Молодёж

Нужна еще и стоящая цель — люди ведь любят прежде всего не сам труд, а смысл его.

И все-таки значительный результат — это величина со множеством переменных слагаемых, но с одним постоянным: трудолюбием — этой высшей нравственной ценностью человека, которую, как заметил в свое время Ушинский, нельзя купить за все золото Калифорнии — ее можно создать в себе только самому.

Кто больше работает, у того больше сил» — так говорит балерина Майя Плисецкая.

…бездарность не способна к великому трудолюбию

развитие интеллекта наиболее характерно для детского и юношеского возраста, а взрослый человек — это уже «психологическая окаменелость» «Учение есть форма сохранения интеллекта. Поэтому человек должен учиться всю жизнь».

В духовной жизни норм нет. Кроме одной: она требует непрерывного трудового напряжения, творческого поиска самого себя, своих индивидуальных возможностей и своих пределов.

Конечно, можно не ставить слишком высоких целей — тогда есть возможность не напрягаться и не разочаровываться.

Но заниженные цели и заниженный режим — это болезнь. Не знаю какая — психическая ли, нравственная или социальная. Только это против человеческой природы. И это не прописная мораль, это закон, выведенный биологами, психологами, педагогами. мозг на ранних стадиях своего развития требует не только питания, но и стимуляции: если он лишен стимулирующей учебной среды, затормаживается формирование его волокнистых соединений. в школе приходится уже больше заниматься «ремонтом» личности, чем ее формированием, и, в частности, «ремонтом» представлений ребенка о себе, своих возможностях, целях и т. п.

Существует такое утверждение: незаменимых людей нет.

Но вот один лишь пример. В конце 60-х годов при лыжном переходе погиб талантливый математик Игорь Гирсанов. Отдел, которым он руководил в Московском университете имени Ломоносова, перестал после этого существовать — Гирсанов оказался незаменимым.

Когда-нибудь кто-то другой все-таки сделает то, что должен был сделать Гирсанов, — так же, как кто-либо другой сделал бы то, что сделали Ньютон и Менделеев, если бы они не родились на белый свет. Но такая «заменимость» замедляет развитие цивилизации и, стало быть, делает жизнь другой.

Известно сколько угодно случаев, когда с болезнью или уходом на пенсию опытного и талантливого лекальщика, к примеру, или доярки производство начинало безбожно хромать. Между тем техника их работы общеизвестна, никаких секретов они не применяли. В чем же дело? А дело в уникальности психологии людей, их отношении к своему делу, которое трудно повторить.

Прогресс невозможен без бесконечной неповторимости индивидуальностей — это один из самых удивительных феноменов природы, который недоступен другим живым существам, кроме людей. Однако при этом будем помнить, что мир движим людьми с великой страстью, со способностью к борьбе и напряжению. Поэтому развитие воли не менее необходимо, чем развитие интеллекта, — без нее знания и способности бессильны.

Правда, иногда говорят: воля — это наилучшее средство самоуничтожения. Это, конечно, и в самом деле может быть так. Философ, поэт, теоретик искусства Пико делла Мирандола в десятилетнем возрасте был первым поэтом и оратором Италии эпохи Возрождения, в ранней юности он писал и читал на двадцати двух языках. Но работал он столько и так, что в 31 год, по свидетельствам современников, «умер от усталости». Трагическая судьба Гоголя и Достоевского — это, может быть, их расплата за нечеловеческое напряжение, испытываемое гениями, на которых судьба взвалила ношу, тяжесть которой нам и представить невозможно. Их судьба — расплата за сверхусилие, стало быть, за сверхусталость…

Но зачем это люди так жгут себя?

…ничто так не делает его самим собой, как счастливо сознаваемый свой талант и вера в свою цель.

Развернутые в полной мере духовные силы человека часто ведут к жестокой физической расплате. … устанавливать, что человек может, какая нагрузка ему по силам, может только он сам.

Известен афоризм великого английского философа Бэкона: «Природа побеждается только подчинением ей.

«Вечная тревога, труд, борьба, лишения — это необходимые условия, из которых не должен сметь думать выйти хоть на секунду ни один человек. Только честная тревога, борьба и труд, основанные на любви, есть то, что называется счастьем… а бесчестная тревога, основанная на любви к себе, — это несчастье… Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие — душевная подлость. От этого-то дурная сторона нашей души и желает спокойствия, не предчувствуя, что достижение его сопряжено с потерей всего, что есть в нас прекрасного…»

Л. Н. Толстой написал это в 29 лет — по нашим временам, в молодом возрасте. А потом, в год смерти, 82-летним стариком, перечитал и согласился.

Надо тревожиться, трудиться, сносить лишения, причем не время от времени, а всегда, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать — это, а вовсе не «душевный комфорт», покой, благополучие и удовлетворенность собой составляют формулу нравственного здоровья.

Однако похоже, что в ней, этой формуле, нет ни грана науки.

Но вот известнейший наш медик, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда профессор Н. М. Амосов пишет в книге «Раздумья о здоровье» : «Чаще всего он (человек) болеет от лени и жадности (к пище), … Для здоровья одинаково необходимы четыре условия: физические нагрузки, ограничения в питании, закалка, время и умение отдыхать. И еще пятое — счастливая жизнь! К сожалению, без первых условий . она здоровье не обеспечивает. Но если нет счастья в жизни, то где найти стимулы для усилий, чтобы напрягаться и голодать? Увы!..»

За этим перечислением — научная аргументация, цифровые выкладки, диаграммы, отражающие многочисленные наблюдения и эксперименты.

Суть и толстовской и амосовской формул, в сущности, одна и та же: чем выше нагрузка, чем активнее человек, чем больше он себя расходует, тем он здоровее и нравственно и физически. И особенно важно, что необходимым условием и нравственного и физического здоровья является счастье человека. Чурбанов 1980 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *