным объектом и предметом изучения не только медицинских и психологических наук, но и социально-философских, прежде всего, в силу того, что связаны они с проблемами мира, который мы воспринимаем не как состояние, а как процесс, направленный на преодоление с помощью конкретных мер неизменных конфликтов как между людьми, так и между людьми и окружающим миром, средой.

Этот процесс нуждается в обеспечении, поддержке в контексте того, что каждый конфликт должен разрешаться с помощью мер, применение которых не породит в дальнейшем трудно разрешаемых конфликтов. Меры эти сегодня уже определены. Это наука валеология и научное направление в эдукологии – педагогическая валеология.

Понимание дефиниции «здоровье» как категории философской и педагогической, определяет не столько важность этого понятия, сколько аксис проблемы в целом, в связи с тем, что изменились и ценностные ориентации смысла жизни человека, которые мы с позиций валеологии рассматриваем как состояние человеческого духа (общества или личности), которые отвечают на вопрос: во имя чего осуществляется человеческая деятельность и является ли она в данной культуре неизменной, незыблемой основой выбора целей и средств деятельности, – утверждал философ В. Н. Сагатовский (1994). Вместе с тем инициируется и ее акмическая составляющая.

Следует согласиться и с точкой зрения М. Бахтина и др., о том, что понимание друг друга зависит от умения войти в диалог, умения проникнуться (принять) базовые ценности, высшая из которых – сопричастность с Абсолютом – философией миропонимания, мироощущения.

Идеи эти, сформулированные в 80-х гг. X. Цейтером, прослеживаются в работах А. Швейцера и исходят из его ключевой формулы: «Я – сама жизнь, которая нуждается в окружающей жизни, и, которая, в свою очередь, обеспечивает существование человека». «Человек, не понимающий ценности индивидуального здоровья, не способен осуществить этику «безграничной ответственности за все живое» (А. Швейцер, 1923) и благоговеть перед жизнью. Отметим, что идеи эти связаны с индивидуальным и общественным интеллектом.

Не следует забывать, что человек уже вошел в новый век, которому свойственна и новая философия экзистенциализма (науки о жизни). Философия экзистенциализма доступна каждому человеку при условии, что он добровольно и сознательно соглашается совершенствовать себя во всех областях. Человеку только следует помочь научиться жить. Искусство жизни, в свою очередь, заключается в том, что счастье каждого внутри каждого из нас. Все, что происходит с человеком, его моральные страдания и болезни, в том числе рак и СПИД, вызваны не внешними обстоятельствами, а собственным образом мыслей человека, поступками, отношением к здоровью.

Педагогическая валеология, ее научно-методологический потенциал способны противостоять статической «креативно-стереотипной волне» и показать преимущества «креативно-стереотипной цикличности» (по А. Субетто) в жизни каждого человека, что, безусловно, предполагает рефлексию новой педагогической парадигмы.

Текущая страница: 5 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Постановка проблемы, цели исследования. Изучение феномена «педагогическая валеология» в качестве валеологии и педагогики осуществляется автором с 1990 года по настоящее время в различных ракурсах:

  • педагогические системы; образовательные разноуровневые предметные и надпредметные программы курса «Валеология»;
  • интегрирование образовательных программ в единое образовательное поле;
  • исследование учебных блоков-модулей, валеологическая целесообразность которых достигается за счет образовательной доминанты (А. Ухтомский, И. Аршавский и т. д.);
  • интеграции научных исследований из разных областей научного знания;
  • технологий и методов структурирования учебного процесса на основе интеграции по горизонтали (историко-культурологический, системный поход) и по вертикали (на основе системного принципа по П. Анохину);
  • выявление уровней готовности к валеологической работе со школьниками, например, у будущих бакалавров педагогики или студентов;
  • начинающих и опытных учителей, работающих с разными возрастными группами;
  • специалистов, получающих педагогическую специальность валеолога и социального педагога-валеолога на базе высшего образования.

Ресурсы педагогической валеологии базируются на достаточной методологической основе: физиологии (физическое воспитание детей грудного возраста (И. Воронцов)), доминанта в обучении детей (И. Аршавский), дозонологическая диагностика здоровья и критерии эффективного его развития (И. Гундарев, А. Полесский, Р. Баевский, А. Берсенева и др.), некоторые аспекты самооценки здоровья (Ф. Доленко).

Особое место в анамнезе собственно валеологии и, естественно, педагогической валеологии, занимает детерминационная теория здоровья (ДТЗ) (Ю.ЛисицынВ. Петленко, 1990), которую мы рассматриваем как философскую основу и методологический базис валеологии.

Теория адаптивного реагирования, как методологическая концепция, охватывает не только биологические аспекты организменных реакций, но и социальные аспекты личного реагирования.

Анализ ДТЗ показал, что последняя адаптируется, прежде всего, к практике физиологов, теоретиков медицины, философов. Педагогика не востребовала ведущие идеи ДТЗ, прежде всего, в силу разобщенности наук. Вместе с тем, мы отмечаем, что в валеологии реализуется эта задача в системе валеологического образования (Г. Зайцев, Л. Татарникова, Л. Симошина, И. Глинянова, Е. Васильев, Л. Шурова, С. Ким и др.).

Концептуально философский уровень проблемы просматривается в этюдах креативной онтологии (А. Субетто, 1992 г.), этюдах валеологии (В. П. Петленко, Д. Давиденко, 1993), которые рассматриваются как механизм стимулирования здоровья и гармонии человека в рамках креатологии (синтетическая теория творчества), определяются критерии меры человека и его жизни в кризисное время.

Таким образом, изучение генезиса науки «Валеология» с различных сторон, позволило вычленить синергийные возможности педагогической валеологии как синтетической части общей науки об образовании (эдукологии) и определить пути ее интеграции с фундаметальными, базисными исследованиями в таких областях наук как морфология, генетика, физиология, антропология, эндокринология и других, раскрывающих различные аспекты человеческого бытия и здоровья. Все эти исследования не имели никакого отношения к педагогике. В них так же не нашел отражения личностно-значимый аспект. Сегодня они естественны в структуре валеологии в ноосферном его качестве.

 

Педагогическая валеология рассматривается автором как многофункциональное понятие: педагогический процесс, обеспечивающий ЗОЖ; валеологическое сопровождение индивидуального образовательного маршрута каждого ребенка в образовательном процессе и т. д. В нем присутствуют и проявляются социальные связи и отношения, специфические стороны отдельных субъектов выступает рефлексивный опыт. Чрезвычайно привлекательным для исследования феномен «педагогическая валеология» является прежде всего потому, что будучи определенным как ключевое, он (феномен) позволяет увязать как многие другие феномены инновационной педагогики, так и традиционные педагогические явления, придавшие им целесообразность и эмоционально-интеллектуальную окрашенность.

Рефлексия педагогической валеологии в генезисе и тенденциях развития как нового и сложного полифункционального явления, во-первых, ставит целью выделение ее направленно возможной интеграции с другими науками, т. е. – морфологического анализа; во-вторых, изучение самого процесса, поскольку уже существующий опыт показал, что феномен «валеологизация учебного процесса», в котором гармонично, в диалоговой форме развивается личность, затруднена, если не обеспечена гибкая, подвижная, пошаговая система, учитывающая противоречия и изменения, возникающие в целостном процессе.

Выявление динамических характеристик процесса валеологизации связано с движением новой науки, а так же анализом профессиональных (рефлексивный уровень), мировоззренческих, когнитивных, методологических, технологических и управленческих задач, предполагающих готовность к работе в новых условиях – в рамках новой валеологической парадигмы.

В процессе исследования выявлена закономерность: профессиональные педагоги испытывают большие затруднения, чем не имеющие опыта работ. Практически все исследования, на базе которых сделаны приводимые результаты, свидетельствуют, что здоровье и болезнь не только медицинские термины, они являются так же жизненными темами для искусства, философии, теологии, социологии, психологии, лингвоэкологии, валеологии. Эти дисциплины вновь и вновь напоминают медицине о ее существенно антропологическом характере, о том, что медицина имеет дело с Природой и судьбами людей. Понятие «здоровье» и «болезнь» не могут быть адекватно поняты, если исходить из резкого противопоставления категории естественных и гуманитарных наук» [Engelhard, Dietrich von, Health and Disease: History of the Concepts // Ln: Encyclopedia of Bioethiec, 2nd ed. N. Y., 1995].

Вместе с тем, если учитывать глобальные изменения, то следует учитывать и новые обстоятельства: биомедицина и порождаемые ею биомедицинские технологии – одна из самых бурно развивающихся областей науки и техники. Такая ориентация связана с тем, что в шкале ценностей здоровье занимает верхнюю планку пирамиды.

Однако оборотная сторона медали – бурное развитие и распространение этих технологий, – в свою очередь, воздействует на мир ценностей, так что ценности здоровья становятся более приоритетными (операциональными) и теряют свою духовно-этическую сущность.

Речь не только о том, что новое «отбрасывает» классическое (устоявшееся), а о том, что здоровье все больше и больше поддается технологическому манипулированию. В отношении его (здоровья) человек приобретает свободу манипулировать своим и чужим здоровьем. Но и на этом процесс не останавливается, поскольку затем эта потенциальная возможность воздействия очень часто и быстро превращается в созависимость, в необходимость манипулировать этим объектом.

Так газета «Intemdtional Herald Tribune» (4–5 мая 2002 года) отметила, что создание средств против старения становится огромным бизнесом. Она приводит мнение Дж. Рота, руководителя отдела молекулярной физики и генетика Национального института старения США, что около 40 вновь созданных компаний пытаются манипулировать процессом старения.

Таким образом, отметим, что наше представление о здоровье все более нестабильно, наши знания, вернее их отсутствие, планируют попустительство как к своему здоровью, так и к здоровью окружающих.

В результате?!

На первый план выступает почти всеобщее стремление прожить жизнь, получая максимум удовольствия при минимуме забот о себе и других. Что же делать ребенку? На этот вопрос отвечает валеология. А на вопрос: что делать учителю – педагогическая валеология.

 

Валеология как новая философия концепции жизни современного человека.

На протяжении всей истории существования человека и человечества категория «здоровье» связана с проблемами мира, как процессом, направленным на преодоление неизбежных конфликтов, как между людьми, так и людьми и окружающим миром, средой. Этот процесс так же нуждается в обеспечении, поддержке в контексте того, что каждый конфликт может разрешаться с помощью мер, применение которых не будет способствовать появлению трудно разрешаемых конфликтов. Понимание дефиниции «здоровье» как категории психолого-педагогической и философской, определяет особое значение этого понятия и в теоретическом, и сугубо практическом планах. По иному звучит сегодня вопрос: во имя чего осуществляется человеческая деятельность и является ли она в данной культуре неизменной, незыблемой основой выбора целей и средств деятельности (В. Н. Сагатовский, 1994).

Ко всем этим открытиям наука пришла через многообразие иррациональных форм мышления, картезианско-ньютоновскую модель мира, «квантовый прыжок», а в последние годы и лептонный. Мысль о человеке как микрокосме, вместившем в себя все природные космические энергии и стихии, проходит через всю мировую культуру (Восточную и Западную). Но если исходить из того, что жизнь всегда есть творчество, а творческая активность – фундаментальная витальная потребность любых живых существ, то появляется еще одна проблема – проблема биоэтики (Л. Татарникова и др.).

В связи с вышеизложенным, следует вспомнить, что именно в России получило развитие уникальное космическое ноосферное направление научной философской мысли – «Русский Ренессанс» (В. Вернадский, А. Чижевский, В. Соловьев, П. Флоренский, Н. Бердяев и др.). Это плеяда открывателей Homo valiens, человека здравотворящего собственную жизнь. Они внесли весомый вклад в формирование представлений о космической жизни и «вселенской судьбе человечества, каждого человека», вклад, который долгое время был не востребован в системе, формирующей нового человека – системе образования.

Они рассматривали само явление жизни на Земле, как продукт деятельности всего Космоса, отмечая взаимосвязь биологических и психических сторон жизни, реакцию каждой живой клетки на космическую информацию.

Сегодня интерес к философским идеям космистов связан с тем, что резко возросло требование к профессионализму в решении экзистенциальных проблем человека, которые требуют глубинной интеграции, философского осмысления сущности человека, предназначения его к земной ипостаси, развития экзистенциальных идей, объединяющих русских философов прошлого и настоящего. Более подробно развитие философских основ новой валеологической парадимы, рассматривается в фундаметальных трудах автора. В частности, в монографиях «Педагогическая валеология. Генезис. Тенденции развития», СПб, PETROC, 1993, 1995, 1997 гг.; «Валеология в педагогическом пространстве». – моногр. – эссе. – СПб: «Крисмае+», Изд. 1999, 2002 г.; «Эколого-валеологические основы авторской педагогической системы народного учителя Ф. Ф. Слипченко. – Волгоград: Лицей, 2005 и др. Всего 12 монографий, а также более 100 научных статей.

Особое место в системе ноосферного развития человека занимает акмеология, как наука, изучающая феноменологию, закономерности и механизмы осуществления потенциала человека как вида, индивида, личности, субъекта деятельности (в том числе совокупности, группового), индивидуальности при достижении ими наиболее высокого уровня, вершины своего развития (акме).

Движение человека к «акме» может начинаться с самого раннего возраста. Достичь вершин зрелости и гармонии отдельные люди могут уже в юношеском состоянии (или подростковом). Однако наибольшую актуальность в современной школе имеет акмеологическая валеология (учащихся) и педагогическая акмевалеология (учительство). Понятие «акмеология» введено Н. Рыбниковым (1928 г.), использовано Б. Ананьевым для классификации наук о развитии человека. Как самостоятельная наука акмеология оформилась и признана официально ВАКом РФ в начале 90-х годов XX века.

В настоящее время акмический потенциал валеологии не реализуется в полной мере (потенциал каждого человека в его совершенстве, полноте, несомненности качественных характеристик); образовательной среды, человека, творческой группы. Создание человека как позитивной жизненной направленности и воли созидания в виде двух составляющих: внутренней (созидание образовательной среды посредством совершенствования всех) и внешней (созидания всех участников как условие совершенствования образования).

Такая постановка проблемы связана с углублением понимания созидания и творчества. Человеческое качество рассматривается как определенность человека по его сущности и как одна из областей определения совершенства. Выражение определенности (согласованности и непротиворечивости) человека и в нем самом и в среде его основной деятельности. Состав и структура Человеческого качества определяется созидательностью и осуществимостью, осознанием нравственно оправданной формы бытия человека.

Резюме. Расширение проблемного поля новой философской парадигмы – валеологической, – перевод ее в ноосферное качество, открывает перспективы для дальнейшего углубления мировозренчеких концепций постижения метанаучных граней человековедения, приближения к истинному знанию диалектики законов эволюции человека и его сознания.

Становление же предмета объектной сферы педагогической валеологии должно следовать в русле общей методологии современных исследований Homo Sapiens, развитого человека ноосферного разума, владеющего знаниями – умениями в самоорганизации, саморазвитии и самооздоровлении.

Все вышесказанное позволяет утверждать, что педагогическая валеология становится новой философско-этической парадигмой воспитания человека и является средством (метатеория, металогика, метатехнологии и т. д.) очеловечивания человеческого в человеке, открытия в нем (человека) истинной красоты и природной гармонии.

И особенно этот процесс важен в период, когда история человечества коренным образом меняется, и Человек впервые в истории Земли охватил всю Биосферу, а Человечество своей жизнью стало единым целым. Именно поэтому решение несущих проблем все больше связано с пониманием сущности феномена человека и его интеллекта на Планете Земля, своевременным предугадыванием его дальнейшей эволюции (В. И. Казначеев, 1995 г.).

Все вышесказанное позволяет сформировать этико-философский тезис: глобальная гармония начинает все больше определяться гармонией в «Мире человека», в его духовно информационном, культурном, социальном и экономическом пространстве.

И здесь сама культура, как этико-философская дидактическая единица, корреспондируется с «глобальной гармонией мира» (А. Субетто, 1996 г.) – валеологической по сути, в своей философском качестве она выступает гармонизатором отношений между человеком и его природной сущностью как способом отношений к внешнему миру.

Таким образом, Глобальная Гармония Мира во многом зависит от диалектики единичного и общего, от того, насколько культура выполняет свою социоприродную гармоническую – валеологическую – Миссию, от которой зависит определенная смысловая тождественность Гармонии и здоровья.

Литература

  1. Акчурин Б. Г. Телесность как проявление человеческого потенциала и как валеологическая ценность. – Уфа: Башкирский Гос. Унив-т, 2006.
  2. Казначеев В. П. Проблемы человековедения: монография / Под науч. Ред. А. И. Субетто. – М.: Исследовательский центр проблем качеств, 1987. – С.352.
  3. Культура грядущей цивилизации: коллективная монография / О. С. Анисимов, В. К. Батурин, С. И. Григорьев, В. П. Казначеев, В.и. Патрушев, А. И. Субетто и др. – Одинцово: АНООВПО «Одинцовский Гуманитарный инст-т», 2010. – 192с.
  4. Сержантов В. Ф. Природа человека и его судьба (Философская антропология). – СПб.:ПАМИ, 1994.
  5. Субетто А. И. «Метаклассификация» – наука о механизмах и закономерностях классифицирования. В 2-х кн. – СПб.: М.: Исследовательский центр проблем качества педагогики специалистов. – 1994. – 254с.; С. 88.
  6. Татарникова Л. Г. Ноосферные основания педагогической валеологии в XXI Веке // Ноосферное образование в контексте нового мышления ноосферного человека // Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке. – СПб.: ПАНИ, с. 436–452.
  7. Татарникова Л. Г. Философия здоровья в парадигме ноосферной валеологии. Тезисы научного доклада на соискании ученой степени доктора философии (USA) по совокупности работ в научных областях, обеспечивающих развитие валеологии, психологии, лингвоэкологии, космической антропологии. – СПб.: ЦНИТ «Астериос», 2009.
  8. Татарникова Л. Г. Ноосферные основания педагогической валеологии в XXI Веке // Ноосферное образование в евразийском’ пространстве. Научная монография под ред. Заслуженного деятеля науки РФ А. И. Субетто. – СПб: комитет по науке и высшей школе правительства Санкт-Петербурга: 2009, С. 292–308.
  9. Татарникова Л. Г. Этновалеология – генетический вектор развития ноосферного образования в республике Саха: взгляд из Санкт-Петербурга // Ноосферизм. Арктический взгляд на устойчивое развитие России и Человечества в XXI веке / Науч. Монография под ред. А. И. Субетто. В 2-х т. С. 425–443
  10. Татарникова Л.Г Метанаучный подход к вопросам подготовки бакалавров педагогики // Вестник ВЭГУ. – Серия: Педагогика и психология. № 1(39) Уфа: Издательство Академия ВЭГУ. 2009. – С. 86–92.

Ноосферное образование как основа формирования мотивации к здоровому образу жизни
Н. К. Морозов

«Истинный показатель цивилизации – не уровень богатства и образования, не величина городов, не обилие урожая, а облик человека, воспитываемого страной».

Эмерсон Ральф – американский философ (XIX век).

 

В условиях мирового системного кризиса перед каждым из нас встает вопрос «Как выжить в современном мире и, по возможности, чувствовать себя в нем комфортно».

Для ответа на этот вопрос требуется глубокое осмысление и анализ сложившихся стереотипов на здоровье человека с точки зрения ноосферной парадигмы XXI века.

«В здоровье, как комплексном индикаторе качества жизни, отражаются все связи человека – биологические, материальные, культурные, духовные, творческие – как с обществом, трудовым коллективом, семьей, городом и т. п., так и с окружающей природной средой, с техносферой и биосферой» (А. И. Субетто, сочинение VIII/2 том).

 

Рассмотрение данной темы предлагается начать с краткого обзора существующих российских методик по оздоровлению. И в процессе обзора мы постараемся ответить на вопрос: почему все наиболее эффективные методики оздоровления базируются не на официальной медицине, а на историческом опыте народной и восточной медицин.

 

  1. Краткий обзор российских оздоровительных методик.

Начнем с наиболее известных современных авторов:

  • И. П. Неумывакин (профессор, д. м. н. лауреат Государственной премии, один из основоположников космической медицины) «Эндоэкология здоровья»:

«К сожалению, до настоящего времени официальная медицина если еще продолжает говорить о загрязнении окружающей среды (воздух, вода, пища), то совершенно не обращает внимания на эндоэкологическое состояние организма человека, что по нашему мнению, является первопричиной любого заболевания».

«Только переосмыслив причины заболеваний, корни которых лежат в нарушении законов природы, и, в первую очередь духовной сущности, изменив питание и другие факторы, можно излечить больного человека независимо от того, чем он болен!»

«Будущее медицины – в сочетании официальной и народной медицины, единение физического и духовного мира человека».

  • А. А. Затеев – врач-терапевт, единственный в России лицензированный транс-хирург, биоэнерготерапевт «Уникальные авторские методики для крепкого здоровья»;
  • В. И. Дикуль (академик) – создатель методики реабилитации больных со спинномозговыми травмами;
  • Б. Болотов (академик) «Здоровье человека в нездоровом мире»;
  • Г. Малахов «Полная энциклопедия оздоровления»;
  • А. Степанов «Крепкое здоровье в любом возрасте»;
  • Методики доктора Бубновского «Оздоровление позвоночника и суставов»; профессора, трижды доктора наук М. С. Норбекова «Методика по ускоренному обучению восстановления зрения на основе древневосточной философии суфизма»; Г. Погожева «Метод ударного кровотока»; Г. Гарбузова «Скажи опухоли «нет»!»; А. А. Сметанкина «Биологическая обратная связь – сознательное управление своим здоровьем»; Ю. Г. Вилунаса «Рыдающее дыхание»; В. Ф. Фролова «Эндогенное дыхание»; К. П. Бутейко «Волевая ликвидация глубокого дыхания»; Звиад Арабули «Практика омоложения организма» и др.

Хотелось бы отметить, что каждая из этих методик хороша по-своему и, безусловно, имеет право на существование. Но главный успех секрета всё-таки не в методиках и книгах, а в том, работаете ли Вы над собой или нет.

Не болезнь является убийцей, а сам больной нежелающий ничего в себе менять.

Основная масса людей ленива. Как точно заметил профессор, трижды доктор наук Мирзакарим Норбеков «…умники, философствующие об исключительности своего заболевания, но не желающие палец о палец ударить для своего выздоровления. Потрудиться они не хотят – лень! Проглотить таблетку, укольчик в зад – проще. Но здоровье не купишь и на халяву его не возьмешь. Его либо надо заработать по́том, либо кукиш от матушки природы и от родного профсоюза».

Когда причина недуга находится в душе, то никакие скальпели не помогут.

Никакая техника не может изменить душу человека. А если больной еще и пассивен, и ждет, когда ему «вернут здоровье» через капли, процедуры и т. д., – он обречен на вечное ожидание, потому что будет надеяться, что в следующий раз «дадут» еще. И потом ему будет намного тяжелее «получить», потому, что запас прочности организма истощается болезнью: всё уменьшается, уменьшается и уменьшается.

Но если он собственными усилиями берется за дело, встает против болезни плечом к плечу с врачом, то победа обеспечена.

Авиценна говорил: «Нас трое: ты, я и болезнь. Чью сторону возьмешь, та сторона и победит».

Я же предлагаю четвертую сторону – систему оздоровления йогов, которая на первом этапе не отменяет рекомендаций врача, а постепенно, не заметно для больного, значительно сокращает время выздоровления и отказа от «таблеток».

Современная медицина до настоящего времени не может объяснить феномен системы йогов, вылечивающих практически все известные заболевания (в т. ч. алкоголизм, наркоманию, онкологию, ВИЧ-инфицированных и т. д.)

А объяснение очень простое – система оздоровления йогов является средством лечения не конкретно каких-либо заболеваний, а в первую очередь, стимулирует жизненно важные функции организма благодаря активации его энергетических естественных механизмов, который уже сам наводит у себя порядок. И, во-вторых – болезнь уходит навсегда на уровне сознания, души, характера.

Возможности организма по восстановлению своих функций безграничны, но при одном условии: если почки уже «отвалились», то никакая система не поможет. Как сказал мудрый йог: «Иди, сынок, с миром. Я трупы не лечу». «Нет для тебя у меня нужной травки».

 

  1. Официальная медицина (150–200 лет); народная медицина (тысячелетия нашей эры); восточная медицина (тысячелетия до нашей эры).

Авиценна (980–1037 гг. н. э.) говорил: «В арсенале врача три орудия: слово, лекарство и нож.

Благодаря слову человек может распознать причину болезни, исправить ее и стать здоровым.

Лекарством устраняется боль, если словами врач не может объяснить причину болезни. Когда слова и лекарства бессильны, врач использует нож. Следствие болезни устранено, но причина, гнездясь в организме, готова снова привести к следующему нарушению».

Если в недавние времена болезнь рассматривалась как «душевное» состояние, при котором психическое и физическое составляли единый целостный процесс (оттуда и произошло слово «целитель»), то в настоящее время, особенно в нашей стране, психическое состояние при лечении, как правило, не принималось во внимание – это первое.

И второе, не менее важное, что вытекает из первого: медицина продолжает заниматься лечением симптомов, в то время как причины заболевания остаются невыясненными.

И сегодня, как ни странно, официальная медицина, которая сама вышла из народной медицины, где-то 150–200 лет назад, делает всё возможное, чтобы дискредитировать народную медицину (которой насчитываются тысячелетия!).

Нет сомнения, медицина достигла многого и многое умеет, но в своем технократическом подходе к изучению человека, она расчленила его на десятки частностей, сотни диагнозов, а за ними человек как единое целое исчез, был потерян.

Таким образом, больной попадает в круговерть узких специалистов, выхода из которой у него практически нет, и превращается в ходячую медицинскую энциклопедию.

Основной бедой медицины является переоценка собственных возможностей и недооценка защитных сил организма.

Несмотря на 1000 болезней, они протекают однотипно:

  • реакция организма;
  • боль;
  • воспаление
  • и, соответственно, строится схема лечения, независимо от характера заболевания:
  • противовоспалительное;
  • обезболивающее;
  • общеукрепляющее средство;
  • операция;
  • и при онкологических заболеваниях добавляется химио– и радиотерапия.

Спрашивается, неужели врачу надо было учиться 7 лет, чтобы всё сводить к некому стандарту лечения?

Мы здесь не имеем ввиду состояния, требующие срочной хирургической или реанимационной помощи, а так же использования лекарственных средств, при острых состояниях.

Но самый парадокс заключается в том, что здоровый человек медицине не нужен. Всё очень просто: больной – это обеспечение работой громадной индустрии здравоохранения, мед. техники, фармакологии, т. е. рынка, который живет за счет больного: чем их больше, тем «эффективнее» работает система.

Оказывается врачу платят не за вылеченного больного, а за их количество (чем меньше больных, тем меньше зарплата и меньше врачей в штатном расписании).

Закон экономики таков: потребитель не должен исчезнуть!

Наши российские ученые, медики, целители разработали уникальную методику по восстановлению зрения, основанную на древневосточной философии.

Результат на выходе – фантастический – 90 %!!

Японцы заинтересовались этой методикой, опробовали ее на своих студентах и подтвердили положительный результат – свыше 80 %.

Обращаю ваше внимание на ответ японской стороны: «Методика эффективная. Но на данный момент японская экономика не готова воспринять такую нагрузку, а именно: если даже 10 % из почти 60 миллионов плохо видящих японцев бросят очки, восстановив зрение, окажется 6 миллионов невостребованных очков. Это будет ощутимый удар по экономике, и мы считаем этот способ восстановления зрения преждевременным для Японии».

Немаловажной причиной кризиса в медицине является тот факт, что она продолжает рассматривать человека как линейную систему, представляющую собой набор простых составляющих, раскладывая их на отдельные элементы:

  • кардиологию;
  • пульмонологию;
  • гастроэнтерологию и т. п.

Человеческий же организм, так же как и другие живые системы, это нелинейная система, представляющая собой единое целое, где всё взаимосвязано, поэтому медицина, продолжая лечить отдельный орган, уходит в прошлое.

Появилась новая наука – синергетикаизучающая сложные системы в их взаимосвязи и рассматривающая человека не как сумму его частиц, а как нечто большее, объемное, голографическое понятие, где физическое и психическое слиты воедино и одно зависит от другого.

Несмотря на то, что официальная медицина до сих пор ставит под сомнение факт существования энергоинформационного обмена в природе, получившего всеобщее признание во всем мире, становлением и изучением ее феноменов занимается такая наука, как эниология. Много сил и энергии развитию этого направления в СССР, а затем и в России отдал генерал-лейтенант Ферьяз Рахимович Ханцеверов, являющийся президентом Международной академии энергоинформационных наук.

Предметом изучения эниологии являются такие направления как:

  • биоэнергетика;
  • биолокация;
  • психофизика;
  • парапсихология;
  • астрология;
  • ясновидение;
  • психокинез;
  • телепатия;
  • уфология;
  • психотроника.

Сегодня стало совершенно очевидно, что с помощью лекарств можно регулировать только отдельные биохимические реакции, всё остальное должен делать сам организм: химические препараты, подменяя защитные силы, выводят их из строя, что особенно страшно в детском возрасте.

Один из выдающихся кардиохирургов, Николай Амосов, являвшийся не только специалистом, но и многие годы посвятивший вопросам сохранения молодости, пришел к таким выводам: «Одних медицина спасает, а другим (и большинству) укорачивает жизнь. Звучит парадоксально, но это так. На мой взгляд, лечебная медицина спасает жизнь единицам, а десятки других детренирует, делает бессильными перед болезнью. Бойтесь попасть в плен к врачам! Эту мысль я пытаюсь внушить своим читателям и слушателям вот уже 40 лет. Справедливости ради следовало бы уточнить: к плохим врачам. Но как отличить плохих врачей от хороших? Не надейтесь, что врачи сделают вас здоровыми. Они могут спасти жизнь, даже вылечить болезнь, но лишь подведут к старту. А дальше… учитесь полагаться на себя». Таков взгляд на современную медицину и на отношение каждого из нас к своему собственному здоровью умудренного опытом врача; лучше, пожалуй, и не скажешь. Как ни странно, но с развитием цивилизации у нас идет угасание духовной жизни, а вместе с ней умирает свобода, только при которой и возможно раскрытие личности. Свобода – это осознанная необходимость выбора, которая имеет, как и всё в мире, две стороны – Добро и Зло. Когда нет свободы выбора, вроде бы жить легче, ни о чем думать не надо, не надо принимать никаких решений, все делается за вас, но меняется отношение к труду, смыслом жизни становится потребительское отношение: побольше урвать, поменьше дать. Происходит разрушение семейных отношений, теряются глубинные связи, понимание между людьми, что, в свою очередь, сказывается на здоровье.

Несмотря на огромные достижения в медицине, у нас нет науки о здоровом человеке, нет системного подхода к рассмотрению болезни как частного проявления общего заболевания организма. Принцип симптоматического лечения, возведенный в культ, как правило, безрезультатен. (И. П. Неумывакин)

В связи с этим, миссия нашего Смольного института РАО – института здоровья и долголетия, института ноосферного образования – по консолидации научного сообщества для разработки «Ноосферного учения о здоровом образе жизни»как никогда актуальна!!! А для этого у нас в институте есть все возможности, а именно: на базе Смольного института РАО сформирована мощная общественная ноосферная инфраструктура:

Текущая страница: 6 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

  • Санкт-Петербургская Ноосферная академия наук;
  • Санкт-Петербургская Академия акмеологии;
  • Европейская академия естественных наук (С.-Пб отделение);
  • Петровская академия наук и искусств.

Также, в нашем институте имеется соответствующая материальная база, позволяющая студентам и преподавателям заниматься оздоровлением и спортом.

 

  1. Философская база древневосточных оздоровительных систем.

Если взглянуть в прошлое на несколько тысячелетий назад, то оказывается все вопросы оздоровления человека, совершенствования души и тела и, как следствие, развитие его сверхспособностей, подробно изложены в «Йога-сутрах» Патанджали (3 век до н. э.) и в философских трудах Авиценны (980–1037 гг. н. э.).

Древнеиндийский философ Патанджали предметом своих исследований избрал грамматику, медицину и йогу. Его замечательный трактат о грамматике называется «Махабхасья». «…нам необходимо учиться говорить правильно и строго. Ибо от того, как мы говорим, зависит и то, в каком мире и какой жизнью мы живем». Эта классическая работа, обучающая правильному языку, предшествовала его книге по аюрведе – науке о здоровье и жизни.

Завершающей его работой стали «Йога-сутры», которые представляют собой квинтэссенцию человеческого знания. 196 высказываний – сутр охватывают все грани жизни начиная с внешних ее сторон и заканчивая постижением человеком его истинного «я».

Персидский и таджикский философ, ученый, врач Авиценна (Ибн Сина, Абу Али Хусейн ибн Абдаллах) жил в Средней Азии и Иране (980–1037 гг. н. э.).

Главные философские и научные труды Ибн Сины:

  • Книга исцеления;
  • Книга указаний и наставлений;
  • Книга знания;
  • Канон медицины (теоретические основы медицины);
  • Канон врачебной науки (в 5-ти частях):
  1. учение о соках (кровь, лимфа, желчь);
  2. основы анатомии человека;
  3. причины болезней и здоровья;
  4. учение о рациональном питании;
  5. об инфекционных заболеваниях.

Последний переиздавался на латинском языке около 30 раз, ибо представлял собой медицинскую энциклопедию, где были собраны воедино взгляды и опыт греческих, римских, индийских и среднеазиатских врачей. Эта книга была обязательной для изучения на всех медицинских факультетах Европы, Ближнего и Среднего Востока на протяжении многих веков.

К сожалению труды этих великих философов не востребованы в должной мере официальной медициной, в то время как все известные оздоровительные методики Востока (йога-терапия, цигун, чжуань фалунь, рейки, медицина Ниши и т. д.) и Запада в той или иной степени базируются на философии йоги и научных трудах Авиценны.

 

  1. Лекарства и научная медицина с точки зрения восточных оздоровительных систем.

Безусловно, современные лекарственные препараты, в частности антибиотические и гормональные, а так же достижения современной оперативной хирургии имеют выдающееся значение. Их просто невозможно переоценить как средства «скорой помощи» в случаях, когда больной не владеет методиками, позволяющими ему естественным образом справится с недугом. И, разумеется, при травматических повреждениях, вызванных воздействием внешних факторов. Однако опираться на лекарственную терапию как на панацею, что и делает подавляющее большинство жителей Земли в настоящее время, – значит обрекать человеческую цивилизацию на вымирание вследствие деградации человека как биологического вида. Научная медицина – явление полярного характера. Поэтому ее необходимо уравновесить практикой глубинного самосовершенствования человека, которая стала бы общепринятой. В наиболее развитых странах очевидность этого факта уже воспринимается как непреложный факт даже на уровне правительств. Отсюда – такое внимание, уделяемое там общенациональным программам оздоровления, изучению, разработке и массовому внедрению соответствующих тренировочных методик, огромная популярность здорового образа жизни и всевозможных интегральных методов психофизической тренировки, как восточных (йога, цигун, йога-терапия, тайцзи-цюань и т. п.), так и западных. Типичными примерами могут служить страны, уже столкнувшиеся вплотную с проблемой национальной деградации генофонда, в частности – США и развитые страны Европы.

Что же касается стран с не столь развитой экономикой, то здесь ситуация, возможно, не так очевидна из-за недостатков статистического учета, но значительно более трагична. Научная медицина и фармакология развиты намного слабее, как следствие – ужасающие результаты медицинских ошибок, широкое применение препаратов, обладающих опаснейшими побочными эффектами, все это усугубляется катастрофическими экологическими условиями, критически неадекватными условиями труда, перманентным стрессом борьбы за выживание и патологически искаженной структурой рациона питания. Общий итог – еще более страшные нарушения, с каждым годом все глубже внедряющиеся в коды наследственности наций.

Таким образом, все человечество столкнулось сейчас с проблемой в корне неправильного применения научной медицины, которое ведет к вырождению и деградации человека как биологического вида. Поэтому чем скорее в основу системы здравоохранения будет глобально положена практика естественных методов осознанного самосовершенствования человека (а ей под силу устранять даже генерированные применением сильнодействующих препаратов нарушения кода наследственности), тем больше шансов у человечества выжить и успешно продолжить свой путь по стезе эволюционного процесса.

Не все еще потеряно, и даже если человеку в силу необходимости пришлось воспользоваться методами лекарственной терапии или подвергнуться хирургическому вмешательству, он должен знать: человеческое существо – удивительнейшая саморегулирующаяся система, и ключом к активному использованию ее возможностей является искусство осознанного применения воли. Йога и йога-терапия относятся к числу методов, позволяющих этим искусством овладеть. И потому какой бы ужасной ни была личная жизненная ситуация, никогда не поздно попробовать.

  1. Ноосферное образование – как основа формирования мотивации к здоровому образу жизни.

Заставить человека, особенно молодого, заниматься своим здоровьем, невозможно. Человек должен самостоятельно прийти к пониманию того, что существует безусловная связь между его духовным и физическим состоянием. Он должен верить в то, что существуют резервы, о которых он даже не догадывается. Но самое главное, это состояние внутреннего мира и гармонии.

Но если «лошадку подвести к водопою» – она непременно напьется ключевой водицы. Так же и в нашем случае необходимо раскрыть для молодого поколения несомненные преимущества здорового образа жизни. В этой связи ноосферное образование и просвещение может сыграть ключевую роль.

Обращаю ваше внимание на высказывания В. И. Вернадского и Аристотеля:

«Трудна, упорна и неверна, благодаря возможности ошибок, бывает борьба научного миросозерцания с чуждыми ему концепциями философии или религии – даже при явном их противоречии с научно-господствующими представлениями. Ибо философия и религия тесно связаны с теми более глубокими, чем логика, силами человеческой души, влияние которых могущественно сказывается на восприятие логических выводов, на их понимании».

Вернадский В. И. (1863–1945 гг.)

«Кто двигается вперед в науках, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед».

Аристотель (384–322 гг. до н. э.)

И на базе этих основополагающих высказываний великих мыслителей сделана попытка выстроить методику по формированию мотивации к здоровому образу жизни у молодежи.

По существу мы пытаемся исследовать природу человека на грани материального и духовного состояния (т. е. осознания человеком своей души и тела).

Что же волнует сегодня молодежь? Какова мотивация для изменения образа жизни?

Мотивация для молдодежи

Преодоление максимальных нагрузок (физических и психологических) (семья, учеба, работа, увлечения)

Ухудшение здоровья и оздоровление (проблемы со здоровьем, алкоголизм, наркомания и т. д.)

Желание сделать карьеру в работе – новые взаимоотношения (стройность, привлекательность, сексуальность, харизматичность, энергичность)

Духовное просветление (когда молодого человека начинают волновать вопросы духовности)

Вопросы о Боге (есть ли душа у человека, есть ли Бог) возникают у молодежи, как правило, в тех случаях, когда по трагической случайности уходят из жизни их друзья, ровесники.

Раскрытие данной темы через ноосферный взгляд на космизм, на смысл жизни, позволит приблизить молодого человека к духовности и в увлекательной форме познакомить его с основами различных религий мира.

Раскрывая тему духовной составляющей человека, приведу простой пример. Все прекрасно знают основные нравственные обязательства, присущие всем религиям Мира:

  • ненасилие;
  • правдивость;
  • неворовство;
  • воздержание, целомудрие;
  • нестяжательство.

Но мало кто их полностью выполняет. Многие не знают, что если их исполнять полностью, то человеку Природа дарует сверхъестественные способности.

Не случайно самые выдающиеся мастера восточных единоборств воспитывались в Монастырях, а там, как известно, занятия начинаются не с физических упражнений, а с духовного, нравственного очищения человека.

Зададим себе вопрос – в чем же причина невыполнения очевидных нравственных заповедей:

  • не убий;
  • не лги (не лжесвидетельствуй);
  • не укради;
  • не завидуй;
  • чти отца своего, да матерь свою и т. д.

Оказывается между «знать» и «исполнять» пропущены два существенных и принципиальных момента в современном «европеизированном» воспитании и образовании.

Первый момент: знания или информацию необходимо пропустить через себя, или как говорят «пропитаться» ими. Не зря психологи говорят, что знания передать нельзя, знания можно только самому «вырастить» в себе, т. е. должно быть активное участие ученика в этом процессе. Знать путь и пройти его – не одно и то же.

И второй принципиальный момент – вера. Надо верить в себя, в свои силы, в Природу, Науку, Бога, Высший разум и пр.

 

Если вспомнить основы дореволюционного российского образования, то на первом месте в нашем государстве всегда была духовная составляющая, и в то же время в России формировались самые передовые научные школы и традиции.

Сегодня дети до двенадцати лет, которые воспитываются на компьютерных играх, «зомбирующих» их на насилие и жестокость, мечтают стать «главным мафиози», миллиардером, «крутым бизнесменом-бандитом» и т. д.

Мы не выступаем против развития детей в компьютерном плане: как известно, запретительными мерами никакую проблему не решить. Но здесь должна быть большая воспитательная работа на базе ноосферных идей, принципов. Сегодня нет альтернативы ноосферному образованию. Именно ноосферное образование призвано ликвидировать этот перекос в воспитании и образовании молодежи.

Таким образом, базовые, основополагающие понятия для человечества: ненасилие, правдивость, неворовство, воздержание, целомудрие, нестяжательство, почитание старших и пр. – требуют не просто информированности ученика, а целого курса лекций по каждому из направлений и раскрытие материала в «трехмерном измерении», то есть в сопоставлении взглядов и позиций религиозной науки, официальной науки и ноосферной науки.

Только после проведения такого комплексного обучения студентов знания перейдут в разряд исполнения, и тогда мы воспитаем творческую личность – человека ноосферного общества – активного, здорового, смелого, не боящегося трудностей. Только тогда без всякого насилия будет выбрана разумная законодательная власть; исчезнет коррупция, пьянство и наркомания; все будут платить налоги «без оптимизации» и у наших отцов и матерей будет достойная пенсия. Таким образом, задача ноосферного образования – восполнить эти пробелы не только в образовании, но и в воспитании нашей молодежи.

Что же необходимо осуществить на практике? Выражаясь медицинским термином – сделать нашим студентам «прививку», содержащую новые этические ценности, что бы каждый чувствовал себя личностью самобытной, нужной обществу и видящей смысл своей жизни. Эта «прививка» позволит нашему будущему поколению перенести тот тяжёлый кризис, который предсказывается современными учёными.

А что же конкретно мы можем предложить на рынке образовательных услуг в части передачи студентам не только профессиональных знаний, но и воспитания высоких этических норм и развития их таланта и творческого потенциала?

  • ноосферное образование,
  • сознательное формирование у студентов саногенного мышления (мышления, рождающего здоровье).

Раскрывая тему «Системной организации личности и Мира» исключительно востребованной в настоящее время, необходимо на наш взгляд, в форме дискуссии со студентами рассмотреть следующие вопросы:

  1. Современное состояние мира.

Исторические корни современных кризисов в мире, в том числе истоки кризиса здоровья на базе «Учения В. И. Вернадского о ноосфере и биосфере».

  • Почему мы стоим на пороге Величайшего кризиса в истории человечества и какова стратегия выживания человечества на современном этапе?
  1. От здоровья в семье и к здоровью общества.
  • На чем основана причина разлада семейных отношений?
  • Мифы и стереотипы мышления в области интимных отношений между мужчиной и женщиной;
  • Как сберечь, сохранить и приумножить любовь между супругами?
  1. От естественного питания – к естественному образу жизни.

3.1. Секреты здоровья и долголетия:

  • Что такое здоровье?
  • Что такое болезнь и откуда она приходит?
  • Как дожить до ста лет?

3.2. Открытие эффективной диеты:

  • Как отличить потребность от болезненного пристрастия?

3.3. Еда – это всего лишь еда?

  • Пост; жир и благо; мясо и плотская жизнь; сладость сахара; йога питья; пищевые добавки; обработка пищевых продуктов.

3.4. Тело и душа?

3.5. Здоровье и стремление к целостности.

В процессе обсуждения данной темы мы откроем для молодого человека целые области озарений и открытий, касающихся нереализованных возможностей организма и его чувств, взаимосвязи питания и бытия, духовных аспектов нашего материального «Я».

  1. 4. О вере – как основе жизни.

4.1. Основные нравственные принципы всех религий и культур Мира – духовная составляющая ноосферного человека.

  • Как влияют на здоровье человека и развитие его сверхспособностей исполнение основных нравственных принципов и заповедей своей культуры?

4.2. Ноосферизм – как консолидирующая идея всех религий Мира в XXI веке.

Основы вероучений – христианство, ислам, буддизм, иудаизм, индуизм, зороастризм, даосизм

Почему экология бедствий на нашей планете неразрывно связана с духовно-нравственным состоянием людей? (На примере землетрясения на Гаити – 12 января 2010 года – объяснение религиозной науки).

4.3. Ключ к ноосферному пониманию «болевых» точек нашей действительности на основе эволюции миропонимания Л. Н. Толстого и Н. В. Гоголя.

«Обращение к духовенству» Л. Н. Толстого (было ли отречение Л. Н. Толстого от церкви и его раскаяние перед смертью?)

«Размышления о Божественной литургии» и «Выбранные места из переписки с друзьями» Н. В. Гоголя (Почему Н. В. Гоголь сжёг второй том «Мертвые души»?).

4.4. О смысле жизни (от Фалеса Милетского до В. И. Вернадского).

Какой смысл в кратковременном человеческом существовании, завершением которого должна быть неизбежная, неотвратимая смерть?

Почему именно на Восток уезжают люди для ответа на этот вопрос?

В процессе наших дискуссий под общим названием «Формирование здорового образа жизни» мы затронем вопросы прикладной психологии, философии, мировых религий и основы восточных оздоровительных систем. По сути же мы будем обсуждать основы новой формирующейся сегодня науки – «Ноосферное учение о здоровом образе жизни»науки о том, как стать человеком нового ноосферного общества.

Литература

  1. Субетто А. И. «Сочинения, Ноосферизм, том 8, книга 2». – СПб, Кострома – 2009 г.;
  2. Неумывакин И. П., Неумывакина А. С. «Эндоэкология здоровья». – Москва: «Диля» – 2006 г.;
  3. Ромен Роллан. «Философия йоги». – Москва: Издательство «ЭКСМО-пресс» – 2002 г.;
  4. Дьяченко С. П. «Подлинные заветы Кацудзо Ниши». – Москва: Издательство «АСТ» – 2009 г.;
  5. Вернадский В. И. Публицистические статьи / Отв. ред. В. П. Волков; Рос. акад. наук, Комитет по разработке научного наследия акад. В. И. Вернадского, Ин-т геохимии и аналитич. химии им. В. И. Вернадского. – М.: Наука, 1995. – 312, [1] с., 1 л. портр. – (Библиотека трудов академика В. И. Вернадского). – ISBN 5–02–004780–5.

Здоровье как ключевой приоритет инновационного совершенствования качества муниципальных образовательных систем в логике ноосферных процессов
В. П. Панасюк, О. В. Ковальчук

Результат экономических и общественно-политических изменений за последние десятилетия в России неоднозначен и противоречив, а его социальное значение для большинства российских семей неблагоприятно и даже трагично. Исследования показывают, что следствием произошедших изменений стало падение качественных характеристик населения по трем основным группам индикаторов: здоровье (физическое, психическое, социальное), интеллектуальный потенциал и профессиональная подготовленность, духовно-нравственные ценности и ориентации.

Понятие «здоровье» имеет множество оттенков, а его содержание не несет в себе общепринятого и четкого наполнения. С учетом сопоставления и анализа различных литературных источников и позиций различных авторов, в понятии «здоровье» можно выделить следующие компоненты:

а) биологическое здоровье (характеризуется способностью к размножению, воспроизведению себе подобных);

б) физическое здоровье (связано с дыханием, питанием, выделением и кровообращением);

в) психическое здоровье (связано с восприятием, памятью, мышлением и другими психическими процессами);

г) социальное здоровье (характеризуется трудоспособностью, социальной активностью и нравственным здоровьем личности) [1; 3; 4].

Современная школа как образовательная модель зачастую делает упор на медицинской стороне дела, обращает внимание в основном на телесное и психическое здоровье школьников; другие аспекты феномена здоровья – нравственный, эстетический, социальный – затрагиваются в гораздо меньшей степени. Между тем проблема социального здоровья сегодня едва ли не самая актуальная в школьном образовании. Более того, в ее успешное решение вовлекаются все остальные (названные выше) аспекты здоровья.

Образование не сводится только к обученности учащихся, формированию набора знаний и навыков; оно связывается с воспитанием, сформированностью общей культуры, в том числе и культуры здоровья, понятием «качество жизни», раскрывающимся через такие категории, как «здоровье», «социальное благополучие», «самореализация», «защищенность».

 

Проблема паритета образованности и здоровья в ноосферной логике становится одной из главных. Среди резервов здоровьесбережения можно выделить: упорядочение учебных нагрузок, рациональная организация учебного труда, индивидуализация графиков усвоения материала и выполнения домашних заданий, благоприятный психологический климат, информационное обеспечение. Выполнить их можно при условии оптимального формирования содержания образования, устранении перегрузок учащихся, стрессовых ситуаций при проведении контролирующих мероприятий. Уменьшить эти негативные явления можно, если использовать при проектировании учебных программ технологический подход, который имеет ряд преимуществ по сравнению с другими направлениями в педагогике, а именно: гарантированное достижение результатов обучения; направленность обучения на конкретные цели, что более точно определяет необходимое содержание обучения и уменьшает тем самым избыточность содержания; обеспечение структурной и содержательной целостности учебного процесса; объективный контроль усвоения учебного материала, так как контрольные задания определяются на основе диагностично поставленных целей обучения.

Управление здоровьесберегающим образовательным пространством является частью управления качеством на уровне образовательного учреждения и на муниципальном уровне. Такое управление предполагает мониторинг здоровья и здоровьесберегающей среды, валеологический скрининг, контроль и самоконтроль интеллектуальных нагрузок, принятие управленческих решений по осуществлению корректирующих и профилактических мероприятий, планирование и осуществление мероприятий по формированию культуры здоровья участников образовательного процесса.

В основу работы по улучшению качества муниципальной образовательной системы (МОС) в аспектах формирования и функционирования здоровьесберегающей среды должна быть положена транзакционная модель, которая предполагает, что поведение субъектов учебной деятельности определяется характеристиками обучающихся и среды, в которой они развиваются и функционируют. Индивидуальные характеристики человека проявляются только при действии специфических состояний среды, которая отличается нестабильностью, динамичностью, противоречивостью. На личное жизненное пространство человека, его психологический и поведенческий статус влияют факторы образовательной среды (семьи, школы, муниципалитета, региона), которые в той или иной мере поддаются регулированию и влиянию со стороны субъектов деятельности, управления [3].

Транзакционная модель показывает, что рискованное поведение может быть вызвано тремя причинами:

1) характеристиками личности – участника образовательного процесса, имеющей те или иные особенности

2) характеристиками среды, воздействующей на участников образовательного процесса;

3) специфическими комбинациями индивидуальных и средовых характеристик.

Успешность решения задач формирования у школьников культуры здорового образа жизни зависит от организационной культуры образовательной среды – насыщения ее информацией о здоровье человека; здоровьеформирующей позиции родителей и педагогов; воспитательной работы, направленной на развитие самостоятельной познавательной активности детей и подростков, умения анализировать свой опыт; от формирования у учащихся потребности и умений в сохранении и развитии здоровья, саморегуляции организма и внешней среды [4].

 

Объективные факты оценки образовательной среды в настоящее время указывают на необходимость ее изменения. В приказе Министерства здравоохранения РФ № 139 от 4 апреля 2003 года «Об утверждении инструкции по внедрению оздоровительных технологий в деятельность образовательного учреждения» отмечается, что формирование здоровья ребенка на этапе 7–18 лет в значительной мере зависит от условий обучения, характера учебного процесса, образа жизни ребенка.

К основным классам болезней, частота которых наиболее интенсивно возрастает в процессе школьного обучения, относятся заболевания:

  • глаза и его придаточного аппарата;
  • костно-мышечной и соединительной ткани;
  • органов пищеварения;
  • пограничные психические нарушения.

Среди социальных факторов, влияющих на формирование здоровья детей, 20 % составляют факторы внутришкольной среды. Обеспечить профилактику заболеваний, добиться улучшения состояния здоровья учащихся предполагается внедрением оздоровительных технологий в деятельность образовательных учреждений.

Преодоление неблагоприятных тенденций в состоянии здоровья детей и подростков в муниципальной образовательной системе требует организации активных профилактических мероприятий, направленных на предупреждение конкретных видов патологии. Для их успешного осуществления необходимы меры экономического, социального, правового, образовательного и медицинского характера. В то же время, управление муниципальной образовательной системой должно обеспечить координацию действий муниципального органа управления образованием, администрации образовательных учреждений, лечебно-профилактических учреждений и надзорных структур в работе по обеспечению здоровья участников образовательного процесса, внедрению инновационных здоровьесберегающих технологий.

Необходимым результатом общего образования является сохранение и укрепление здоровья обучающихся, сформированные у них способности и мотивации заботиться о собственном здоровье, полезные поведенческие навыки и установки, обеспечивающие им эффективную социальную адаптацию. Именно в школе при активном участии и во взаимодействии с педагогами школьники проводят значительную часть времени, и не помогать им сохранить здоровье – проявление непрофессионализма и низкого уровня социальной ответственности.

Политика предоставления школам большей автономии и требования к качеству образования, возникшие вследствие децентрализации, демократизации и экономического развития, привели к многочисленным переменам в управлении школами, на структурном и институциональном уровнях. Среди наиболее значительных изменений – возросшее внимание к эффективности и качеству. Одним из условий обеспечения качества образовательного процесса является создание в образовательных учреждениях и в муниципальной образовательной системе здоровьесберегающей среды. В современных условиях здоровье выступает одним из ведущих критерием качества образования.

Многочисленные публикации, публичные выступления свидетельствуют о том, что большинство муниципальных образовательных систем в своих стратегических и программных установках в лучшем случае ориентированы преимущественно на формирование у обучающихся декларативных знаний, определенных навыков социального поведения. Крайне редко реально ставятся и решаются проблемы подготовки интеллигентных и цивилизованных, понимающих и рефлектирующих целостных и гармоничных, самостоятельных, зрелых и устойчивых в духовно-нравственном и концептуальном отношениях граждан, способных жить в многомерном мире [3].

Проблема эффективной профилактики непрерывного и неуклонного снижения качества населения в духовном, психическом и физическом отношениях, значительного ухудшения его здоровья является относительно новой для национальной образовательной системы. Статистика показывает, что в среднем в России здоровы лишь 14–20 % детей.

Создание здоровьесберегающей среды и внедрение здоровьесберегающих образовательных технологий невозможны в школе без учителя. Неоспоримо утверждение, что только здоровый, счастливый и самодостаточный педагог может воспитать здоровое поколение.

Повышение качества муниципальной образовательной системы в аспектах здоровья участников образовательного процесса необходимо предполагает устранение школьных факторов, оказывающих неблагоприятное воздействие на здоровье учащихся. Известно свыше 100 таких факторов. В ходе управления качеством в муниципальной образовательной системе необходимо своевременно диагностировать, обнаружить данные факторы, выстроить стратегию корректирующих и предупреждающих воздействий [4].

Статистика свидетельствует о том, что за период школьного образования у большинства обучающихся происходит существенное ухудшение здоровья. Так, у каждого четвертого обучающегося отмечаются проблемы с желудком, у каждого пятого – заболевания сердечно-сосудистой, мочеполовой, эндокринной и других систем; не менее 60 % учащихся имеют ту или иную патологию, только 14 % старшеклассников могут считаться абсолютно здоровыми; до 80 % выпускников школ по состоянию здоровья не могут выбрать ряд профессий, свыше 40 % допризывников не соответствуют требованиям, предъявляемым армейской службой. Больше всего на здоровье школьников влияет интенсивность образовательного процесса и увеличение количества стрессовых ситуаций, связанных с учебой. Отсутствие физической активности недостаточный рацион питания в школах также не способствуют укреплению здоровья. Таким образом, качество образования – это, прежде всего, осознание миссии школы как института социального оздоровления подрастающих поколений.

Школе следует оказать помощь в выявлении школьных трудностей, определении группы риска по школьной и социальной адаптации, создать в школе атмосферу, где не будет места развитию заболеваний, дидактогенных заболеваний. Во внутришкольных и муниципальных системах оценки качества образования должны использоваться критерии оценки здоровья как критерии качества образования: уровень работоспособности, наличие вредных привычек, оптимальный двигательный режим, качество питания, закаливание и личная гигиена, социальное благополучие и др.

Значительный эффект в плане формирования здоровьесберегающей среды в муниципальной образовательной системе могло бы оказать проектирование и внедрение базовой модели здоровьесберегающей деятельности по сохранению и укреплению здоровья. Для перехода на эту модель необходимо принятие комплекса мер.

Во-первых – выявить потенциальные области риска и оценить возможности их предотвращения или минимизацию возникновения.

Во-вторых – предупреждать возникновение рисков на основе их прогнозирования и оценки.

И, в-третьих – создать эффективные управленческие инструменты и механизмы. Основной задачей такой модели должно стать воспитание у участников образовательного процесса потребности быть здоровым, беречь и укреплять здоровье, ценить счастье быть здоровым; формирование позитивного отношения к здоровому образу жизни; информировать о последствиях отклоняющегося поведения.

При этом под качеством здоровьесберегающей среды мы понимаем такую совокупность ее интегральных свойств, которые обеспечивают результативность деятельности по сохранению здоровья участников образовательного процесса при существующих социальных, материально-ресурсных, психолого-педагогических и других условиях и ограничениях.

С учетом социальной ценности вопросов сохранения здоровья обучающихся, понимания здоровья как одной из ключевых качественных характеристик муниципальной образовательной системы, объективно требуется осуществление комплекса мероприятий, ориентированных на:

  • определение исходных качественных характеристик муниципальной здоровьесберегающей среды и факторов, определяющих динамику и уровень ее развития;
  • моделирование и создание в муниципальной образовательной системе здоровьесберегающей среды;
  • реализация комплекса организационных, социально-педагогических, информационно-просветительских и иных мероприятий, направленных на инновационное обновление муниципальной образовательной системы в аспектах обеспечения большего социального эффекта, вклада в сохранение здоровья контингента обучающихся.

Мониторинговое исследование, проведенное нами на муниципальном уровне, имело целью установление статуса здоровья, проблемы формирования здоровьесберегающей среды в контексте проблематики качества образования. Предполагалось, что различные субъекты образовательного процесса (учащиеся, родители, учителя) ориентированы на различные социальные и педагогические результаты образовательного процесса, ценностно отождествляют качество образования с различными образовательными практиками (когнитивная, воспитательная, валеологическая, развивающая и др.).

Текущая страница: 7 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Полученные данные позволяют утверждать, что реально здоровье и практические шаги по формированию здоровьесберегающей среды в ОУ и МОС не воспринимаются на уровне индивидуального сознания участников образовательного процесса и на уровне управленческих решений (действий) как существенные составляющие и признаки качества образования.

Из результатов исследования следует, что существует значительный потенциал улучшения качества МОС как среды, обеспечивающей сохранение здоровья обучающихся, способствующей реализации индивидуального образовательного, творческого потенциалов. Можно констатировать, что часть из таких мероприятий не требуют сколько-нибудь значительного привлечения материально-финансовых ресурсов. Анализ показал, что основными сдерживающими факторами по инновационному совершенствованию качества МОС в аспектах здоровья и формирования здоровьесберегающей среды являются (факторы приведены в порядке убывания по важности):

  • сложившиеся стереотипы, ошибочные установки;
  • отсутствие необходимых материально – финансовых ресурсов;
  • нехватка в достаточном количестве специалистов с должной квалификацией;
  • слабая координация со стороны вышестоящих органов управления;
  • несовершенство нормативно-правовой базы;
  • отсутствие инновационного опыта, инновационной среды.

Подтвержден тезис об относительности понятия «качество образования». Ответы всех групп респондентов (учащиеся, родители, учителя) в существенной мере отличаются при ответах на вопросы, касающиеся статуса здоровья и проблем формирования здоровьесберегающей среды.

Родители и учителя (71,8 и 68,6 %) соответственно, как следует из результатов опроса большой выборки этих категорий респондентов, склонны игнорировать отрицательные эффекты и факторы образовательного процесса во имя достижения обучающимися высоких результатов в учебе. Скорее всего это связано и объяснимо с точки зрения положения данных групп респондентов в образовательном процессе, психологическими трудностями и барьерами субъектного восприятия и оценки реальной переносимости нагрузок, связанных с учебной деятельностью и факторами школьной жизни.

Данные исследования показали реальное наличие таких нагрузок, действие стрессовых факторов. По оценкам 86,2 % учащихся – участников опроса они в той или иной мере сталкиваются со стрессовыми факторами в образовательном процессе, причем с такими, которые оказывают реальное отрицательное действие на их здоровье, приводят к ПСД (головные боли и головокружение, боли в области живота, недомогание, плохой сон и т. д.).

Меньше всего из трех групп респондентов склонны проблематизировать отрицательные эффекты и риски образовательного процесса с точки зрения здоровья, группа респондентов из числа педагогов. Проблемы образовательного процесса в плане здоровья отметило лишь 48,1 % опрошенных. Объяснение этому может быть дано и с точки зрения недостаточных знаний и компетентности учителей в вопросах сохранения здоровья обучающихся, и, наоборот, с точки зрения реальной осведомленности учителей о стрессовых факторах, нагрузочности образовательного процесса, возможностях минимизации действия отрицательных факторов.

Большинство респондентов, представлявших учащихся, родителей, учителей указывают на объективную необходимость осуществления в школе мероприятий и программ по валеологическому сопровождению образовательного процесса, выстраиванию здоровьесберегающей среды, реализации инновационных технологий. Высокий процент приверженцев данных идей и направлений среди опрошенных учителей (76,4 %) позволяет заключить, что существует значительный потенциал улучшения качества образовательных систем в плане инновационного обновления здоровьесберегающей среды образовательно-воспитательной деятельности.

И в заключение, по результатам анализа данных анкетного опроса учащихся, родителей и учителей, можно констатировать то, что ценность здоровья (особенно по оценкам родителей – ранговое место -3,1 среди пяти приоритетов школьного образования) еще не находится в числе ведущих. Больше всех склонны выделять его в таком статусе респонденты-учащиеся. Большой разброс мнений родителей и учителей по вопросу ценности здоровья в ряду других приоритетов и ценностей, связанных с качеством образования, на наш взгляд, может быть объясним разнообразием инновационных образовательных практик, реализуемых в ОУ в последние годы, относительностью понятия «качество образования», о которой говорилось выше.

Таким образом, с учетом результатов проведенных исследований в муниципальной образовательной системе, установленных закономерностей, проблем и факторов, ограничивающих построение здоровьесберегающей среды, можно сделать вывод о необходимости разработки и реализации соответствующей программы качественного обновления здоровьесберегающей среды в рамках муниципальной образовательной системы. По сути своей такая модель может являться своеобразной программой инновационных изменений в МОС, направленных на придание ей принципиально новых свойств, обеспечивающих удовлетворение установленных и предполагаемых потребностей муниципального сообщества в области сохранения здоровья участников образовательного процесса, распространения валеологических знаний.

Литература

  1. Казначеев В. П. Здоровье нации. Просвещение. Образование. – М. – Кострома: ИЦПКПС, ИОПЭЧ Сибирского отделения РАМН, 1996. – 248 с.
  2. Приказ Министерства здравоохранения РФ № 139 от 4 апреля 2003 года «Об утверждении инструкции по внедрению оздоровительных технологий в деятельность образовательного учреждения».
  3. Татарникова Л. Г. Валеология в педагогическом пространстве / Монография-эссе. Изд. 2-е доп. – СПб.: Крисмас+, 2002. 200 с.
  4. Тюмасева З. И. Устойчивое развитие образования как предпосылка устойчивого развития системы «Человек-Общество-Биосфера» / Сб. «Экологическая культура и безопасность России». Материалы конференции. – Челябинск: МО и ПЛ РФ ЧГМУ, 1998. – С.57–62.

Условия сохранения здоровья школьников в аспекте ноосферного образования
Г. И. Атаманова

В национальной Доктрине развития образования и в Федеральной программе развития образования в качестве ведущих выделяются задачи сохранения здоровья школьников, оптимизации учебного процесса, разработки здоровьесберегающих технологий обучения и формирования ценности здоровья и здорового образа жизни. Многочисленные физиолого-гигиенические и психофизиологические исследования убедили педагогов и руководителей системы образования в том, что необходимо принимать специальные меры по сохранению и укреплению здоровья учащихся. Эти положения вошли в последнее время в важнейшие государственные документы, определяющие стратегию развития образования.

Модернизация российского образования во многом зависит от создания условий и совокупности факторов, влияющих на работоспособность и здоровье школьников в процессе их обучения. По данным Всемирной организации здравоохранения школа сегодня признана общественно неблагоприятным, психогенным объектом.

Низкий уровень физического и психического здоровья учащихся создает объективные препятствия на пути эффективной модернизации российского образования. Реформы, интенсификация и другие инновационные процессы, проводимые в системе среднего и общего образования, наносят ощутимый ущерб состоянию здоровья учащихся, так как недостаточно проработаны общие дидактические и методические условия сохранения здоровья обучающихся.

С другой стороны, реформа школьного образования в России открыла новые возможности для реализации программ, направленных на сохранение здоровья школьников в процессе обучения, в том числе ноосферного.

В уставе Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) записано, что здоровье представляет собой не только отсутствие болезней и физических дефектов, но состояние полного социального и духовного благополучия [10]. Это определение базируется на принципе удовлетворения всех потребностей человека, что в реальной жизни это мало реализуется. Все специалисты видят в здоровье предмет своего исследования с точки зрения сохранения, развития и совершенствования тех показателей, свойств, которая данная наука относит в пределах своих рамок к понятию здоровья.

Фундаментальные исследования в этом направлении подготовили определенную теоретическую базу для решения педагогических проблем, позволяющих сформулировать основные цели, принципы обучения и выделить некоторые причины школьных болезней, классифицировать факторы, влияющие на здоровье школьников (Т. В. Ахутина, М. М. Безруких, Н. Г. Занько, В. Н. Касаткина, Л. А. Калинкина, Л. В. Косованова, Л. М. Кузнецова, А. Б. Майский, В. Я. Синенко, Н. К. Смирнова, З. И. Тюмасева, и др.).

В настоящее время существует множество определений понятия «здоровье», данных известными как российскими, так и зарубежными учеными, специалистами и практиками. Гигиенист и статистик Калью собрал более 80 определений этого слова [30]. По данным современной литературы, существует около трехсот определений этого термина [32]. Множественность понятия «здоровье» обусловлена отсутствием четкой классификации объектов здоровья. Дело в том, что одни определения связаны с характеристикой «индивидуального», другие – «популяционного» уровня.

Рассмотрим только наиболее общие определения этого понятия.

Общественное здоровье – это такое состояние общества, которое обеспечивает условия для активного, продуктивного образа жизни, не стесненного физическими и психическими заболеваниями. Если рассматривать общественное здоровье с позитивной стороны, то это состояние, формируемое здоровым образом жизни (Ю. П. Лисицин, Е. А. Овчаров) [44, с.18]. Изучение вопроса показало, что наиболее трудно определить здоровье общественное. Оно отражает здоровье индивидуумов, из которых состоит общество, но не является суммой здоровья индивидуумов. Даже ВОЗ до сих пор не дала краткого и емкого определения общественного здоровья.

Общебиологическое здоровье (норма) – интервал, в пределах которого количественные колебания психофизиологических процессов способны удерживать живую систему на уровне функционального оптимума (оптимальная зона, в пределах которой организм не выходит на патологический уровень саморегуляции). Кроме того – это диагностика, сохранение и восстановление здоровья не только больных, но и людей, обладающих неполным здоровьем (Н. М. Амосов [3]; Р. М. Баевский и А. П. Берсенева [8]; И. А. Гундаров и В. А. Палесский [17]; И. В. Давыдовский [22]; С. Н. Заготова [24]; С. М. Павленко; В. П. Петленко [28]; Н. В. Яковлева [48] и др.).

Популяционное здоровье – условное статистическое понятие, которое достаточно полно характеризуется комплексом демографических показателей, уровнем физического развития, заболеваемостью и частотой доболезненных состояний. Кроме того, и переходными между ними состояниями с позиции адаптационных реакций, инвалидностью некоторой группы населения (Л. Х. Гаркави, Е. Б. Квакина [20] и др. [12]).

Индивидуальное теоретическое здоровье – состояние полного социального, биологического и психического благополучия, когда функции всех органов и систем организма человека уравновешены с окружающей средой, отсутствуют какие-либо заболевания, болезненные состояния и физические дефекты (Г. Л. Апанасенко [4;6]; Г. Л. Апанасенко и Л. А. Попова [5]; Э. Н. Вайнер [16]; В. Н. Касаткин, С. М. Чечельницкая, Е. Л. Рачевский [27]; В. Радионов, М. А. Ступницкая, О. В. Кардашина; В. В. Венедиктов [18]; П. Г. Царфис [47]; В. К. Климова и другие [28]).

Индивидуальное фактическое здоровье – состояние организма, при котором он способен полноценно выполнять свои социальные и биологические функции, возможность организма человека адаптироваться к изменениям окружающей среды, свободно взаимодействуя с ней на основе биохимической, психологической и социальной сущности человека (В. А. Ананьев, Г. А. Кураев, С. К. Сергеев и Ю. В. Шленов [33]; Т. Ф. Акбашев [2]; И. И. Брехман [11]; Р. М. Баевский и другие [8, 9]; К. В. Динейка [23]; А. Я. Иванюшкин [25]; В. П. Казначеев [26]; Л. В. Косованова, М. М. Мельникова, Р. И. Айзман [1]; В. А. Лищук и Е. В. Мосткова и другие [34]; К. Роджерс [37]).

Несмотря на большую ценность, придаваемую понятию «здоровье», большинство авторов: философов, медиков, психологов, валеологов (Ю. А. Александровский, 1976; В. Х. Василенко, 1985; В. М. Воробьев, 1995; В. П. Казначеев, 1975; В. В. Николаева, 1991 и другие) согласны друг с другом лишь в одном, что сейчас отсутствует единое, общепринятое, научно обоснованное понятие «здоровье индивида» [48].

Кроме того, следует учитывать, что разными авторами рассматриваются различные аспекты здоровья. В то же время следует, по-видимому, согласиться с существующим мнением специалистов в этой области, что создание универсального определения понятия «здоровье» не может быть решено путем сведения множества его концепций в одну.

При всем многообразии определений этого понятия, существующих в настоящее время, АИCубетто выделяет его общие структурные элементы и дает такое определение: «Здоровье человека – интегративный индикатор качества жизни». В свою очередь качество жизни, по мнению автора, это система духовных, материальных, социокультурных, экологических и демографических компонентов жизни [42, с. 181]. Через призму качества жизни отдельного региона можно раскрыть индивидуальное и системно-социальное содержание, разнообразие потребностей человека, включая в первую очередь его духовно-нравственные потребности, потенциал к всестороннему, гармоническому и творческому развитию, уровень удовлетворения, которых влияет на здоровье человека. Так как семья является базисом духовного здоровья, нравственной устойчивости общества, то разрушение семьи является одним из факторов нарушения баланса в процессах социализации человека. Поскольку духовно-нравственное возрождение российского общества связано со школой, то наряду с семьей школа – второй по рангу социальный институт воспроизводства качества жизни [40, с. 206], а, следовательно, и здоровья обучающихся.

Таким образом, в подавляющем большинстве работ подчеркивается, что абсолютное здоровье является абстракцией. Здоровье человека является не только медико-биологической, но, прежде всего, социальной категорией, определяемой, в конечном счете, природой и характером общественных отношений, социальными условиями и факторами, зависящими от способа общественного производства и других факторов. Среда, в которой находится человек и образ жизни, который он ведет, в большей степени определят здоровье человека.

Среди основных причин, определяющих низкие показатели здоровья населения, Л. К. Будук-оол [13,14,15]; В. В. Гафаров, В. А. Пак, И. В. Гагулин, А. В. Гафарова [21]; Л. В. Косованова, М. М. Мельникова, Р. И. Айзман [29; 1]; Г. С. Никифоров [36]; НВ. Яковлева [48]; и другие [16, 31, 34, 43] выделяют следующие:

  • нездоровый образ жизни; неблагополучную экологическую обстановку в большинстве регионов России;
  • неблагоприятные санитарно-гигиенические условия на рабочих местах;
  • уровень психосоциального напряжения;
  • генетические факторы,
  • окружающую среду и медицинское обеспечение.

Наблюдается все более увеличивающиеся запаздывания реакции человечества на ухудшающееся качество среды обитания и самого здоровья человека в самом широком смысле слова.

По мнению А. И. Субетто «при сохранении «состояния интеллектуальной черной дыры» как формы экологической несостоятельности науки и общественного интеллекта человечество оказывается обезоруженным перед углубляющимися катастрофическими экологическими последействиями от своих хозяйственных решений и неспособным даже мировоззренчески наметить стратегию выхода из экологического тупика» [41, с.32].

Если отмечать процентное отношение различных факторов, оказывающих влияние на здоровье человека, то вопреки обычному мнению, на медицину приходится около 10 %, в то время как влияние образа жизни на здоровье человека составляет около 50 %В этих условиях возрастает социальная и педагогическая значимость сохранения здоровья школьников в процессе образовательной деятельности, поскольку это влияние значимо и велико.

По результатам исследования к.м.н., профессора, академика Международной педагогической академии Н. К. Смирнова (2006), примерный удельный вес воздействий школьных факторов на здоровье учащихся составляет:

  • гигиенические условия обучения – 10–20%
  • организационно-педагогические условия обучения – 15–25%
  • социально-психологический климат – 10–20%
  • уровень медицинского обеспечения – 5%
  • воздействие учителей на уроках – 30–60 %.

Поскольку воздействие педагога на занятиях составляет самый большой процент, уместно отметить отрицательные черты влияния средней школы в России, сформулированные А. С. Изгоевым в «Вехах», которые не утратили своей значимости и сегодня:

  • отсутствие духовной близости между учебным персоналом и учащимися;
  • чувство враждебности «школьной атмосферы» духовному миру ребенка (в «представлении ребенка школа – это большое зло, но, к несчастью, неизбежное»);
  • использование ребенком обмана, хитрости, притворного унижения («Учитель – нападает, ученик – обороняется»);
  • использование гимназий (с 1877 г.) как политического орудия [42, с 206].

В Институте возрастной физиологии РАО выявили школьные факторы, которые негативно сказываются на росте, развитии и здоровье учащихся (школьные факторы риска – ШФР), и проранжировали их по значимости и силе влияния по мере убывания:

1) стрессовая педагогическая тактика (или тактика педагогических воздействий);

2) интенсификация учебного процесса;

3) несоответствие методик и технологий обучения возрастным и функциональным возможностям школьников;

4) нерациональная организация учебной деятельности (в том числе физкультурно-оздоровительной работы);

5) низкая грамотность педагогов и родителей в вопросах охраны и укрепления здоровья [10].

Доктором педагогических наук, профессором, член-корр. РАО В. Я. Синенко наиболее полно раскрыто влияние школьных факторов на учащихся не только в образовательном заведении, но и в процессе обучения на уроке [38, с 3–5]. Дополнения выражаются в том, что учителя:

  • предъявляют различные требования на уровне общеучебных навыков (учителя мало внимания уделяют формированию общеучебных навыков и их унификации, в результате чего учащиеся вынуждены «подстраиваться» под каждого учителя, что влечет за собой лишние нагрузки);
  • не осуществляют межпредметные и внутрипредметные связи (это отсутствие временных связей, когда в смежном предмете еще не изучено то, что необходимо знать для овладения материалом данного учебного предмета);
  • нет связей при изучении понятий, законов или явлений на разных предметах (когда одни и те же явления, понятия, законы и т. д. в разных предметах изучаются так, что учащиеся и не подозревают об их идентичности).

Кроме этого, негативное влияние на здоровье школьников в учебном процессе В. Я. Синенко еще видит в громоздкой подаче учебного материала, в сложном для учащихся языке, в отсутствии у учащихся видения логики изучаемого предмета и в других факторах, влияющих на здоровье учащихся на уроке.

Такая дискоординация вызывает в обучении неоправданное дублирование, что, безусловно, обеспечивает перегрузку учащихся. Кроме этого, часто наблюдаются серьезные изменения в содержании обучения, захватывающие и инвариантную его часть. Говоря о дискоординации в обучении, следует отметить, что в современных условиях у образовательного учреждения появилась возможность работать по программам с учетом национально-регионального и школьного компонентов. Это, безусловно, очень влияет на учащихся, переходящих из одного образовательного учреждения в другое.

Наряду с вышеперечисленными факторами, влияющими на здоровье школьников можно отметить характерные для республики Тыва. По результатам исследований, сделанных В. В. Гафаровым, В. А. Пак, И. В. ГагулинымА. В. Гафаровой и, по мнению специалистов ВОЗ, фактором ухудшения состояния здоровья населения являются миграционные процессы [21, с.11]. Миграционные процессы в республике Тыва увеличивают контингент учащихся в столице, что приводит к увеличению численности учащихся в школах, занимающихся в третью смену (с 1,1 % – 2002–2003 до 1,2 % – 2003–2004 у.г., 1,3 % – 2004–2005; 1,7 % – 2005–2009) [13;7]. Увеличение численности учащихся создает неблагополучную обстановку в школах.

Обобщая вышеизложенное и соглашаясь с М. МБезруких, Н. К. Смирновым, В. Я. Синенко и др., можно добавить к факторам, влияющим на здоровье учащихся в школе в национальной республике и элемент плохой адаптации учебников для школьников плохо владеющих русским языком и двуязычие. Многочисленные наблюдения, срезы, проводимые среди школьников тувинской национальности, обучающиеся на русском языке, свидетельствуют о том, что полная замена одного неокрепшего языка другим, также не завершенным, не проходит бесследно для психики. Эта замена одной формы мышления другою понижает психическую деятельность там, где она и без того небогата. В результате этого школьники тувинской национальности, плохо понимающие русскоязычную речь учителя, испытывают большее напряжение, иногда просто перестают слушать. В результате чего уменьшается мотивация на обучение, нарушается психическое, а соответственно и физическое здоровье обучающихся. Это происходит потому, что задержка в развитии логического мышления и в образовании понятий проистекает непосредственно из того, что дети еще не достаточно овладели языком – этим главным орудием логического мышления и образования понятий [19, с. 5–18].

Если учитель при обучении предмету школьникам, особенно плохо владеющим русским языком, будет вводить понятия или явления через демонстрацию (физика, химия), компьютерную визуализацию опытов, явлений, событий (физика, химия, история, география, биология, иностранный язык и др.) и их моделирование (физика, химия, математика, астрономия, информатика), то он будет уменьшать стресс изучения и восприятия изучаемого материала и тем самым способствовать сохранению здоровья школьников. Поэтому изучаемая дисциплина, применяемые учителем приемы, методы и технологии обучения прямо или косвенно влияют на сохранение здоровья школьников в процессе изучения предмета.

Исходя из опыта работы с учащимися тувинской национальности, можно отметить немаловажную роль в освоении изучаемого предмета учета национальных особенностей, свойственных культуре, поведению, проведению досуга, общению, модели образа жизни коренного народа Тыва.

Изложение материала учителем с использованием приемов обучения, направленных на отражение национальных особенностей, помогают учащимся освоить этот материал с меньшей психической нагрузкой. Введение примеров с использованием национальных особенностей коренных жителей Тывы в урок, с одной стороны, служат для поддержания общей психологической атмосферы в коллективе, с другой – оказывают воздействие на чувства и мысли человека для мобилизации и концентрации нравственных психических резервов здоровья через национальный компонент обучения. Все это позволяет использовать духовный фактор здоровья человека в процессе обучения предмету [35, с. 32; 46, с.23]. Кроме этого, на основе традиций тувинцев при изучении темы по изучаемым предметам есть множество примеров, которые учащимся будут наиболее понятны, чем те, что предлагаются в школьных учебниках. Учителю необходимо в этих условиях правильно продумать введение материала из учебника на основе примеров, близких для понимания школьниками. Это будет способствовать пониманию учебного материала, положительной психологической обстановкой, духовной близостью с традициями своего народа, а, следовательно, и сохранению здоровья в процессе обучения предмету.

Исходя из вышеизложенного, можно заключить, что для решения проблемы сохранения здоровья школьников в процессе их обучения необходимо выявить все негативно влияющие на ученика школьные факторы и по возможности уменьшить их влияние. В связи с этим фактом перед органами образования, педагогическим сообществом на первый план в решении проблемы сохранения здоровья учащихся в образовательном учреждении ставится задача по повышению уровня грамотности населения в вопросах здоровья человека, которую можно повысить через ноосферное образование.

Образовательное общество является основанием становления ноосферного общества в XXI веке. Однако значимость здоровья через учебно-воспитательный процесс образовательного учреждения на основе развития наук о человеке, биосфере, ноосфере, о живом веществе, интеллекте не обеспечено соответствующим качеством образования. Причины такого положения разнообразны, и не последнюю роль играет характер существующей образовательной системы. Реформа школьного образования в России открыла новые возможности для реализации условий сохранения здоровья школьников в процессе обучения, в том числе ноосферного.

В ноосферное образование, введенное А. И. Субетто в последние годы, положены учения В. И. Вернадского и система воззрений В. А. Кутырева, Р. С. Карпинской, В. П. Казначеева, И. К. Лисеева, Н. Н. Моисеева, А. П. Огурцова, Е. А. Спирина, В. С. Соловьева и др., заложен основной механизм воспроизводства общественного интеллекта. Образовательное общество, по мнению А. И. Субетто, есть такое общественное устройство человеческого бытия, в котором образование как фундаментальная функция становится ведущей функцией всех социальных институтов и организационных систем в обществе. Образование становится способом адаптации человека к быстро меняющемуся миру, способом жизни, основой социального и духовного здоровья и соответственно основой безопасности жизнедеятельности человечества [40, с.21; 41, с. 32].

По мнению В. П. Казначеева, образование представляет то пространство в потоке цивилизации исторического поля России, где закладывается фундамент профилактики возможных катастроф. Решение задач обучения безопасному поведению и формированию навыков здорового образа жизни возложено на специальный школьный курс «Основы безопасности жизнедеятельности» (ОБЖ). Фрагментарное включение вопросов безопасности изучаемых дисциплин школьного обучения, кроме ОБЖ, не имеют системного характера и не позволяют использовать потенциал учебного процесса при изучении дисциплин. В связи с этим существует немало проблем в вопросах организации обучения школьников основам безопасности жизнедеятельности [39, с. 4]. Нельзя обучить нынешнее подрастающее поколение только на уроках основ жизнедеятельности потому, что живут они в условиях поруганной и порушенной природы. В связи с этим, как отмечает З. И. Тюмасева при анализе «основоположений», принятых Я. А. Коменским в приложении к современной жизни, что фактор приспособления «искусства духовного наслаждения … приспосабливать к нормам действий природы» становится опасным и разрушительным для духовности, а, следовательно, и здоровья подрастающего человека. По словам З. И. Тюмасевой, это обстоятельство и обуславливает здоровьезатратность и здоровьеразрушительность современного российского общего образования, которое органически взаимосвязано со здоровьем человека [45, с. 147]. В свою очередь, нельзя не согласиться с А. И. Субетто (1990–1998), который утверждает, что это нарастающее космопланетарное невежество человечества как «противоток» «потоку становления ноосферы» связано с реалиями ХХ века, увеличением разрыва между темпами роста энергетического потенциала мирохозяйствования человека и низкими темпами развития качества человека и качества общественного интеллекта (информационно-интеллектно-энергетическая асимметрия человеческого разума, кризис образования, сложившаяся технократическая асимметрия человеческого разума [40, с. 23]).

Проблема развития здоровой личности при обучении в образовательном заведении выходит за рамки медицинской науки, практики и является ведущей проблемой в педагогике здоровья, социальном развитии общества. Повышенная чувствительность организма к интеллектуальным, физическим и эмоциональным перегрузкам в школьном возрасте в сочетании со стрессовой тактикой педагога, несоответствием методик и технологий обучения возрастным возможностям школьников создают «идеальные» условия для нарушения физического и психического здоровья учащихся. В связи с этим перед общеобразовательной школой встает задача сохранить здоровье школьников в рамках учебного заведения (в целом), в том числе в аспекте ноосферного образования.

Так как российское образование находится в состоянии реформации и идет поиск доктрины, концепции, основной образовательной политики и т. д., то этот поиск можно направить не только на политико-идеологические измерения, но и духовно-нравственные, здоровьесберегающие. Таким образом, ноосферизация российского образования предполагает для сохраненияздоровья школьников в процессе обучения экологизацию, возврат к национально-нравственным, духовным основаниям того «… Великого Синтеза (по В. И. Вернадскому), который осуществлялся национальными научной, философской, культурно-нравственной и религиозной, в первую очередь православной, мыслью» [40, с. 25].

Ноосферное образование в учебном заведении для сохранения здоровья школьников возможно через разрешение противоречий:

  • между потребностью общества в сохранении здоровья учащихся в процессе обучения в образовательном учреждении и реальным состоянием здоровья школьников в настоящее время;
  • между необходимостью совершенствования системы школьного образования для решения проблем человека и недостаточной разработанностью теоретических и методических основ для изучения наук о человеке;
  • между высокими дидактическими возможностями изучаемых предметов для построения учебного процесса, направленного на сохранение здоровья человека при изучении человека, биосферы, ноосферы, живого вещества, интеллекта и традиционными формами проведения занятий, не использующих экологизацию, национально-нравственные, духовные основания и др., не обеспечивающие качество ноосферного образования.

Необходимость разрешения указанных противоречий определяет актуальность исследования и его проблему: выявление оптимальных путей решения задач по введению ноосферного образования в школе при изучении отдельных предметов.

Таким образом, подводя итог можно заключить, что одним из путей сохранения здоровья школьников в аспекте ноосферного образования, может быть исследование, целью которого будет – выявление, обоснование и экспериментальная проверка методических, психолого-педагогических условий организации ноосферного образования в средней школе, способствующего сохранению здоровья школьников.

Текущая страница: 8 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Литература:

  1. Айзман Р. И. Здоровье населения России: медико-социальные и психолого-педагогические аспекты его формирования / Р. И. Айзман. – Новосибирск: Изд-во НГПУ, 1996. – 27 с.
  2. Акбашев Т. Ф. Педагогика здоровья: начало пути / Т. Ф. Акбашев. – Павлодар: Изд-во Междун. движ. «Обр-ние ради выживания человека на Земле», 1995. – 114 с.
  3. Амосов Н. М. Раздумья о здоровье / Н. М. Амосов. – М.: Изд-во Физкультура и спорт, 1987. – 64 с.
  4. Апанасенко Г. Л. Валеология: имеет ли она право на самостоятельное существование? / Г. Л. Апанасенко // Валеология. – 1996. – № 2. – С. 9–14.
  5. Апанасенко Г. Л. Медицинская валеология / Г. Л. Апанасенко, Л. А. Попова. – Киев: Изд-во Здоровье, 1998. – 248 с.
  6. Апанасенко Г. Л. Эволюция, биоэнергетика и здоровье человека / Г. Л. Апанасенко. – СПб.: Изд-во МГП Петрополис, 1992. – 123 c.
  7. Атаманова Г. И. Подготовка учителя к работе по здоровьесбережению учащихся на уроке. (На примере физики): учеб. – метод. пос. для студ. / Г. И. Атаманова, Н. А. Сергеева. Ч. 1. – Кызыл: Изд-во ТывГУ, 2007. – 77 с.
  8. Баевский Р. М. Донозологическая диагностика в оценке состояния здоровья / Р. М. Баевский., А. П. Берсенева // Валеология: Диагностика, средства и практика обеспечения здоровья. – СПб.: Изд-во Наука, 1993. – С. 33–48.
  9. Баевский Р. М. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии: моногр. / Р. М. Баевский. – М.: Изд-во Медицина, 1979. – 295 с.
  10. Безруких, М. М. Методические рекомендации: Здоровьесберегающие технологии в общеобразовательной школе: методология анализа, формы, методы, опыт применения / М. М. Безруких, В. Д. Сонькин. – М.: Изд-во Триада-фарм, 2002–114 с.
  11. Брехман И. И. Валеология – наука о здоровье / И. И. Брехман – М.: Изд-во ФиС, 1990. – 208 с.
  12. Брехман И. И. Введение в валеологию – науку о здоровье / И. И. Брехман. – Л.: Изд-во Наука, 1987. – 125 с.
  13. Будук-оол Л. К. К вопросу о здоровье населения Республики Тыва / Л. К. Будук-оол // Тез. докл. науч. конф. Образ жизни – фактор здоровья. Кызыл, 4 фев. 2005 г. – Кызыл: Изд-во ТывГУ, 2005. – С. – 11–15.
  14. Будук-оол Л. К. Общая валеология: учеб. пособ. для студ. выс. и ср. учеб. зав. / Л. К. Будук-оол. – Кызыл: Изд-во ТывГУ, 2001. – 132 с.
  15. Будук-оол Л. К. Региональная концепция валеологического образования и воспитания / Л. К. Будук-оол // Башкы. – 1998. – № 1 – С. 6.
  16. Вайнер Э. Н. Валеология: учеб. для вузов. 2-е изд., испр./ Э. Н. Вайнер. – М.: Изд-во Флинта Наука, 2002. – 416 с.
  17. Валеология: диагностика, средства и практика обеспечения здоровья: сб. науч. тр. Вып. 1 / Мин-во здравоохранения РФ. – СПб.: Изд-во Наука, 1993. – 269 с.
  18. Венедиктов В. В. Системный подход к проблемам национального здоровья / В. В. Венедиктов // Вест. Рос. Акад. Мед. Наук. – 1998. – N2. – С. 36.
  19. Выготский Л. С. Проблема культурного развития ребенка / Л. С. Выготский // Вестн. Моск. унив. – 1991. – N4. – С. 5–18.
  20. Гаркави Л. Х. Понятие здоровья с позиции теории неспецифических адаптационных реакций организма / Л. Х. Гаркави, Е. Б. Квакина // Валеология. – 1996. – № 2. – С. 15–20.
  21. Гафаров В. В. Психология здоровья населения в России / В. В. Гафаров, В. А. Пак, И. В. Гагулин, А. В. Гафарова. – Новосибирск: Изд-во СО РАМН, 2002. – 360 с.
  22. Давыдовский И. В. Врачебные ошибки / И. В. Давыдовский // Советская медицина. – 1941. – № 3. – С. 6.
  23. Динейка К. В. 10 уроков психофизической тренировки / К. В. Динейка. – М.: Физкультура и спорт, 1987. – 63 с.
  24. Заготова С. Н. Валеология: справочник школьника / С. Н. Заготова. – Ростов-на-Дону: Изд-во ООО «Издательство БАРО-ПРЕСС», 2002. – 448 с.
  25. Иванюшкин А. Я. «Здоровье» и «болезнь» в системе ценностных ориентаций человека / А. Я. Иванюшкин // Вестник АМН СССР. – 1982. – Т.45. – № 1. – С.49–58, № 4. – С.29–33.
  26. Казначеев В. П. Основы общей валеологии / В. П. Казначеев. – М.: Изд-во ИПП; Воронеж: Изд-во НПО «МОЛЭК», 1997. – 48 с.
  27. Касаткин В. Н. Здоровье : организационные шаги по созданию школы, содействующей здоровью / В. Н. Касаткин, С. М. Чечельницкая, Е. Л. Рачевский. – М.: Лабор. моделир. профилактич. программ МГППУ. Междун. Инст. «Открытое Общество» (Фонд Сороса), РОО «Образование и здоровье», 2003. – 68 с.
  28. Климова В. К. Организм человека как единая саморазвивающая и саморегулирующая биологическая система. Здоровье человека и профилактика заболеваний: учеб. пособие / В. К. Климова // Под ред. В. П. Зайцева. – Белгород: БелГТАСМ, 1998. – 208 с.
  29. Косованова Л. В. Скрининг-диагностика здоровья школьников и студентов. Организация оздоровительной работы в образовательных учреждениях: учеб. – метод. пос. / Л. В. Косованова, М. М., Мельникова Р. И. Айзман. – Новосибирск: Изд-во Сиб. унив, 2003. – 240с.
  30. Кошелев Н. Ф. Проблема гигиенической донозологической диагностики в современной медицине / Н. Ф. Кошелев, М. П. Захарченко, Г. В. Селюжицкий // Гигиена и санитария. – 1992. —№ 11–12. – С. 14–17.
  31. Куинджи Н. Н. Валеология: пути формирования здоровья школьников: метод. пос. / Н. Н. Куинджи. – М.: Изд-во Аспект Пресс, 2000. – 139 с.
  32. Куликов В. П. Трехмерная модель здоровья. Сантивность и Пативность / В. П. Куликов // Валеология. – 2000. – N1. – С.15–20.
  33. Лекторский В. А. Диалектика. Познание. Наука./ В. А. Лекторский, В. С. Тюхтин [и др.]. – М.: Изд-во Наука, 1968. – 286 с.
  34. Лищук В. А. Девять ступеней к здоровью / В. А. Лищук, Е. В. Мосткова. – М.: Изд-во БИНОМ, 1997. – 320 с.
  35. Назын-оол М. В. О проблемах психического здоровья общества в начале нового тысячелетия / М. В. Назын-оол // Тез. докл. науч. конф. Образ жизни – фактор здоровья. Кызыл, 4 фев. 2005 г. – Кызыл.: Изд-во ТывГУ, 2005. – С. 30–32.
  36. Никифоров Г. С. Психология здоровья: учеб. для вузов / Г. С. Никифоров. – СПб.: Изд-во Питер, 2003. – 607 с.
  37. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека / К. Роджерс. – М.: Изд-во Прогресс, 2001. – 480 с.
  38. Синенко В. Я. Сохранение здоровья учащихся школ как многофакторная проблема / В. Я. Синенко // Регион. науч. – метод. жур. «Сибирский Учитель». – 2005. – № 4. (40). – С. 3–5.
  39. Склянова Н. А. Безопасность образовательного пространства: моногр. / Н. А. Склянова, И. В. Плющ. – Новосибирск: Изд-во СО РАМН, 2001. – 336 с.
  40. Субетто А. И. Введение в ноосферизм. Ноосферизм: движение или новая научно-мировоззренческая система? / Под ред. Л. А. Зеленова – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2006. – 644 c. – Т. 1.
  41. Субетто А. И. Россия в XXI веке в контексте действия ноосферного и социалистического императивов / Под ред. Л. А. Зеленова. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2006. – 482 c. – Т. 3.
  42. Субетто А. И. Ноосферное или Неклассическое человековедение: поиск оснований / Под ред. Л. А. Зеленова. – В 2-х кн. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2006. – 1000 с. – Т. 4.
  43. Татарникова Л. Г. Валеология в педагогическом пространстве: моногр. / Л. Г. Татарникова. – СПб.: Изд-во Крисмас+, 1999. – 171 с.
  44. Тен Е. Е. Основы медицинских знаний: учебник / Е. Е. Тен.– 2-е изд., стер. – М.: Изд-во Академия, 2005. –256 с.
  45. Тюмасева З. И. Метатеория образования: монография / З. И. Тюмасева, Б. Ф. Кваша – СПб.: Изд-во АПНЭБ, МИНПИ, ИЗиЭЧ, 2004. – 414 с.
  46. Хомушку О. М. Роль духовного фактора в формировании здорового образа жизни населения Республики Тыва / О. М. Хомушку // Тез. докл. науч. конф. Образ жизни – фактор здоровья. Кызыл, 4 фев. 2005 г. – Кызыл: Изд-во ТывГУ, 2005. – С. 23–25.
  47. Царфис В. Г. Природа и здоровье человека / В. Г. Царфис. – М.: Высшая школа, 1987. – 480 с.
  48. Яковлева Н. В. Анализ подходов к изучению здоровья в психологии / Н. В. Яковлева // Психология и практика. Ежегодник Российского психологического общества. Ярославль. – 1998. – Т.4. – Вып.2. – С. 364–366.

Ноосферное образование в формировании стоматологического здоровья
В. И. Морозов

Ключевые слова: ноосферное образование; стоматологическое здоровье; концепция качества жизни; ноосферная стратегия охраны здоровья; качество стоматологической помощи; удовлетворенность населения качеством стоматологической помощи; медицинское поведение

 

Сохранение здоровья населения в условиях демографического, экономического и экологического кризиса является одной из актуальных проблем современной России. В настоящее время здоровье рассматривается как физическое, психическое и социальное благополучие, а не только отсутствие физических недостатков и дефектов (ВОЗ). По мнению ряда авторов,[43] стоматологическое здоровье – это состояние челюстно-лицевой области, характеризующееся отсутствием патологии, патологических изменений и эстетических недостатков с полным сохранением функции жевания. Так, стоматологическое здоровье связывают в основном с физической, соматической составляющей, тогда как в других аспектах это понятие рассматривается достаточно редко. Развитие представлений о стоматологическом здоровье в России связано с оказанием стоматологической помощи населению.

Историко-графический анализ оказания стоматологической помощи отражает ее развитие в России. Так, государственный уровень организации стоматологических услуг в России стал активно развиваться с начала 20-х годов ХХ в. В результате реформы, начатой Наркомздравом РСФСР, создавалась система государственной специализированной зубоврачебной службы.[44] Такая структура позволяла сделать специализированную помощь массовой, доступной населению. 50–60-е г. характеризовались активным развитием материально-технической базы, расширением сети стоматологических клиник и сети стоматологических кабинетов в составе больниц общего профиля.[45] С начала 60-х гг. ХХ в. произошли изменения акцентов во внутренней политике в сторону усиления социального компонента: наметился общий подъем уровня жизни подавляющего большинства населения страны, увеличилась продолжительность жизни граждан СССР, улучшилась, в том числе, организация медицинской и стоматологической помощи. В середине 1960 годов система организации стоматологической службы достигла определённого уровня зрелости: определилась специализация учёных и научных центров, в печати активно обсуждались вопросы профессиональной ориентации врачей стоматологов, увеличился приема студентов на существующие стоматологические факультеты и др. Развитие стоматологических услуг 70–80-е гг. характеризовалось ростом показателей, предполагающих расширение прежде всего количественных параметров деятельности стоматологической помощи, что являлось отражением общей государственной политики того времени.[46]

С конца ХХ века в России появилась законодательная возможность создания лечебных учреждений с различными формами собственности. Открылся международный рынок товаров стоматологического назначения, пришли новые технологии лечения стоматологических заболеваний. Анализ деятельности сети стоматологических учреждений России в 1999–2003 гг.[47] свидетельствует о том, что стоматология становится одним из разделов здравоохранения, в котором сделаны первые шаги по реформированию специальности, адаптации ее к условиям рынка, где найдены дополнительные источники финансирования, внедрены современные технологии профилактики и лечения, проведены интенсивные обучения и переобучения кадров. Однако, остались и проблемы: дефицит бюджетного финансирования этой области; ухудшение помощи детям, разрушение детской стоматологии; снижение социальной защиты пациента; уменьшение доступности стоматологической помощи; ухудшение школьной стоматологии; разрушение материальной базы государственных стоматологических учреждений.

Как показала дальнейшая практика, положительные изменения оказались недостаточными для существенного повышения качества стоматологической помощи. Это обуславливает необходимость проведения специальных исследований, направленных на поиск факторов, которые могли бы в значительной мере определять и количественные, и качественные параметры деятельности стоматологической службы в России. Целенаправленный поиск императивов по определению основных направлений развития представлений о стоматологическом здоровье, проведенный в специальной литературе, приводит к выводу, что наиболее полный на данный момент набор ценностных критериев можно использовать в рамках ноосферного подхода и представлений о качестве жизни.

В настоящее время все определенней ставится задача не только уйти «от инерционного энергосырьевого сценария развития нашего общества», но перейти к «реализации человеческого потенциала» с помощью новой социальной политики – политики социального развития, а не только народосбережения,[48] в которой сделан акцент на улучшение здоровья граждан и условий их жизни: доходов, образования, быта, условий труда. Философская рефлексия проблем здоровья поколений граждан России позволяет построить ноосферную модель охраны здоровья поколений, в основе которой лежит изменения мировоззрения на здоровье на основе образования. Кроме того, в рамках ноосферных критериев здоровья поколений, на основе которых необходимо проводить региональный мониторинг и строить региональные программы восстановления, сохранения и развития социального здоровья поколений граждан, рассматриваются: ноосферный потенциал здоровья личности, родителей, семьи, детей, поколений, общностей, общества, государства, Человечества; качество здоровья личности, родителей, поколений, государства, человечества, социальное здоровье; долголетие как фактор сменяемости поколений и его жизненности.

Следует отметить, что на сегодня единого, всех устраивающего определения качества жизни нет. Широко известные системы оценки и сравнения качества жизни существенно отличаются друг от друга по предлагаемым критериям и показателям. Номенклатура показателей качества жизни постоянно расширяется. Одним из наиболее известных является описание понятия «качество жизни», данное Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ), как восприятие индивидуумами их жизненных позиции в контексте культурных систем, в которых они живут, и во взаимоотношениях с их целями, ожиданиями, стандартами и убеждениями. Можно отметить, что этой организацией качество жизни определяется как восприятие людьми своего положения в жизни в зависимости от культурных особенностей и системы ценностей и в связи с их целями, ожиданиями, стандартами и заботами. Однако очевидно, что данное определение основано на субъективной самооценке каждого конкретного человека и от стандартов, принятых в социальной микросреде, с которой он себя ассоциирует.

Одной из попыток создать работоспособную систему критериев и показателей качества жизни, пригодную для условий России, явились работы, выполненные Всероссийскими НИИ технической эстетики Миннауки России.[49] Под качеством жизни предлагается понимать интегральную характеристику сущности и успешности жизни человека, населения страны, региона, населённого пункта, любой социальной группы или слоя в их субъективных и объективных оценках. Тем самым, качество жизни рассматривается как комбинированная система, включающая в себя объективные условия существования и их субъективную оценку.

Анализ других определений качества жизни,[50] так же показал, что для количественной сопоставимой оценки качества жизни также необходимы методики и измерительные инструменты, позволяющие оценивать как уровень субъективной удовлетворенности, так и объективную картину по ряду показателей. Выявлено,[51] что в понятии «качество жизни» обязательно должно учитываться и удовлетворение потребностей в творчестве, в саморазвитии и самореализации своих способностей. Так, к показателям качества жизни относятся характер и содержание труда и досуга, удовлетворенность ими, степень комфорта в труде и быту (включая качество жилых, производственных помещений и окружающей предметной среды); степень удовлетворённости личности знаниями, общественной активностью и саморазвитием, степенью реализации существующих в обществе моральных и нравственных ценностей. Тем самым понятие «качество жизни» подразумевает степень удовлетворения потребностей и запросов более сложного характера, не поддающегося прямому количественному измерению.

Проблема оказания качественной стоматологической помощи тесно связана с решением многих других приоритетных проблем в области организации, стоматологического лечения и профилактики.

Так, В работе Е. О. Данилова[52] проанализированы проблемы организации стоматологической помощи в системе ОМС, а именно: декларативность и неконкретность государственных гарантий обеспечения граждан бесплатной стоматологической помощью; противоречие между сложившимся порядком взаимоотношений субъектов ОМС и принципами действующего закона; несовершенство применяемых методик формирования и обоснования стоматологического раздела программы ОМС; несоответствие тарифов реальным затратам на оказание стоматологической помощи; отсутствие единой системы управления качеством стоматологической помощи. В связи с чем, практика организации стоматологической помощи в сфере ОМС нуждается в совершенствовании, которое следует признать принципиально важным условием дальнейшего развития качественной стоматологической службы.

Особую значимость проблема оценки и сохранения стоматологического здоровья населения приобретает в регионах с экстремальными условиями проживания. В работах отечественных исследователей[53] приведены подходы в определении уровня стоматологического здоровья населения Красноярского края на основе анализа количественных показателей (физическая сохранность зубов и физическая полноценность зубов, количество кариозных зубов у одного пациента, количество пломбированных зубов, количество удаленных зубов и др.). Анализ интенсивности кариеса (индекс КПУ) у различных возрастных групп населения исследуемых районов свидетельствует о повышении нуждаемости населения в стоматологическом лечении, что напрямую связано с условиями жизни населения в данных регионах.

За последние годы накоплены данные о влиянии на распространенность и интенсивность стоматологических заболеваний факторов окружающей среды.[54] Литературные данные свидетельствуют о том, что стоматологическое здоровье связано с качеством питьевой воды, питанием, экологически вредными производствами и отражает одну из сторон проявления общего здоровья. К сожалению, работ по анализу стоматологических болезней в современных условиях в разных регионах биосферы практически нет.

Проблема профилактики стоматологических заболеваний не утеряла своей актуальности. Это необходимо учитывать при принятии обоснованных решений в процессе управления в институтах здравоохранения, семьи и образования. Для повышения качества и эффективности принятия решений целесообразно использовать и методы, которые бы позволяли обобщать аргументированные суждения специалистов, наиболее компетентных и опытных в данной области, проанализировать объективные и субъективные данные по стоматологическому здоровью. Такими методами, доступными в научных исследованиях, а также в практическом здравоохранении, являются методы экспертных оценок. В работе[55]метод экспертных оценок применялся в комплексе с другими методами, традиционными для социально-гигиенических исследований, что позволило оценить экспертам:

1) уровень организации стоматологической помощи и состояния стоматологического здоровья населения;

2) качество оказания стоматологической помощи различным категориям населения;

3) удовлетворенность населения оказанием стоматологической помощи,

4) факторы, определяющие в современных условиях качество оказания стоматологической помощи населению.

Полученные данные позволили пополнить и уточнить информацию, необходимую для подготовки и принятия управленческих решений, выработки рекомендаций по совершенствованию стоматологической службы. Расставляя приоритеты в улучшении организации стоматологической помощи населению, эксперты пришли к выводу, что наибольшее значение для населения имеет “Система государственных мер по профилактике стоматологических заболеваний, высокую значимость имеет индикатор “Обеспеченность современным диагностическим, лечебным оборудованием и материалами”. Для населения северных территорий эксперты считают необходимым “Организацию мобильных бригад” и “Наличие семейного врача-стоматолога”. По мнению экспертов, следует обратить внимание на такой показатель как “Повышение квалификации стоматологов”, что касается индикатора “Развитие сети частных стоматологических клиник”, то в улучшении организации стоматологической помощи населению он занимает последние ранговые места.

В последние годы появляется достаточное количество работ, показывающих зависимость между здоровьем населения и качеством жизни [9], а также работ, в которых качество жизни изучено по 10 бальной шкале методом интегрирования экспертных оценок. В стоматологии таких работ явно недостаточно. Оценка качества проведенных коррекционных мероприятий у лиц с психическими и поведенческими расстройствами при помощи изучения опросников качества жизни, является едва ли не единственным репрезентативным показателем результативности стоматологической терапии [24]. Так, показано, что уровень качества жизни у лиц, страдающих опийной зависимостью в длительной ремиссии (до 1 года) с санированной полостью рта и закончивших ортопедическое лечение становится практически сравним с показателями КЖ больных группы сравнения.

Определение понятия «стоматологическое здоровье», оценка и сохранение стоматологического здоровья населения, изучения совокупности факторов внешней среды, влияющих на состояние стоматологического здоровья, организация стоматологической службы в системе ОМС, внедрении коммерческих форм оказания стоматологической помощи, профилактика стоматологических заболеваний, оценка деятельности региональной стоматологической службы, выявление профилактики стоматологических заболеваний, отношение населения к организации стоматологической помощи, качество стоматологической помощи – вот неполный перечень вопросов, которые становятся приоритетными в подготовке специалистов стоматологического профиля в системе ноосферного образования. Система ноосферного образования позволит учесть экологическую, экономическую, социальную и культурную составляющие образовательного потенциала различных групп населения в регионах биосферы.

Вместе с тем медицинское поведение членов общества определяется взаимодействием различных внутренних и внешних побудительных сил. Внутренними побудительными силами являются потребности и интересы, желания, стремления, ценностные ориентации, ценности, идеалы и мотивы, которые представляют собой структурные элементы сложного социального процесса мотивации медицинской деятельности. В социологии медицины под мотивацией можно понимать вербальное поведение человека, направленное на выбор мотивов для объяснения медицинского поведения; внутренне и внешнее побуждение конкретного человека к медицинской деятельности ради достижения личных или общественных целей сохранения здоровья. Формирование внутренних побудительных сил медицинского поведения представляет суть процесса мотивации медицинской деятельности. Такой подход не учитывает биосферные взаимодействия социумом.

Отношение к стоматологической помощи – это сложное социальное явление. Решение пациента обратиться за стоматологической помощью, является результатом психологической работы по пониманию ценности своего здоровья, осознанию собственного заболевания, потребности в стоматологической помощи, сложных работ по отбору стоматологической клиники и врача, которое зависит от тяжести заболевания и ряда других медико-биологических, медико-социальных, эколого-антропогенных и социально-экономических факторов. Оно представляет собой единство трех элементов:

1) реального или фактического медицинского поведения;

2) мотивов, потребностей, ценностей и установок к поддержанию стоматологического здоровья, осознание его ценности для поддержания и продления физической активности, предупреждения и лечения болезней, сохранения и укрепления здоровья;

3) оценки оказываемой медицинской (стоматологической) помощи.

Оценка предоставляемой стоматологической услуги ее результатов зависит от соответствия между мотивами, установками, требованиями, предъявляемыми человеком к своему стоматологическому здоровью, собственно реальным медицинским поведением и конкретной обстановкой слагаемой в сфере предоставления услуги. Тем самым отношение к стоматологическим услугам тесно связано с удовлетворенностью оказанной услугой пациента и состоянием его здоровья. Удовлетворенность оказанием стоматологических услуг – это состояние сбалансированности требований, предъявляемых пациентом к содержанию, характеру и условиям лечения, и субъективной оценки возможностей их удовлетворения. Удовлетворенность оказанием стоматологических услуг есть оценочное отношение человека (или группы людей) к собственной медицинской деятельности, различным ее аспектам, важнейший показатель адаптации пациента в условиях социума.

Все факторы формирования удовлетворенности населения стоматологической помощью можно разделить на объективные условия и обстоятельства, связанные с особенностями функционирования системы здравоохранения и субъективные, связанные с отражением внешних условий в сознании и психике человека, с его индивидуальными особенностями. К объективным факторам можно отнести социально-экономические и иные социальные условия функционирования системы здравоохранения, а также обстоятельства и условия конкретной профессиональной деятельности в системе оказания стоматологической помощи (содержание услуги, ее производственные условия, организация и оплата, социально-психологический климат коллектива стоматологической клиники, система семейного и школьного воспитания, средства массовой информации и пропаганды в регионе). Большое влияние на формирование отношения человека к оказанию стоматологических услуг оказывают субъективные факторы, такие как, осознание ценности своего здоровья, информированность о требованиях, предъявляемым к качеству стоматологических услуг, предшествующий опыт обращения за стоматологической помощью, общая и профессиональная культура, психологические, демографические и социально обусловленные особенности человека (его пол возраст, образование, стаж работы, способности, наклонности, потребительское поведение).

Стоматологическое здоровье, таким образом, зависит от формирования профилактической направленности здравоохранения и его возможностей в лечении стоматологических нарушений. В современных условиях профилактическая часть стоматологического здоровья мало проработана и на наш взгляд должна быть связана с ноосферным образованием: подготовкой специалистов-стоматологов, организацией стоматологической службы в условиях кризиса цивилизации и широкомасштабным обучением населения, подрастающего поколения. Стоматологическое образование в рамках ноосферного подхода в системе «Человек – природа – общество» позволит улучшить стоматологическое здоровье народонаселения.

Текущая страница: 9 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Перейти на страницу книги

Аквакультура в системе ноосферной валеологии XXI века
А. Д. Данилов, В. И. Слесарев *

  1. Аквакультура (энцикл.) (от лат. aqua – вода и cultura – возделывание – уход), разведение и выращивание водных организмов (рыб, моллюсков, ракообразных, водорослей…) в контролируемых условиях для повышения продуктивности водоемов.

Валеолелогия (от лат. valeo – «быть здоровым») наука о здоровье, предметом валеологии является индивидуальное здоровье и резервы здоровья человека, а также здоровый образ жизни.

 

А кто Мы с Вами, как ни Вода, и что есть наш Мир, в котором мы живем, наш дом Земля, а лучше сказать – Вода. И наш внутренний мир – наша Душа, это наш внутренний дом – тоже аквасистема. Дом, в котором живешь, должен быть достаточным, чистым и уютным! А здесь, особенно в доме, где живет Душа, у нашего витка потребительской цивилизации большие проблемы. Все заслонили деньги. За них можно все купить и все продать. И Душу, и Землю и, самое опасное, Воду. Деньги создают и контролируют условия отнюдь не для повышения продуктивности нашего общего Водоема и аквасистем каждого живого организма, а для их деградации!

«Торговля наркотиками, оружием и проституция – малоприбыльные занятия по сравнению с розливом воды» – это из рассказа директора Главного контрольно-испытательного центра питьевой воды Юрия Гончара.

 

  1. Вода – живая матрица гармонии живого и косного мира. Как говорил Вернадский, нет такого компонента, «который мог бы сравниться с ней по влиянию на ход основных, самых грозных геологических процессов. Нет земного вещества, минерала, горной породы, живого тела (растения), которое ее не включала бы. Все земное вещество под влиянием свойственных воде частичных сил (водородных связей, прим. авторов), ее парообразного состояния, ее вездесущности в верхней части планеты (а также в гидросфере и литосфере) – ею проникнуто и охвачено».

Что значит вода для нашего организма?

Вода является уникальной жидкостью – это основа биологической жизни растений и живых организмов на Земле. Именно в водной среде формируется иерархия существования и управления биологических систем от самых высших форм – нейронов человеческого мозга до квантово-механических и физико-химических процессов, происходящих на клеточном уровне. Представление о воде только как о растворителе среды существования биологических объектов, регулятора химико-биологических процессов и некоторых других, которое доминирует в настоящее время в биологии и медицине, является, существенно, неполным. Поэтому необходимо отметить следующие, основные, научно подтвержденные явления, происходящие в водных растворах биологических сред и о роли воды, как основного источника информации и энергии для всех процессов, происходящих в клетке, межклеточном пространстве, отдельных органах организма:

  • за счет излучаемых световых квантов молекулами Н2О, их надмолекулярных образований и запасенной колебательной энергии в них, а потребляемая организмом органическая пища служит источником элементов (почти половина периодической таблицы) для «строительства и эксплуатации» органических клеток, образования ионов, биологических и химических растворов и т. д. [7, стр. 672]
  • все процессы, начиная от химических реакций на клеточном уровне, межклеточного взаимодействия, передачи «информации» от одних органов к другим и общего управления всеми процессами в живом организме происходят на основе резонансных явлений передачи управляющих сигналов (ЭМИ и квантов света), источниками которых служат фрагменты молекул ДНК, причем большинство резонансных частот ЭМИ близки к собственным резонансным частотам чистой, природной жидкой воды [7, стр. 221].

И в этом открыт глубочайший смысл русской народной пословицы: «Милая водица – дай света твоего напиться, чтобы сил набраться и в гору подняться».

То есть, за счет энергии разложения молекул и надмолекулярных образований насытить организм излучением, обеспечить энергизацию всех клеток и органов тела, в результате чего человек приобретает мышечную энергию.

Отсюда возникает вопрос – неужели наши предки знали больше о фундаментальной роли воды в живом организме, чем современная наука? [7] И, не просто знали и использовали, но и передали нам традиции водопользования – аквакультуру, которую современная потребительская цивилизация исказила до аквамародерства. Один только факт из последних политэкономических решений, вольно или невольно направленных на уничтожение пятой части пресной воды на Земле – озеро Байкал. Вновь заработал БЦБК, выливающий ежедневно в озеро тысячи тонн отравы. Но это тема другого разговора. А сейчас о нас, любимых.

Напоминаем, сегодня установлено, наше тело, в среднем, 75–80 % по весу состоит из воды. Мозг – 85 %, кровь – 94 %. А молекулярный вес (количество молекул) нашей воды – 95–99 % до самой смерти.

Вывод: вода – основа нашего организма. И не только, как вещество структурно и энергобразующее, но и как информационная матрица, гармонично объединяющая живую и косную материю в единое ноосферное пространство окружающей среды (Рис. 1)

 

Рис. 1. Аквасистема организма и воздействия окружающей среды.

 

В 2001 году документально зафиксировано экспериментально установленное и тысячелетиями используемое явление «аквакоммуникации» [2].

Явление аквакоммуникации в неживых и живых водосодержащих системах, заключающееся в том, что «при взаимодействии собственных слабых физических полей воды (электромагнитных и вибрационных) с внешними физическими полями объекта, переносимая ими информация об этом объекте воспринимается, сохраняется и передается в окружающую среду посредством образования и репродуцирования водных межмолекулярных образований, являющихся источником собственных полей воды, колебания которых промодулированы информацией, закодированной в системе указанных образований» [1].

 

  1. Рассмотрим три важных научных вопроса о воде.
  • Что такое вода с научной точки зрения?
  • Несет ли вода в себе информацию?
  • Имеет ли вода «память»?

 

Все три вопроса очень не простые, так как наука в настоящее время не имеет на них определенных ответов и вокруг них горят жаркие споры. На эту тему есть замечательные телефильмы, в которых визуализированы загадочные свойства воды, но в телефильмах не дается им объяснений.

 

Начнем с первого вопроса – Что такое вода с научной точки зрения?

 

Молекула воды H2O досконально изучена и экспериментально, и теоретически – в ней ничего загадочного нет. А вот вода как вещество в любом конденсированном агрегатном состоянии: твердая вода – лед, жидкая вода и даже парообразная вода – до сих пор сплошная цепь загадок. Причина в том, что каждая молекула воды может образовывать с соседними молекулами воды межмолекулярные связи, называемые водородными, достаточно прочные, так как их энергия в жидкой воде около 20 кДж/моль. Они имеют определенную взаимную ориентацию, обеспечивая наличие структуры в системе, а время жизни одиночной водородной связи чрезвычайно короткое (τ < 10-10 секунды), что делает воду жидкую и, особенно, парообразную – сверхдинамичными системами. Эта особенность воды сильно затрудняет её экспериментальное изучение [3].

Таким образом, с научной точки зрения жидкая вода любого объема – очень динамичная единая надмолекулярная система, объединенная динамичной сеткой водородных связей, которая связывает бесчисленное множество нано-, микро– и макрофрагментов, объединяющих разное число молекул H2O.

Структура этих фрагментов различна, и они постоянно и быстро трансформируются, особенно нанофрагменты, но как быстро – наука пока не может измерить экспериментально. Вследствие высокой динамичности воды изречение древних: «нельзя войти в одну и ту же воду дважды» – абсолютно правильно. В любой воде надмолекулярные фрагменты всегда имеют ту или иную структуру, которую современная наука не может экспериментально зафиксировать, а также определить время жизни, трансформируемость и воспроизводимость, что может изменять свойства воды. Поэтому к бытовым терминам «структурированная вода» или «чистая вода» надо относиться очень осторожно, т. к. они могут быть как полезными, так и вредными [4].

Ученые спорят о размерах, структуре и времени жизни этих фрагментов, их разрушаемости, трансформируемости и возможности воспроизводства. Ученых очень интересует, как влияют на свойства воды растворяющиеся в ней вещества, т. е. реагентный способ изменения ее свойств или любые физические поля, окружающие нас и воду, т. е. безреагентный способ изменения свойств воды. Все эти вопросы наука изучает в настоящее время.

 

Несет ли вода в себе информацию?

 

Это животрепещущий для науки вопрос. Одни ученые категорически заявляют «нет», ссылаясь на слишком короткое время жизни водородной связи τ < 10-10 секунды. Но это показатель единичной водородной связи и его нельзя распространять на время жизни отдельного водного фрагмента, состоящего из нескольких или многих молекул воды, где водородных связей много. Время жизни отдельного водного фрагмента наука пока не может измерять экспериментально, но некоторые ученые предполагают, что оно значительно больше, чем 10-10 секунды. При этом они используют термин «водный кластер», рассматривая его как отдельную частицу, а не как фрагмент водной системы. Такой подход позволяет лучше сосредоточиться на структуре кластера, а любая структура всегда несет информацию. Вот обоснование заданного вопроса. Но четкого ответа на него эти ученые не могут дать, так как неизвестно время жизни кластера, которое бесспорно будет зависеть: от его размеров, структуры и способности взаимодействовать с другими кластерами и внешними физическими полями [4].

Третья группа ученых обращает внимание на возможность не случайного, а закономерного воспроизводства нанофрагментов водной системы с практически той же самой структурой, а, следовательно, и сохранением соответствующей информации во времени. Это может происходить под действием собственных излучений воды электромагнитной или акустической природы, а также под действием внешних физических полей, которые наука в последнее время научилась фиксировать.

В действительности Вода несет в себе энергию организованных форм движения, статистической характеристикой которой является информация

 

Последний и самый сложный вопрос: Имеет ли вода «память»?

Большинство ученых категорично заявляют «нет», ссылаясь на очень короткое время жизни водородной связи в воде τ < 10-10 секунды. Некоторые из них, руководствуясь, по-видимому, известным, хотя и бездоказательным аргументом: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда» спешат привесить к понятию «памяти» воды ярлык «спекуляция» и даже «лженаука», забывая при этом, что факты – упрямая вещь.

Другие исследователи воды Масару Эмото (Япония), Леонид Извеков (Россия), научившиеся с помощью микрофотографий кристаллов замороженной воды визуализировать удивительное ее свойство – изменять структуру и форму своих микрокристаллов от характера и содержания воздействия. Данные факты убедили этих исследователей в наличии «памяти» у воды, но они не дают ей никаких обоснованных научных объяснений. Мы назвали это свойство воды еще до появления микрофотографий «структурно-информационным» [4].

В пользу «памяти» воды убедительно свидетельствует многовековой успех гомеопатии в лечении людей и животных [5], но отсутствие научного объяснения этого явления у многих вызывает отрицательное отношение и к этому методу лечения, и к «памяти» воды. Подобный результат постиг исследования «памяти» воды, проведенные французским иммунологом Бенвенисте. В России эту тему исследуют С. В. Зенин, Ю. А. Рахманин, В. К. Кондратов, но их объяснения «памяти» воды официальная наука или отвергает из-за неубедительности, или не воспринимает всерьез. Наши исследования способности воды воспринимать, сохранять, передавать и терять информацию позволили объяснить это явление, которое мы назвали «АКВАКОММУНИКАЦИЯ» и получили от РАЕН диплом № 281 на научное открытие: «ЯВЛЕНИЕ АКВАКОММУНИКАЦИИ В ВОДОСОДЕРЖАЩИХ СИСТЕМАХ», с приоритетом от 15 декабря 2001 г. Авторы этого открытия Слесарев В. И. и Шабров А. В. многократно выступали по материалам открытия на конференциях, съездах и конгрессах. Главное отличие аквакоммуникации в том, что в основе ее лежит не статичность воды, на которой построены другие теории «памяти» воды, а ее динамичность и способность к не случайному, а закономерному воспроизводству своих нанофрагментов.

Аквакоммуникация это проявление закона сохранения и превращения энергии, при этом полная энергия системы (Еполн) состоит из энергии организованных (Еорг) и хаотических (Ехаос) форм движения.

Еполн = Еорг + Ехаос

При этом информация (I) – статистическая характеристика энергии организованных форм движения, а энтропия (S), соответственно – хаотических:

I = f1 (Еорг), S = f2 (Ехаос).

«Память» воды следует рассматривать как медленную релаксацию перехода воды из одного структурного состояния в другое.

В настоящее время, согласно совместным решениям ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» и Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И. И. Мечникова, создается на базе ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» научно-исследовательский «АКВАЦЕНТР», где будут продолжаться начатые исследования явления АКВАКОММУНИКАЦИИ и разрабатываться методы кондиционирования водопроводной воды, как по составу, так и по структуре ее фрагментов.

 

  1. Мы, Все – это Вода, причем, % массы воды в теле в течение жизни снижается в среднем с 80 % (при рождении) и до 50 % в конце жизненного пути нашей биологической оболочки. Всего в организме человека содержится от 35 до 50 литров жидкости, из них 20–25 л находятся в клетках и 15–20 л составляет внеклеточноя жидкость. У человека имеется 9–10 л свободной жидкости, которая включает в себя: слюну -0.5–2 л; желудочный сок -2.5 л; желчь – 0.5–2 л; сок поджелудочной железы – 0.7 л; кишечный сок – 3 л; ликвор (спинно-мозговая и мозговая жидкость) – 0.13–0.2 л; кровь в сосудах – 5 л и лимфа – 2 л. Даже в костях и зубах содержится до 10 % воды [7].

Каждую неделю вода обновляется в межклеточном пространстве, а через 3–4 недели во всем организме. Два раза в год полностью заменяется вода нашей крови. Меняется именно вода и заменить ее чаем, супом или кофе нельзя. А сладкие газированные напитки по данным ВОЗ являются самыми вредными водосодержащими продуктами для нашего организма.

Все эти и множество других медицинских, биохимических и биофизических наблюдений до сих пор касались только вещественной и энергетической стороны обмена веществ в организме, называемом метаболизмом.

На наши организмы и их обменные процессы влияет огромное количество факторов окружающей среды, которые до недавнего времени были определяющими в наблюдении, изучении, регламентации и метрологическом обеспечении так называемых ПДК (предельно допустимых концентраций).

 

  1. Рассмотрим, на наш взгляд, самый влиятельный в настоящее время способ загрязнения социо-информационный фактор загрязнения Воды – нашей среды обитания и главного структурно-информационного содержания человеческого тела, как части общей аквасистемы живого и косного мира. Вот его название – Аудиовизуальный смог современного образа жизни, как часть более общего социо-информационного смога.

Откуда он взялся? Смог – туман, в человеческом урбанизированном способе жизни – это может быть отравой. Социо-информационный смог – это порождение информационной стадии развития рыночно-ростовщического способа экономического развития и безудержного потребления всего и вся, от протухшего кваса до Пречистого Спаса. В ХХ веке многие стали забывать, что мы дети Природы, и все, что есть в нас – от ее реликтовых процессов, происходящих по филогенетически древним законам необходимого и достаточного для выживания и развития [6].

 

Законы Природы легитимны на 100 %.

Любые цивилизационные, общественные акты, вероисповедания, конституции, законы, постановления, регламенты, бюджеты, бизнес планы и т. п. – суть корпоративные уложения, направленные на превышение интересов одних групп населения планеты над интересами других.

 

В Природе, которая всегда права и правдива, есть удивительно универсальные принципы достижения Гармонии:

  • правильно поделившись своим, в результате ты всегда получишь большее, нежели присвоишь чужое или общее, не вернув и не затратив адекватно;
  • наиболее гармоничны и устойчивы системы, у которых устойчивы и гармоничны составляющие ее элементы;
  • баланс необходимого и достаточного оптимизирует ресурсозатраты и повышает жизненный потенциал и эволюционную устойчивость на пути к Храму Истины;
  • золотое сечение во всех переходных процессах изменчивости;
  • добро никогда не может вырасти из зла;
  • живешь, пока любишь и создаешь.

Устойчивость, как постоянство среды, при ее обязательной изменчивости и эволюционной подвижности, можно сопоставить с аналогом – гомеостазом живых организмов. При этом наш организм – большая система является триангулярным объектом, состоящим из организации (структуры), энергии, информации с процессами изменчивости в них.

В живых организмах и в составляющих их подсистемах, органах, тканях, клетках и атомах, под информацией понимается биологический разум, проявляющий себя и наблюдаемый нами как неслучайные спектры изменчивости физиологических параметров и их функций.

 

  1. Социо-информационный смог и деградация потребительской цивилизации [8].

В сегодняшнем, навязанном нам образе жизни ради потребления, на каждом шагу нас всех вместе и поодиночке достает всеобщая ложь рекламы, которая обязана создавать любыми путями потребителя расширяющегося рынка глобального производителя информации, товаров и услуг. Все рекламные технологии грамотно используют принципы модуляции наших с вами гормональных спектров и механизмы нелинейного биорезонанса.

Вспомните «перебивки» и «наезды-отъезды» телевизионных клипов и рекламных роликов, ритмические словесные рекламные слоганы, цветовое и акустическое мелькание предметов и людей, боевая цветосветовая ритмическая «одежда» казино и игровых залов, ну и, наконец, казалось бы самое безобидное – «музыкальные обои» супермаркетов.

ВНИМАНИЕ! Все перечисленное и многое подобное, не вошедшее в этот список, – суть биологическое психотропное оружие, используемое против нашего здоровья и наших кошельков. В основу этих ритмических воздействий взяты, в основном, динамические спектры адреналина и серотонина. В общественных местах, в любое время суток, в любую Вашу личную индивидуальную жизненную ситуацию незаказанным спамом, явно и неявно, громко, вполголоса, и даже совсем неслышно врываются ритмы, модулирующие и нагружающие Вашу эндокринную систему.

Задумайтесь, для чего и на каком основании нарушается Ваше личное ритмическое ноосферное пространство, предназначенное для: индивидуальной работы Вашего тела и разума, размышлений, адекватной оценки происходящего, творчества и отдыха?

Оказывается, все эти спамы удовлетворяют санитарным нормам и правилам бытовых и промышленных помещений! А где мне, разумному, ноосферному человеку можно остаться наедине с собой, со своей совестью, со своим гормональным спектром, адекватным моему жизненному графику и личным потребностям души?

Для изоляции от вездесущего аудивизуального смога человек должен быть слепым и глухим. Но это только два сенсорных канала. Наиболее важным, тонким и одновременно интегральным сенсорным каналом восприятия информации являются наши биологические жидкости – аквасистема нашего организма, ее акупунктурные точки и чакры (Рис. 1), воспринимающие информацию и рефлексирующие в бесконечном электромагнитном спектре фазовых, частотных и амплитудных воздействий. По этой причине эффективность самоизоляции практически недостижима. Так что, «возьмемся за руки друзья, чтоб не пропасть поодиночке» [8]. И в этом деле нам поможет Вода – детектор позитива и негатива, добра и зла. Вода – наш основной информационный сенсор клеток, тканей, органов и систем [4].

 

  1. Обращаюсь к молодым людям, не вынимающим плэйерных наушников в общественных местах и дома. Чтобы получить квадро-стерео эффект, вы можете вставить еще, как минимум, два наушника в любые места, имеющие слизистую поверхность. Дополнительный адреналиновый эффект на первое время вы получите. Кстати ничего сюрреалистического или надуманного в такой постановке наушников нет. Известны две сакральные точки на теле человека, это переносица и перианальная зона, где проходят все 12 (24) энергетических каналов (меридианов), связывающих тело человека с окружающим ноосферным пространством и космосом (Рис. 1).

Несколько слов об адреналиновом сегменте гормонального спектра человека.

Человеческий организм, по упрощенной модели самоорганизации и саморегуляции, это химическая «машинка» для получения удовольствия в случае «правильного» поведения – так работает механизм положительного биологического подкрепления (положительная обратная связь). С другой стороны, одновременно работает механизм